Интервью Андрей ГРОМОВ expert.ru

ПОЛЕТ ВАЛЬКИРИЙ

"Пришло время мобилизации сторонников существования России - мирной, национальной, демократической, лидирующей русской цивилизации". Интервью с Глебом Павловским об угрозах России извне и изнутри

Г. Павловский

Мы четыре года жили в стабильной стране, разговоры о развале России, об угрозе ее независимости, о революции уже не воспринимались всерьез. Куда актуальнее была тема застоя. Однако вдруг - пожалуй, с сентября прошлого года - все перевернулось. О застое больше никто не заикается, зато антигосударственную и буквально антироссийскую активность как на Западе, так и внутри страны, не замечать уже нельзя. И чтобы реагировать на эти новые вызовы, в первую очередь нужно понять, в чем эти вызовы состоят и какова их природа. Именно об этом мы и говорим с Глебом Павловским - руководителем Фонда эффективной политики.

- Когда я готовил материал о встрече Буша и Путина, читал западную прессу, заявления политиков, выступления экспертов, то, честно говоря, поразился мощи антироссийской кампании на Западе. Что происходит? Кто ведет эту игру и чего они хотят?

- Так бывает не редко. Такое было и с Югославией, и с Ираком, и с Украиной. Страна вдруг определяется как bad boy и оказывается "в фокусе". Механика этого давления нам непонятна, и мы ее объясняем конспирологически. Мы недоумеваем - как это оппозиционные СМИ, слева направо, становятся в строй с комитетами конгресса, сената, разведкой... но там у них это обычное дело! На самом деле это механизм сложившейся демократии. Демократия - это, в частности, институт мобилизации охранительных и экспансионистских ресурсов нации.

- В данной ситуации возникало такое впечатление, что давление шло от СМИ, а официальная власть сопротивлялась.

- Согласен, где бы ни был первоисточник, на этот раз ветер дул от центров выработки общественной политики к центрам принятия решений. Как бы от общества к властям. Не будем забывать, что СМИ в Америке - это могучая корпорация, которая проводит собственную политику. Зачастую пресса выбирает мишени, именно чтобы наклонить власти и тем самым подтвердить свою мощь охранителя нации. Концепция soft power - это мягкое владычество, имперское доминирование как раз и предполагает такого рода иррациональные точечные атаки. Если не хотите растратить бюджет на тотальный контроль всего и вся, извольте фокусироваться на точках "угроз" и устраивать образцово-показательные экзекуции для мировой телеаудитории, эдакие "полеты валькирий". Видели, как змея заглатывают яйцо? Америке приходится натягивать свою внутреннюю политику на мировой глобус. Она ищет систему, которая позволила бы доминировать, не перенапрягая финансы и общество. И тут не только Белый дом становится мировым игроком, но и американская пресса. В чем нуждаются американские медиа как виртуальный колонизатор? Им нужно, чтобы за рубежами США возникали такие же объяснимые, наказуемые и управляемые участки, как в Калифорнии. Ему нужны успехи, нужны образы, понятные для парней из Вайоминга, - дрессированные туземцы-карзаи, улыбчивые подпевалы, подтягивающие американскому гимну, идиотски демонстрируя чернильные пальчики (проголосовавших иракцев специально немытыми привезли в США). Мировой цирк. Мы готовы к такой дрессировке?

- В своем интервью после Беслана вы говорили, что в мировой политике есть много векторов, много направлений, и многие играют против России и на развал России. Как сейчас?

- Кто заинтересован в распаде России? Фоново, я думаю, почти все. Но только до тех пор, пока сама Россия не прояснит свою идентичность, свои намерения на своем гигантском пространстве. Что мы хотим здесь делать и как? Поскольку мы не даем ответа, возникает вакуум в картине мира у наших соседей: да что они там замышляют, эти дикие русские люди? Чего там еще ждать от этих профессиональных революционеров? Заметьте, в западной прессе, той, что наиболее агрессивно, злобно-презрительно наскакивает на Россию, слышны две, будто противоречивые, обвинительные темы. Одна - это пресловутый "авторитаризм". Страшные кровавые чекисты душат невинного проамериканского мальчика и кидают жребий о нефтяных активах. Но одновременно предъявляется обратная претензия - в нестабильности! Причем едва ли не как самое тяжкое обвинение. Главная претензия к России сегодня, главный, если хотите, "кровавый навет" - это навет в неизбежной якобы очередной революции.

