Интервью Стас ШАТИЛОВ polit.ru

"НАИВНО ОЖИДАТЬ РЕВОЛЮЦИЮ СО СРЕДЫ НА ЧЕТВЕРГ"

Владимир Рыжков о либерал-социальном проекте

Полит.ру" публикует интервью с депутатом Государственной Думы, одним из самых деятельных лидеров либеральной оппозиции в России Владимиром Рыжковым об объединительных и разъединительных процессах в стане "демократов". Беседовал Стас Шатилов.

- Почему провалились переговоры по созданию единой демпартии? Кто виноват?

- За последние полтора года только я предложил три разных плана объединения. Первый сразу после декабрьских выборов. Он состоял из трех пунктов. Пункт первый: старые партийные бренды (СПС и «Яблоко») больше не победят, нужен новый бренд, то есть новое название, новая партия. Второй: старые лидеры, то есть те, кто возглавлял тройки обеих партий, должны уйти в отставку, потому что они несут ответственность за поражение, и что новый поход должны возглавить новые лидеры, только тогда можно добиться успеха. Третий пункт: нужна корректировка идеологии - идти с идейным багажом 90-х бесперспективно, страна изменилась, поменялась повестка дня, на первый план вышли другие проблемы. В 90-е годы ключевой проблемой страны было противостояние коммунистов и реформаторов, сейчас - в первое десятилетие двадцать первого века совершенно другая ситуация, сегодня главное – противостояние богатства и бедности. Вторая ключевая проблема – это быстрая потеря конкурентоспособности страны. И потому эти два вызова – богатство и бедность и потеря конкурентоспособности должны быть в основе новой платформы либералов и демократов.

Обсуждались разные варианты, вплоть до того, что монетку бросить и решить, какую партию брать за основу, но никто не готов бросать монетку. Все мои также предложения были отвергнуты. Никто из старых лидеров не хочет уходить - перевешивают личные интересы и личные амбиции. Яблоко и СПС не готовы к реальному объединительному процессу. Обе партии предлагают себя в качестве площадки для объединения, при этом ни СПС, ни Яблоко не готовы самораспуститься и влиться в другую структуру. Дальше начинаются объяснения – Яблоко требует покаяться за приватизацию и не брать деньги у олигархов, хотя раньше все было иначе.

В итоге был принят «черновой» вариант объединительной платформы, на базе которой можно строить новую партию, но в последний момент представители СПС заявили, что готовятся к съезду, яблочники сказали, что у них старейшая партия, 80 тысяч членов, и пойдут сами по себе. И на этом пока все закончилось.

Все это производит довольно тяжелое впечатление. С начала этого года я посетил двенадцать регионов - встречался с активом СПС и «Яблока», беспартийными демократами предлагал свой план - практически везде получил поддержку. Московским руководством это было интерпретировано как политическое мародерство, дескать, Рыжков ездит и «грабит» оставленные села и города. Это ерунда! Я им говорил: «Друзья, это же не ваши крепостные крестьяне, у людей есть свобода выбора, я им предлагаю свой план. Почему вы так болезненно реагируете?»

Мы проводили опросы, мы проводили фокус-группы, показавшие, что наши избиратели требуют объединения и обновления. Отказ от этого - предательство наших избирателей.

И тогда я вместе с моими коллегами, с Михаилом Задорновым, с Валерием Зубовым, с Владимиром Лысенко, принял решение: мы предложили наш план объединения на базе Республиканской партии России (РПР). В прошлую субботу в Москве состоялся съезд РПР, полностью поддержавший наш план объединения, мы вошли в Республиканскую партию и теперь будем предлагать другим демократам объединяться на базе этой партии.

- В чем причина Вашей размолвки с Каспаровым, вы вроде собирались работать вместе?

- Эта тема сильно раздута. Никаких официальных заявлений о том, что мы вместе создаем партию ни я, ни Гарри не делали. Идеологически мы, безусловно, единомышленники. Мы находимся в режиме жесткой оппозиции Путину и тому курсу, который он проводит. И не случайно на Гарри напали с шахматной доской, а против меня Кремль ведет массированную информационную войну в Барнауле. Сейчас, как раз в эти минуты под окнами моего офиса стоит пикет с лозунгами «Рыжков, уйди из Думы!», а на одном из митингов даже был плакат «Рыжков, уйди из жизни!». Кстати, по моей информации, акции против меня организует некий Дмитрий Соболев, политтехнолог, приехавший из Москвы, в беседах с местными журналистами и чиновниками он представлялся как представитель администрации президента, ему помогают некоторые высокопоставленные чиновники города Барнаула и федеральных органов власти. То есть мы оба находимся под жестким прессингом, и в этом смысле мы с Каспаровым в одном окопе и по одну сторону баррикад.

