Интервью "Le Figaro", Франция inosmi.ru

АКУНИН: "В РОССИИ НЕВОЗМОЖНО ЗАСТАВИТЬ УВАЖАТЬ СВОИ ПРАВА"

Президент Путин совершил больше чем преступление, он совершил ошибку

На процессе 'ЮКОСа' присутствовали несколько писателей. Борис Акунин - псевдоним Григория Чхартишвили - один из них. Человек энциклопедических знаний, историк, филолог, прекрасно владеющий японским языком, автор романа 'Пелагия и белый бульдог', долгое время руководил журналом 'Иностранная литература' (заместитель главного редактора журнала - прим. пер.). Родился в 1956 году в Грузии, в настоящее время он живет в Москве.

Le Figaro - Нет ли в 'деле 'ЮКОСа'' политической подоплеки?

Борис Акунин. - Она очевидна. С одной стороны, власть хотела проучить олигархов, поставить их на место, чтобы они прекратили важничать. С другой стороны, удалось завладеть самым процветающим предприятием страны. Теперь оно в руках верных советников.

- Какие чувства вы испытываете к ключевому персонажу этого дела?

- По-моему, в этом деле два основных действующих лица. Ходорковский и Путин, поскольку всем ясно, кто в этом театре кукловод. Ходорковский вел себя исключительно достойно. Я такого просто не ожидал от 'самого богатого человека России'. Он ведь мог бы уехать заграницу, купить футбольный клуб или яйца Фаберже, как другие миллиардеры. Но он предпочел отстаивать свои принципы. И это вызывает уважение. Зато, как мне кажется, президент Путин совершил больше чем преступление, он совершил ошибку. Дурацкую ошибку. В такой стране как Россия невозможно выстроить 'вертикаль власти'. Нужны другие механизмы. Россия нуждается в реактивном двигателе, а не в дистанционном управлении. Если Владимир Путин будет упорствовать в своем заблуждении, ему скоро придется, как белорусскому президенту, самому заниматься каждой мелочью. Очевидно и то, что очень скоро у главы государства не останется цивилизованной оппозиции, а будут только противники. У меня нехорошее предчувствие. Боюсь, Путин плохо кончит. А было бы жаль. У него есть способности.

- Зачем вокруг суда надо было устраивать спектакль с беспрецедентным привлечением служб безопасности?

- Думаю, что просто перестарались помощники, стремясь угодить Кремлю.

- Молодые сторонники Ходорковского называют его 'героем нашего времени'. Не является ли это преувеличением, когда речь идет о человеке, за десять лет заработавшем состояние в 15 миллиардов долларов?

- Не знаю. Но в истории о симпатичном пареньке в очках, который сначала стал богат как Крез, а потом, ради защиты своих идей, оказался за решеткой, есть, безусловно, что-то эпическое. Ходорковский - 'политический заключенный' в полном смысле этого слова. Его арестовали, потому что совесть не позволяла ему наслаждаться своим богатством в нищей стране и заставила его броситься в бой.

- Как могут судьи в стране, которая входит в Совет Европы, участвовать в этой пародии на суд?

- В России нет независимых судов. Судьи - обычные чиновники, с низкой зарплатой, которыми можно манипулировать.

- Что реально выявит в России этот процесс?

- Начну с плохого. А именно с незащищенности от произвола руководителей. Невозможности заставить уважать свои права, даже тогда, когда ты в числе избранных. Недавно я заметил в интернете анкету. Людей спрашивали, считают ли они справедливым суд над Ходорковским. 40% опрошенных ответили 'да'. Всего 40%. И это в стране, где ненавидят богатых, где не любят евреев и где телевидение находится под контролем государства. Я был приятно удивлен. Но таковы наши традиции, наша история. У нас жалеют тех, кто попал в тюрьму.

- Почему России не удается, либо удается не полностью, ввести понятие права? А ведь Владимир Путин пообещал установить 'диктатуру закона'.

- Мне кажется, что Путин сам не верит в то, что Россия сможет вступить на демократический путь. Независимость суда, неподконтрольный государству парламент, единый закон для всех кажутся нашему президенту вредными измышлениями.

- Что Вы чувствуете теперь, когда над сценой Мещанского суда опустился занавес?

- Мне грустно. Все слишком предсказуемо. Нас ждет еще пять-десять лет политического маразма. Может быть, для страны это не такой уж долгий срок, но для человеческой жизни это много. Особенно, когда находишься за решеткой.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}