- Имеется в виду собственно революция? Или это и страх преемника, который принципиально непонятен, который будет проводить какую-то другую политику, страх, что нынешняя власть как-то кардинально поменяется?

- Да-да. Здесь бросаются словечками - националистический бунт, полуфашистский режим, распад системы контроля вооружений, утечка ядерного арсенала... Последняя тема - эпицентр ритуальной американской лжи, вполне очевидной и злонамеренной. Россию постоянно обвиняют в некоей "утечке ядерных технологий", причем все без исключения зафиксированные случаи действительного расползания военно-ядерных технологий - Израиль, Ирак, Ливия, Южная Африка, Северная Корея, Индостан - имели западные источники. Все без исключения! Ни одно не связано с бывшим СССР.

- Ну а то, что у нас в стране резко оживилась политическая жизнь и активизировались многие группы с весьма жесткой позицией по отношению к России и власти? Это как-то связано с западным "накатом" или это процессы параллельные?

- Я думаю, продуктивнее говорить об этом как о независимых явлениях. В России почти всегда в эпохи обновления идентичности выявляется агрессивно-послушное Западу меньшинство. Его месседж - или как у них, или голову с плеч долой! Любые попытки выяснить у Касьянова, Немцова или Рыжкова, что именно должно быть "как у них", ничего вам не дадут. Их сознание апеллирует к Западу, как к Мекке: есть место географической утопии, место, где жизнь правильная!

- Но мы ведь двигались в ином направлении. Эта группа с конца девяностых постоянно сокращалась, основная масса, в том числе и интеллигентская, начала смотреть на Запад другими глазами, более трезвым взглядом. Но сейчас вдруг снова все возвращается, едва ли не к дискуссиям конца восьмидесятых.

- Дефицит реального политического представительства ведет к засилью невежд и самозванцев. Ключевую роль начинают играть техники создания духа нашего времени - смотрите, как активизировалась столичная образованщина! На порядок более невежественная, чем в СССР, и на три порядка глупее либерального класса царской России. Но ведь и власть в слабой позиции. Собственно, ее доминирование - это всего лишь факт общественного мнения, но пока еще не факт прямой общественной поддержки. На чем держится лидерство Путина, в чем оно состоит, что там за "вертикаль власти"? Все это атмосфера первенства, символический принципат. Если вдуматься, трехлетняя безоглядная поддержка Путина страной - уникальный политический артефакт, я бы даже сказал, для России государственно ненормальный. Мы сегодня удивляемся, что период магического обаяния Путина прошел. А почему он должен был затянуться? Мы, собственно, вернулись в рациональное политическое пространство интересов и ценностей. И те, для кого важны ценности, обязаны защищать их от разрушителей. Демократический проект для России - это и есть охранительный проект.

- Сейчас происходит активизация общественных процессов внутри России и в связи с этим - резкое повышение уровня негативного отношения не только к власти, но и к самому государству. Случайно ли это?

- Государство Россия все еще не полностью легитимно для своего населения, и у нас отсутствует трезвая политика наращивания внутренней легитимности. С точки зрения национальных ценностей, или, если хотите, гражданской морали, несправедлива и нелегитимна вся система имуществ, нелегитимна система институтов демократии. Нет ни признанного права собственности, ни оправданной общественной самозащиты. Политику легитимности подменяют политикой так называемой стабильности - та нужна для легитимности, но одной ее мало. И еще одно. Любая революция порождает идею второй революции, римейка. Это и ужас, и соблазн. В нашем случае соблазн еще сильней, поскольку революция была относительно бескровна, зато послереволюционный мир, напротив, относительно кровав. Нелегальность имуществ обещает невыносимую легкость принятия радикальных мер.

