Интервью "Газета.ру" gazeta.ru

«В КИРГИЗИИ ОЧЕНЬ СИЛЬНА КЛАНОВОСТЬ»

Киргизская революция входит в драматическую свою фазу. Данные в ходе революции обещания, самозахват земель и должностей, раскол севера и юга, соперничество Кулова и Бакиева... «Мне трудно найти предпосылки для оптимистического сценария», – говорит специалист Института востоковедения РАН Ирина Костюкова

– Ирина Анатольевна, победившая в Киргизии оппозиция довольно разнородна. Какова структура поддержки разных ее групп?

– Все последние события в Киргизии были инициированы сторонниками Бакиева. Недовольство Акаевым зрело давно, а в прошлом году, с приближением парламентских выборов, недовольство стало приобретать организованные формы. Тогда и американцы, и недовольные политики внутри республики стали задумываться над тем, кто бы мог сменить Акаева. И оппозиция внутри республики очень долго не могла принять решения о кандидатуре.

Фигура Бакиева была выдвинута, как вариант, который удовлетворяет всех. Он хозяйственник и из южного региона, а жена у него русская. С другой стороны, он вполне цивилизованный человек, который устраивал и американцев. Все знают, что еще в прошлом году он посещал США, встречался с представителями государственных структур. Сейчас уже невозможно точно сказать, кто выдвинул эту кандидатуру. Существует версия, что это сделали именно американцы. Пока они его поддерживают. Им был нужен человек, который не сделает ничего неожиданного.

Но мне кажется, у него просто нет сил сделать что-то неожиданное. Бакиев не на всем юге пользуется поддержкой. В Оше у него очень сильная и большая семья. Его родственники на хороших постах, и его позиции очень сильны, но сказать, что его поддерживает Джелалабад, нельзя. А это очень взрывоопасный регион. Там заправляют совсем другие люди. Очевидно, что там все было уже подготовлено заранее. Такие люди, как Эркинбаев, Асанов, Чотонов, которые были депутатами старого парламента, говорят, что инициировали подъем народного движения на юге в основном они. Конечно, Акаев спровоцировал выступления тем, что выборы были фальсифицированы, но когда Бакиев и Отунбаева приехали на юг, то там уже все было подготовлено. В частности, был подготовлен и осуществлен захват местного парламента.

Сейчас говорят, что в Оше народ поднялся потому, что люди из окружения Бакиева пообещали им преференции – в частности, землю в Бишкеке, которую сейчас захватывают. У меня точных данных нет, но, в принципе, так могло происходить.

И уже в то время, когда смещали режим Акаева, был освобожден Феликс Кулов. Он сам ко всем этим событиям никакого прямого отношения не имел. Но он культовая фигура, в частности, потому что пострадал от режима Акаева. Возможно, что-то из того, что ему инкриминируется, действительно было, но не так, как об этом говорили.

– Каким может быть участие в выборах Феликса Кулова и как распределится поддержка кандидатов?

– Выборы назначены на 10 июля, и Кулов свою кандидатуру официально еще не выдвинул. Я думаю, что, наверное, он ее выдвинет. Северные районы, Бишкек, скорее всего, проголосуют за Кулова. Юг, видимо, будет голосовать за Бакиева, потому что тот слишком много пообещал. Уже сейчас многочисленные назначения, сделанные Бакиевым, позволяют говорить о том, что он взял очень большие обязательства перед теми, кто ему помогал. И расклад на самом деле будет зависеть просто от числа избирателей на севере и на юге. Но, конечно, кандидатов будет еще немало.

– То есть противостояние севера и юга страны остается основным в киргизской политике?

– Это противостояние однозначно останется, потому что север и юг – это совершено разные страны, и там живут разные киргизы. И на юге проживает очень много узбеков. Мэром Оша стал узбек. Это был вынужденный шаг оппозиции, поскольку если бы они не сделали этого, то они бы не получили поддержки узбеков.

Проблема в том, что у Бакиева нет реальной власти. Ему совершенно не на кого опереться. Страна сейчас нищая, и у нее нет возможности в обозримое время выбраться из этой нищеты. Я много занималась экономикой Киргизии, но я не вижу, как она может выйти из нынешнего разваленного состояния. Нет никакой возможности для быстрого улучшения экономической ситуации. Не говоря уже о том, что идет посевная, и надо бы сеять, но никто этим не занимается, люди поснимались с мест.

