Гайд-парк Светлана Гомзикова svpressa.ru Правила использования раздела

Сечин, Миллер и другие не будут делиться долларами за нефь и газ

В России предложили часть собранного налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) переводить на индивидуальные счета детей. С такой нетривиальной идеей выступил директор Института социальных исследований и развития гражданских инициатив Максим Петунин.

В письме на имя главы правительства Михаила Мишустина он обращает внимание на то, что похожий механизм давно действует в некоторых нефтедобывающих странах. И предлагает перенести эту практику на российскую почву в качестве новой меры поддержки семей с детьми.

Идея том, чтобы ежегодно перечислять в Фонд будущих поколений 10% от налога на добычу ископаемых. И из этих средств каждому новорожденному малышу переводить на личный счет 100 тысяч рублей. Оставшуюся сумму предлагается равномерно распределять между всеми несовершеннолетними гражданами страны до достижения ими восемнадцатилетнего возраста, когда они уже смогут получить доступ к накопленным на банковском счете деньгам.

По мнению Петунина, такая мера позволит стимулировать рождаемость в стране, а также повысит уверенность родителей в обеспеченном будущем их детей. 

В правительстве на инициативу пока не отреагировали. А в Госдуме отнеслись к ней достаточно скептически.

Но не у всех предложение Петунина вызвало оборение.

По словам члена думского комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Светланы Бессараб, Россия — большая страна в сравнении с десятимиллионным населением ОАЭ, где практикуется подобное распределение нефтяных доходов.

Она также напомнила, что средства от НДПИ идут, в том числе, на поддержку детей, в частности, в форме материнского капитала, который «призван как раз обеспечить начальный толчок для благополучия и развития молодой семьи».

Депутат считает материнский капитал достойной заменой предложенным начислениям, поскольку он в любом случае «будет формироваться и ежегодно индексироваться вне зависимости от того, будем мы добывать нефть, газ или будем зарабатывать продажей зерна».

На самом деле, за добычу природных ресурсов своим гражданам платят не только ОАЭ, где каждому ребенку при рождении на счет сразу выплачивается 150 тысяч долларов. Это еще делает Кувейт, Саудовская Аравия, а также европейская Норвегия. На новорожденных младенцев, если они являются подданными этих стран, открывается специальный счет, куда отчисляется часть доходов от продажи нефти и газа.

О том, что мешает сделать то же самое в России, «СП» рассказал заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов:

— Инициатива эта, мягко скажем, не новая, периодически к ней обращаются. Но носит она исключительно популистский характер.

Начнем с того, что налог на добычу полезных ископаемых у нас является, пожалуй, самым массовым налогом, собираемым с нефтегазовых компаний. При этом прогнозирование объема этого налога последние семь лет является задачей довольно сложной. Потому что его конкретный размер зависит от долларовой цены на нефть и от курса рубля к доллару.

То есть, довольно проблематично оценить, сколько вы этого налога соберете. Долларовые цены очень сильно менялись, менялся курс национальной валюты — как в сторону повышения, так и в сторону понижения. Соответственно, рублевые цены на нефть стабильными не были.

Можете возразить, почему бы не собирать в долларах. И пусть счет будет долларовый, допустим, а не рублевый. Но это несколько противоречит нашему законодательству.

При этом подобного рода идеи, конечно, находят массу сторонников. Если их озвучить, то широкие народные массы всегда скажут: «Да! Нам это нравится».

Кто, действительно, будет против, если на ребенка сразу перечислят 100 тысяч? Кто откажется?

Но тут, тем не менее, возникает ряд проблем.

«СП»: — Поясните.

— Одну я уже обозначил. Мы не можем точно предсказать, какой конкретно объем средств будет поступать от НДПИ. В целом этот налог хоть и составляет львиную долю, но не занимает лидирующего положения среди финансовых доходов, которые приносят нефтегазовые компании.

И это не только налог на добычу полезных ископаемых, но также дивиденды, поступающие от компаний с государственным участие и прочие средства.

Если серьезно говорить о предложенном механизме, но для его внедрения требуется понимать, какой объем НДПИ мы получаем. И какое количество детей в среднем у нас появляется на свет хотя бы за год, а лучше — за три (если с учетом минимального цикла планирования бюджета).