На мой взгляд, дух новой русской революции уже нашел свой проект - утопию обнуления и упразднения России. Согласен, постреволюционные элиты отвратительны. Но и идея "русского Эндльозунга" - окончательного решения вопроса о власти путем чистки элит - выводит на авансцену политики отпетых мерзавцев, несовместимых ни с какой демократией. В нашей истории и это апробировано. Такое может закончиться ликвидацией уже не просто демократических институтов, но и вообще суверенного баланса, который делает возможным само государство.

- А сколь велика угроза революции? Сколь силен ее потенциал?

- Я думаю, что, если промерить этот пятачок новой революционности, он окажется крайне ограничен, но он и в 1917 году был ограничен. Кстати, и там вы найдете неурегулированную проблему института собственности - так называемый земельный вопрос. Болезнетворный очаг легко активизируется. И еще наша коматозная политическая культура, где память и анализ прошлого не играют никакой роли. Чего не скажешь про американцев, кстати. Сила их демократии в непрерывной проработке всех деталей и всех ошибок собственных прошлых решений. Русская оппозиционная культура - это антидемократическое "хулилище" - так в тридцатые годы именовали красных профессоров, специалистов по любой теме, громивших оппонентов то за правый, то левый уклон. В нашем "хулилище" потеряны все критерии политической этики и политкорректности. Так, некая госпожа Мельникова, претендующая на то, чтобы создать партию "солдатских матерей", в интервью Газете.Ру спокойно так обозвала родителей, отдающих своих детей в армию, "придурками". Я не знаю, где это возможно. Это особое свойство нашей политической реальности. У нас всегда есть политики, эксперты, комментаторы, которые могут сказать: "Да, русский народ - это больная собака... Россия не должна существовать в нынешнем виде, а должна быть изменена, хотите вы этого или нет", и после этого их не вышвыривают из политики навсегда, более того, им позволяют именоваться демократами! Чего удивляться, если на таком фоне у одних соседей появляются сомнения в том, что Россия сможет далее существовать как государство, а другие уже переходят к делу и обсчитывают смету ликвидационных расходов?

- Возвращаясь к тому, с чего начали. Насколько Запад играет в эту игру развала России? Насколько много сил и аргументов у этих разных западных проектов?

- Знаете ли, есть смысл зафиксировать ставки игры. Ведется много игр, но ведь есть и предел игры. Одного ядерного арсенала России тут недостаточно. Еще во время косовского кризиса я написал статью с вопросом: делает ли ядерный потенциал России сам по себе ее неуязвимой, абсолютно ли он гарантирует наш суверенитет? Я считаю, что нет. Именно в ультимативных ситуациях типа косовской он-то и неприменим. Одна вероятность его применения, наоборот, консолидирует глобальную коалицию, наращивая число противников России. Я разбирал тогда "ситуацию ультиматума" - некоего требования к властям России принять те или иные решения, причем разные регионы выбирают для себя разные стратегии ответа на ситуацию - и Россия перестает существовать. Правда, тогда Россия фактически была конфедерацией, зато никто еще не мог себе и помыслить Беслан. А вы представьте себе Беслан-2, сдвоенный с внешним ультиматумом? Московская оппозиция уже готовится к такому.

- Если не ядерный потенциал, то что является глобальным ограничением для проекта упразднителей России?

- Несуществование России грозит непомерными издержками для наших соседей, в этом состоит потенциал ее безопасности. Например, скрытые издержки по безопасности Евросоюза, по безопасности Восточной Европы, по балансу в регионе Каспий-Кавказ - все это очень дорого, следовательно, очень серьезно. В чем еще основание нынешних российско-американских отношений? Основой является догадка о том, что этим двум странам позарез необходим новый мировой порядок. Только он может сделать силу Америки легитимной, и только он сделает суверенитет России бесспорным. Потому для США сейчас так важна Россия, и потому она имеет здесь ключевое значение. Пока это остается так, небольшое проамериканское меньшинство внутри России не получит свободы рук для реализации своей утопии "мира без России". Это время надо использовать для политической мобилизации сторонников существования России - мирной, национальной, демократической, лидирующей русской цивилизации, - то есть сторонников Владимира Путина.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}