Интервью Илья ЖЕГУЛЕВ gazeta.ru

«В ЭТОМ ДЕЛЕ ОЧЕВИДНА РОЛЬ ЮЩЕНКО»

Новый президент Украины может стать одним из фигурантов дела об убийстве в марте 1999 года лидера Народного Руха Украины Вячеслава Чорновила. Об этом заявил Тарас Чорновил, добившийся от новых властей страны возобновления расследования смерти своего отца

Т. Чорновил

Один из основателей Народного Руха Украины Вячеслав Чорновил погиб в автокатастрофе под Киевом 25 марта 1999 года. По данным следствия, автомобиль известного политика и кандидата в президенты на большой скорости врезался в перегородивший дорогу «КамАЗ» с прицепом (водитель утверждал, что разворачивался). В результате аварии Чорновил и его водитель погибли на месте, пресс-секретарь лидера НРУ был госпитализирован с тяжелыми травмами. Следствие установило, что водитель «КамАЗа», совершая маневр, ПДД не нарушал, и вся вина лежит на погибшем водителе автомашины Чорновила.

В феврале этого года сын Вячеслава Чорновила Тарас обратился к Виктору Ющенко с просьбой возобновить расследование дела о смерти отца. И вот это решение принято со следующей формулировкой: «для проверки следователем доводов СМИ и некоторых депутатов Верховной Рады о возможности гибели Чорновила вследствие посягательства на его жизнь как государственного деятеля». Какими могут оказаться результаты нового расследования «Газете.Ru», рассказал сын погибшего Тарас Чорновил.

– Почему вы решили добиться возобновления расследования?

– Во-первых, были все основания подозревать, что это не простая авария, а политическое убийство и, во-вторых, следствие, согласно нормам, которые прописаны в украинском законодательстве, можно сказать, вообще не проводилось. То есть из версий выбрали только одну – версию об обыкновенной транспортной аварии без привязок к реальным событиям, и все версии, которые хоть как-то ее ломали, были отброшены. Это уже достаточное основание для того, чтобы говорить, что полноценного расследования вообще не было.

– Что неясного осталось в происшедшей катастрофе?

– Первая и главная неясность – это как вообще эта авария могла произойти. Все случилось на абсолютно ровной дороге, в лунную ясную ночь при видимости свыше километра, за рулем был прекрасный и очень внимательный водитель, мастер автомобильного спорта. Эти и другие обстоятельства делают невозможной аварию в таком виде, котором она была представлена.

Есть и политические аспекты. Вячеслав Чорновил был самым неудобным политиком в 1999 году. Приближались президентские выборы. Для Леонида Кучмы российскими пиарщиками была разработана схема, по которой основной его противник должен быть не национал-демократ, не социалист, а именно коммунист. Как у вас было в 1996 году с Зюгановым. А Чорновил за две недели до гибели заявил, что именно он пойдет против Кучмы на этих выборах. Может, он и не победил бы, но это ломало сценарий, который разрабатывался для Кучмы.

Есть и третье обстоятельство, связанное с теми данными, которые мне сообщили лично люди из милицейской среды, среды СБУ. Они рассказали мне о непосредственных руководителях операции, времени и месте принятия решения, и это все выстроилось в одну схему с убийством Георгия Гонгадзе. То есть схема принятия решения в обоих случаях была одна и та же, и лица, которые отдавали приказы, были те же. И когда по делу Гонгадзе всплывают новые подробности, абсолютно те же механизмы я обнаруживал в 1999 и 2000 году, занимаясь расследованием по делу об убийстве отца.

– То есть вы подозреваете в качестве возможного заказчика убийства Леонида Кучму?

– Я не сомневаюсь в том, что он несет ответственность за это убийство, но политическая ли это ответственность, моральная или действительно уголовная, мне сказать трудно. Что касается исполнителей – некоторые данные уже есть, фактов много, главное чтобы следствие с ними начало работать. По делу Чорновила мы однозначно называли две фамилии: это генерал Кравченко, бывший министр внутренних дел, и генерал милиции Фаре, заместитель Кравченко и руководитель его аппарата. Сегодня Кравченко нет. Как только началось конкретное расследование по Гонгадзе, он очень странно, двумя выстрелами застрелился. Никто не верит в то, что это было самоубийство. Генерал Фаре уже полгода находится в коматозном состоянии и вряд ли когда-то вернется к жизни. Мне трудно сказать из-за чего, он просто старый человек, ему около 80 лет, и состояние его критическое. Естественно, он тоже уже не сможет свидетельствовать. А за ними идут нити вверх, к заказчикам. Вот именно там очень много неразберихи. Были заявления, что кто-то это курировал извне, не с территории Украины, были заявление, что это личный приказ Кучмы, были заявления, что это связано с несколькими олигархическими группами, которые самостоятельно, без приказа Кучмы, принимали решения о таких действиях, чтобы помочь ему стать президентом.

– От кого были эти заявления?

– От тех людей, которые мне приносили информацию из милицейских и эсбэушных источников. Официально таких заявлений никто не делает. Довольно большой объем информации непосредственно по расследованию собрал Николай Степаненко, который был руководителем комиссии «Руха» по делу о Чорновиле. Он полковник милиции в отставке, бывший следователь по особо важным делам. Степаненко провел свое расследование, довольно успешное, но у него нет возможности продолжить его, так как для этого нужны уже специальные полномочия, которые есть только у действующих сотрудников МВД и прокуратуры. Известны в принципе имена исполнителей, но их причастность к умышленному убийству еще нужно доказать. Это Кудель, водитель КамАЗа (фермер Владимир Кудель. – «Газета.Ru»), а координатором акции был Шолом (по данным СМИ, тракторист Иван Шолом после аварии повел себя странно – ни журналистам, ни односельчанам, ни даже своим родным не сказал о ДТП ни слова, вскоре после этого уехал на Волынь, где якобы спился – «Газета.Ru»). Шолом был убит через несколько месяцев после гибели отца, по официальной версии – умер от сердечного приступа во время запоя. По данным нашей комиссии, он был руководителем непосредственно операции на месте.

Также следственным органам была передана фамилия человека, который координировал всю операцию – отслеживал обе машины и подъездные пути. Следствие тогда на это не откликнулось. Не хочу называть эту фамилию, чтобы он сегодня тоже вдруг не исчез. Дальше за ними уже стояли Фаре и Кравченко. Водитель жив, его использовали втемную под шантажом, на нем до происшествия висело уголовное дело, которое сразу после аварии закрыли. Он получил приказ в определенный момент жестко рвануть и перекрыть дорогу. Он не ожидал что пройдет. Он развернул машину в тот момент, когда получил приказ от Шолома. Не исключаю даже, что сам Шолом и сидел за рулем, но это не доказано.

По данным, которые мы высчитали, «КамАЗ» с выключенными габаритными огнями шел по крайне правой обочине дороги, где-то на скорости 10-15 км в час и в момент подъезда машины, в которой был отец, когда расстояние уже было меньше 100 метров, он просто рванул налево, перекрывая дорогу. Машина отца шла по осевой линии, обходя препятствие, которое было у обочины, вдруг это препятствие перекрыло всю трассу. Деться было некуда, он полностью перекрыл весь просвет дороги. Можно было бы что-то сделать, если бы он чуть-чуть раньше начал перекрывать, можно было бы слететь с трассы, но спастись. Но трасса была перекрыта в последний момент. Тормозной путь начинается за 40 с лишним метров от места аварии.

– Каковы перспективы нового расследования дела?

– Исполнители точно будут установлены, в этом я не сомневаюсь, но на заказчика никто не выйдет. Я думаю, Кравченко был убит специально, чтобы ни по одному делу не выйти на заказчиков. Слишком серьезные люди за этим стоят. Тем более, в деле отца была очевидная роль и самого Виктора Ющенко. Не в самом убийстве, а в предшествующих мотивах. Раскол «Руха» по указанию Кучмы финансировался большими суммами, и Ющенко как глава Нацбанка давал соответствующие указания. Известно и членство Ющенко в финансово-благотворительной структуре, возглавляемой Александром Волковым, через которую шли все деньги на избирательную кампанию Кучмы. Ющенко был одним из руководителей этой структуры и обеспечивал вливания туда финансов банковского сектора. Я подозреваю, что эта структура вписывается в ту самую версию, о которой я говорил, когда не сам Кучма, а его окружение принимало решение об устранении опасных конкурентов.

– Вы считаете, что Ющенко был причастен к группе, которая «заказала» убийство вашего отца?

– То, что он причастен к этой среде – это однозначно, но я не буду утверждать, что он причастен к убийству моего отца. Я не думаю, что это так. Хотя в то время он был очень близким другом министра Юрия Кравченко. И еще месяцев восемь назад ходили слухи, что если Ющенко станет президентом, то однозначно Кравченко будет при нем министром внутренних дел.

– То есть, Ющенко если и не участвовал, то знал об этом?

– Есть данные, что он об этом знал, но это еще не доказано. Новое расследование как раз и должно, в том числе, либо подтвердить эти предположения, либо опровергнуть их.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}