То есть, нужно знать, сколько денег у нас есть, сколько нам нужно на эту статью расходов и откуда мы должны эти деньги забрать. Ведь налог этот не просто оседает где-то тяжким грузом, он идет на различные статьи расходов в госбюджете.

Я так понимаю, что эта замечательная инициатива подразумевает сокращение каких-то статей расходов, за счет того, что эти денежные средства пойдут населению неким иным путем. Но если мы изымаем из неких расходных статей средства и перенаправляем их на некую вновь возникшую статью расходов, то государству, значит, придется как-то компенсировать эти средства.

А за счет чего это можно сделать? За счет введения новых налогов. Например, условно говоря, можно ввести дополнительные налоги на моторное топливо, чтобы моторное топливо стоило дороже.

«СП»: — Но у нас ведь уже есть свой аналог — материнский капитал, который выдается при рождении первого и второго ребенка. Есть и другие различные выплаты на детей…

— У нас, действительно, и без того существует система перераспределения государственных доходов в пользу подрастающего поколения. Конечно, это не реализовано в виде прямой выплаты или зачисления на счет. Но у нас есть ряд механизмов, которые позволяют перераспределять доходы в пользу родителей с детьми.

Например, система материнского капитала, в рамках которой, мягко скажем, не 100 тысяч направляется на поддержку семьи при рождении двух детей. Средств получается больше, причем, потратить их можно как раз на учебу, на строительство дома, на покупку квартиры и т. д. То есть, на ключевые вещи.

Плюс, есть система различного рода целевых льгот, и льгот, которые получают многодетные семьи

В данном случае, сумма средств, направляемых на детей государством, явно превышает те суммы, о которых говорится в данной инициативе.

«СП»: — Еще одна проблема — за 18 лет инфляции деньги могут просто обесцениться. Разве не так?

— Разумеется, нет никаких гарантий, что рубль, начиная с текущего времени, встанет, как стойкий оловянный солдатик, и будет дешеветь, по заданному уровню инфляции. Скажем, если проследить уровень инфляции с 2003 года, то можно увидеть, как за эти восемнадцать лет подешевел рубль, особенно, после кризиса 2008−2009 гг.

Можно ли, надеяться, что никакие кризисы больше не будут происходить? На мой взгляд, нет. Более того, новые кризисы неизбежны. Мы с ними обязательно столкнется.

Система того же маткапитала дает некую гарантию пересчета, с учетом инфляции, а также гарантию на то, что государство обеспечит вам заметную компенсацию на жизненно важные расходы. И сравним это с ситуацией, когда государство будет просто класть вам деньги на счет.

На первых порах, это, наверное, вызовет восторг и одобрение. Однако все в один момент может круто измениться.

Обратимся, скажем, к опыту такой страны, как Украина, которая одно время действовала примерно в том же ключе, что Норвегия и Кувейт. Не за счет нефтяных доходов, конечно, а за счет неких иных доходов, но все же направляла существенные средства своим гражданам на каждого ребенка.

«СП»: — Как я понимаю, это еще до Евромайдана было?

— Конечно. И, если я точно помню, то сумма средств, которую там получали за второго ребенка, была достаточной, чтобы купить самый дешевый автомобиль производства Запорожского автозавода. Он стоил порядка 60−62 тысяч гривен, примерно столько же и выдавали.

Понятно, что и гривна уже немножечко не та, и самый дешевый автомобиль за эти деньги уже не купишь. И помощь на детей выплачивается в меньшем объеме и меньшему количеству населения.

То есть, была система, она работала, но при первом же ударе кризиса — посыпалась. Её уже нет в том виде, в котором она была.

Замечу, что система того же материнского капитала более устойчива, потому что базируется не на прямых денежных выплатах, которые можно секвестрировать быстро и просто. Она основывается на более сложном механизме, за счет которого и обеспечивается ее большая устойчивость.

«СП»: — Значит, опыт Эмиратов для нас не подходит?

— Я уверен, что у нас этот опыт возможно внедрить. