Интервью "Le Monde", Франция inosmi.ru

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ЛИ ДЕЛО ХОДОРКОВСКОГО ОБ ОТКАЗЕ ОТ ПОСТРОЕНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИИ?

Чат с Григорием Явлинским, лидером демократической партии 'Яблоко'

Москвич: Что Вы думаете о причинах ареста Ходорковского? Почему арестовали только его? Ведь существует множество других олигархов, совершивших те же так называемые преступления в эпоху приватизации?

Григорий Явлинский: Дело в том, что вся приватизация 1990-х годов была криминальной. Поэтому не только Ходорковского, но и всех остальных ее участников с таким же успехом можно назвать преступниками. Его арест вовсе не свидетельствует о развернувшейся борьбе с олигархами и олигархической системой, он был лишь средством завладеть собственностью Ходорковского, а также подчинить российский бизнес властям.

Кактебязовут: Разве состояние Ходорковского не было нажито нечестным путем? Можно ли возмущаться тем, что его сейчас преследуют?

Григорий Явлинский: Это избирательное применение закона. Все, что он совершил, он делал с ведома и при молчаливом согласии государства.

'Государство должно произвести глобальную переоценку всех приватизационных сделок, совершенных в 90-е годы'

Сильвен: Тех, кто успокаивает свою совесть, финансируя социальные проекты, жертвуя деньги на благотворительность или спонсируя оппозиционные партии на деньги, украденные у народа, в России прощают. Это и есть правовое государство?

Григорий Явлинский: В России нет правового государства и социальные проекты и все остальное, о чем Вы говорили, не могут рассматриваться, как компенсация за его отсутствие. Но ответственность самого государства за криминальную приватизацию очень велика. И если государство хочет справедливости, оно должно произвести глобальную переоценку приватизационных сделок 90-х гг., а не наказывать одного лишь Ходорковского. Для этого есть другие способы.

Сильвен: Какие же?

Григорий Явлинский: Я предлагаю принять закон, в котором будут записаны следующие положения:

1. признать все сделки, состоявшиеся в 1990-х гг., за исключением тех, которые сопровождались серьезными преступлениями, в том числе убийствами

2. принять специальный единый налог на прибыль в размере 1% от стоимости предприятия, который послужил бы чем-то вроде компенсации за приватизацию

3. финансировать из этих денег политические партии в расчете 1,5-2 евро на избирателя

4. организовать в России государственный канал, независимый от властей и олигархов

5. ограничить доступ к высшим выборным или административным должностям тех политиков или чиновников, которые находились у власти в момент приватизации

6. принять драконовские антитрастовые и антимонопольные меры и уравновесить соотношение капиталов в различных областях экономики, не допуская их излишней концентрации в сырьевом секторе.

Вот примерный круг проблем, которые нужно решить. И эти меры будут намного эффективнее, чем охота на олигархов.

Маша: Господин Явлинский, почему Вы позволяете ЮКОСу финансировать Вашу партию? Не кажется ли Вам, что этот факт негативно отразился на Вашей репутации абсолютно неподкупного человека?

Григорий Явлинский: Это подпортило мою репутацию, но нельзя забывать, что Ходорковский был человеком, который пытался создать самую прозрачную в России компанию. К тому же, он финансировал нашу партию в течение полутора лет, когда цена нефти держалась на уровне 50 долларов за баррель, и мы решили, что в этих условиях деньги можно принять.

Мы считаем, что в России необходимо принять закон о государственном финансировании партий в зависимости от результатов выборов. Если бы у нас существовал закон, по которому каждая партия получала бы по 1,5-2 евро на избирателя, этого бы хватило для их независимого существования.

'Правосудие в России - это инструмент в руках обвинения'

Красавчик: Вы недавно предложили план амнистии приватизационных сделок. Нашло ли Ваше предложение поддержку?

Григорий Явлинский: Я много раз говорил об этом с Путиным, он рассмотрел мое предложение с интересом, но до сих пор ничего не сделал. А кроме Путина в России нет других политических сил.

Шарль Тулуз: В вашей стране соблюдают право подсудимого на защиту?

Клер: Мы читали, что права Ходорковского во время процесса нарушались. Это обычная практика в России?

Григорий Явлинский: В России не существует независимого правосудия. Поэтому в ходе процесса было множество различных нарушений. В России правосудие строится на обвинении. К нему обращаются совсем не для того, чтобы установить истину, а с тем, чтобы использовать в качестве инструмента обвинения.

Артур: Считаете ли Вы, что этот процесс на самом деле - закамуфлированная попытка Кремля завладеть империей Ходорковского?

Григорий Явлинский: Этот процесс организовали, чтобы всех напугать.

'Власть действует авторитарными методами, но она слаба'

Сильвен: Вам не кажется, что только могущественное и авторитарное правительство может контролировать ситуацию переходный период от коммунистического режима к рыночной экономике, как, например, в Китае?

Григорий Явлинский: В России такой вариант уже невозможен, поскольку даже подобия тоталитарной организации общества уже не существует. Наша власть авторитарна, но слаба.

Сильвен: Возможно ли создание в России независимого гражданского общества? Есть ли другие силы, кроме авторитарного правительства и всемогущих олигархов?

Григорий Явлинский: Да третий путь существует, но пропагандирующие его силы пока не окрепли. Дело в том, что и авторитарное правительство - это тоже олигархи и то, что происходит сейчас - это просто клановая борьба. Только одни используют в ней свои миллиарды, а другие - суды и прокуроров:.

Демократ: Не считаете ли Вы, что российское правительство совершило историческую ошибку, выступив в первую очередь за право собственности и свободу слова, а потом только вспомнив о социальных вопросах, которые волнуют гораздо большую часть населения России?

Ольга: Правильно ли бороться за правовое государство в стране, где пенсионеры вынуждены просить милостыню на улице?

Григорий Явлинский: Конечно, всегда нужно было поддерживать равновесие между этими аспектами, и когда демократы забыли об этом, они совершили ошибку.

Мирей: Верите ли Вы в Ваше личное политическое будущее и в будущее демократического движения в России?

Григорий Явлинский: Я верю в будущее России - этого достаточно.

Roultaboul: Европейские страны уделили довольно мало внимания делу Ходорковского. Как Вы оцениваете их позицию?

Григорий Явлинский: К сожалению, в Европе все еще очень плохо разбираются в том, что происходит в России.

Модераторы чата: Клер Ане (Claire Ané) и Стефан Маццорато (Stéphane Mazzorato)

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}