Да и само сельское хозяйство в последнее время находится в запустении. Ни одна из множества сельскохозяйственных программ не сработала эффективно. Так, например, программа микрокредитования не дала результата.

Сейчас говорят, что все предприятия, которые более или менее работали, принадлежали семье Акаева. Но вот за последние два года стали видны признаки небольшого подъема. В частности, поднялись цены на жилье. Начали открываться магазины, супермаркеты, стали появляться новые пансионаты на Иссык-Куле. Сейчас многое разгромлено, туристический сезон может быть сорван. Видимого улучшения от работы нового правительства не будет – просто потому, что ему неоткуда взяться. А это грозит новыми волнения. Ситуация усугубляется тем, что было принято решение о раздаче земель вокруг Бишкека. Это огромная ошибка.

И именно то, что это очевидно ошибочное решение было принято, наводит на мысль о том, что это выполнение некоторого ранее данного, видимо, Бакиевым, обещания.

Во-первых, они раздают пахотные земли. Во-вторых, уже сейчас вокруг Бишкека существует огромное число самозастроек, которые появились еще в начале 90-х годов. Земли захватывали и тогда, когда Акаев приходил к власти. Было роздано очень много участков, и город оказался в кольце самозастроек, где ничего с тех пор не благоустроено. Сначала при Акаеве была разработана программа, которая предполагала подведение электричества, воды и газа. В итоге мало что было сделано. За исключением одной образцово-показательной самозастройки Аг-Орго, да и там до конца благоустройство не было доведено. Все остальное – это полуразрушенные землянки, более всего похожие на латиноамериканские кварталы нищеты, фавелы.

Но это все происходило за чертой окружной дороги, сейчас же захватывают землю в парках уже внутри города. Построиться они не смогут, потому что не на что. Работать им негде. К чему это приведет? Это почва для криминала и беспорядков. На что они будут жить в городе? Нет никакого смысла раздавать землю в городе, который не может обеспечить работой и тех людей, которые уже живут там.

– Можно ли предположить, что, если выберут Бакиева, режим будет более кланово-племенной, а если победит Кулов, то он будет опираться скорее на силовые структуры?

– Примерно так и будет устроено. Если выберут Бакиева, начнется бесконечная чехарда, потому что он будет вынужден лавировать так же, как последние 5 лет лавировал Акаев. Он будет постоянно менять министров, стараясь потрафить тем и этим, раздавая направо и налево посты. Кроме того, Бакиев не контролирует силовые структуры, что спровоцирует рост криминальных конфликтов. Север будет недоволен его политикой, и непонятно, как он будет его сдерживать. Возможны разные сценарии развития событий. Даже распад страны хотя не очень реален, но возможен. На севере и юге разная ситуация, и они на самом деле тяготеют к разным регионам.

На юге уже сейчас неразбериха. Там ставят в местные органы власти своих людей. То есть должности в условиях неразберихи просто захватываются. Это происходит и на севере, например, в Нарыне, и на юге. Бакиев же не может разобраться с тем, что происходит в Бишкеке, а уж до периферии руки не доходят совершенно. У него сейчас стоит задача разобраться хотя бы с центральной властью, а на местах просто вакханалия началась.

– В чем причина переноса даты выборов?

– Говорят, Бакиев хочет не допустить Кулова к власти, для этого они хотят принять закон, по которому Кулов не мог бы баллотироваться в президенты.

Если выиграет Кулов, то он будет наводить порядок – при условии, что у него будет, с кем этот порядок наводить. Одним из соратников Кулова был Усен Кудайбергенов. Это каскадер, бывший одно время начальником охраны Кулова. При Акаеве он тоже сидел. Его заставляли дать показания на Кулова. Он же участвовал в освобождении Кулова. Говорят, что он контролировал народные дружины, который наводили порядок, пресекали мародерство. Он выступил против самозахватчиков и против раздачи земли. Он настаивал на жесткой позиции в отношении самозахватчиков, требовал землю отобрать и заставить народ разойтись. Через день после своего выступления в начале апреля он был застрелен. Сейчас Кулов фактически остался без своей правой руки. Если бы он был жив, то можно было бы сказать, что Кулов может побороться за президентство. Сейчас об этом говорить сложно.

Объективно ситуация очень сложная. У меня там много родственников, и я не знаю, что им посоветовать – уезжать или оставаться. Когда я думаю о положительном сценарии развития событий, то мне трудно найти для него предпосылки. В Киргизии очень сильная клановость и очень слабая национальная элита. Удастся ли ей справиться с ситуацией – мне не ясно.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}