Но у нас несколько разные подходы к темпам партстроительства и условиям объединения с РПР, тем не менее, я по-прежнему убежден, что все должны принять самое активное участие в создании обновленной и единой демократической оппозиционной партии.

- Почему, в качестве базы для формирования новой демпартии, Вы выбрали именно Республиканскую партию?

- Что мы предлагаем - в условиях, когда СПС и «Яблоко» не готовы к объединению, нужна третья площадка, нейтральная, которая не является антагонистической ни по отношению к «Яблоку», ни по отношению к СПС, я убежден, что Республиканская партия – это то, что нужно. Она существует пятнадцать лет, у ее истоков стояли Борис Ельцин, Гавриил Попов, Юрий Афанасьев, Владимир Лысенко – люди знаковые для демократического движения. Партия участвовала практически во всех федеральных выборах, она существует юридически, на сегодняшний день 53 зарегистрированных региональных организации, то есть там не требуется проходить драконовскую процедуру регистрации. Достаточно просто к концу года довести численность партии до 50 тысяч, что, на мой взгляд, вообще не является проблемой – люди охотно будут вступать в новую демократическую партию.

Поэтому мы предлагаем, прежде всего, объединить демократический актив в регионах. СПС и «Яблоко» в регионах давно начали объединяться. Но у них нет партии, где бы они могли это сделать. Мы предлагаем взять Республиканскую партию за основу, а потом летом, в июне-июле провести большой объединительный съезд, причем не в Москве, на котором будут консолидированы все здоровые демократические силы в стране. То есть, мы даем шанс, мы даем возможность на основе нейтральной, позитивной партии объединиться всему демократическому движению в стране. Это наш план, мы его открыто предлагаем, и мы надеемся, я даже скажу, что я уверен, что это получится.

- То есть у РПР будет взята инфраструктура, а на руководящие должности будут привлечены новые люди?

- Мы внесли в субботу поправки в устав и ликвидировали в Республиканской партии вообще институт председателя партии и сопредседателей партии. Нет никаких вождей и лидеров, избран Политсовет из 19 человек. Политсовет имеет право кооптировать до 30 процентов в свой состав. То есть получается, что мы можем ввести в руководство партии шесть новых людей без съезда. А если приток знаковых людей будет больше, мы просто соберем еще один внеочередной съезд и доизберем Политсовет. То есть партия открыта и партия приглашает людей в свой состав.

- Сейчас наметилась тенденция к «полевению» правых. Какова идеологическая платформа партии, чем она будет отличаться от СПС и «Яблока»?

- Это не полевение. На самом деле, у нас либерализм понимается совершенно неправильно. У нас под либерализмом понимается то, что правильнее было бы называть «либертерианство», то есть «слепая рука рынка» и так далее. Возьмите европейский либерализм, а особенно американский либерализм - Демократическую партию - современный либерализм как раз включает в себя значительную социальную составляющую. Дело в том, что вот эти два главных вызова для современной России - это гигантское социальное расслоение и напряженность между богатыми и бедными и второй вызов – это интеллектуальная, научная, образовательная, деградация страны, - эти вызовы не решаются либертерианскими методами. Потому что чисто либертерианский подход приведет к тому, что у нас будет не 27 долларовых миллиардеров, а сорок семь, потом восемьдесят семь, потом девяносто семь, а потом – революция. И итоги ее мы все можем представить.

Поэтому нашу платформу я бы назвал либерал-социальной, она основана на двух базовых ценностях – свободе и справедливости. Свобода – это самый широкий спектр политических и экономических свобод, я не буду все перечислять, все и так знают. А справедливость – это очень широкое понятие. Справедливость – это доступное образованию, доступное здравоохранению, это инвестиции в качество жизни, поддержка молодых семей. Не может Россия быть конкурентоспособной, находясь на 117 месте в мире по продолжительности жизни. Не может Россия быть конкурентоспособной, когда мы быстро падаем в международных рейтингах качества школьного образования. Не может быть Россия конкурентоспособной, если у нас чуть ли не самая большая в мире смертность среди трудоспособных мужчин из-за слабого здоровья, алкоголизма, травматизма и так далее.

А Путин только увеличивает военные расходы и расходы на правоохранительные органы и госаппарат. Более 30% расходов федерального бюджета у нас уходит на силовиков. Почти половина бюджета страны тратится на силовиков и на бюрократию. А мы говорим о том, что нужно перенаправлять ресурсы страны в школы, в больницы, в научные лаборатории, на повышение качества жизни, на охрану окружающую среду. То, что мы предлагаем - это кардинальный поворот для страны.

Что делает Путин? Путин делает страну все менее свободной и все менее справедливой. Это и объясняет, почему мы находимся в жесткой оппозиции, но мы предлагаем содержательную альтернативу. Наша позиция закреплена в Декларации, единогласно поддержанной делегатами на съезде РСР.

Мы выдвигаем пять приоритетов развития страны на ближайшее десятилетие. Приоритет первый – демократизация, приоритет второй – это перераспределение ресурсов страны, направление их на развитие человеческого капитала - образование, здравоохранение, науку, качество жизни. Приоритет третий – это кардинальная реформа силового сектора, в частности, радикальное сокращение армии, радикальное сокращение МВД и перестройка всех основ и принципов работы правоохранительных органов и армии. У нас сегодня 4 миллиона под ружьем, это абсолютный абсурд. Нам максимум нужно иметь 2 миллиона людей в погонах. Приоритет четвертый – демография, миграция. Страна должна быть открыта, любой соотечественник должен автоматически получать паспорт, и страна должна быть открыта для тех иностранцев, которые могут и хотят здесь работать и привести сюда свои семьи и платить налоги. И пятый приоритет – это децентрализация, федерализация, местное самоуправление. Мы должны разрушить путинскую вертикаль, потому что она сковывает самостоятельность регионов, сковывает самостоятельность муниципалитетов.

- Республиканцы, по аналогии с американской партией, традиционно ассоциируются с консервативной политической силой? Вас название не смущает, вы не будете его менять?

- Принято решение, что партия открыта к изменению названия, но это должен решать летний объединительный съезд. В регионах актив обсудит все возможные варианты, а потом рейтинговым голосованием выберем наиболее подходящее.

- У Вас есть свой вариант названия?

- Есть, но пока хочу держать его в секрете.

- Создание полноценной партии - это достаточно дорогостоящий проект. Кто финансирует Вашу деятельность? В некоторых СМИ проходила информация, что в Вашем проекте участвует Леонид Невзлин, это так?

Надеюсь, что с финансированием все будет нормально. Есть большая поддержка бизнеса. Я не могу и не буду раскрывать источники, я не хочу ничего ни опровергать, ни подтверждать. Это слишком опасная тема в условиях нынешней России - опасная, прежде всего, для тех людей, которые готовы нас поддерживать. Но могу сказать, что реакция бизнеса очень позитивная.

- Как вы оцениваете перспективы «оранжевой» революции в России, сейчас много говорят об этом?

- Я думаю, что немного наивно в России ожидать революцию со среды на четверг, потому что ресурсы Кремля на сегодняшний день неограниченны. Приведу один пример. Когда начались в январе-феврале протесты против монетизации, правительство легко изыскало 200 миллиардов рублей дополнительно на этот год на повышение пенсий, на введение льготных проездных, на введение льготных билетов на пригородный транспорт и много еще на что. Понадобилось бы, они бы нашли 400 миллиардов, 600 миллиардов рублей.

Сегодня у власти есть неограниченные ресурсы для того, чтобы сбивать социальную напряженность и ликвидировать революционную ситуацию. Но для меня это ничего не меняет. Дело в том, что я убежден в том, что четыре кита путинской России – авторитаризм, олигархический госкапитализм, ставка на коррумпированную бюрократию и нефтяная экономика – это движение России в исторический тупик. Поэтому должна быть сильная, внятная массовая либеральная оппозиция, которая будет бороться за власть и в 2007 году, и в 2008 году.

- Сейчас, по-моему, становится модно среди политиков разного калибра заявлять о наличии президентских амбиций. А у Вас как с этим?

- Сейчас настолько длинный ряд политиков, которые заявили о своем участии, что я в этот ряд вставать не хочу. Я считаю, что на сегодняшний день это просто несерьезный разговор, абсолютно несерьезный…

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}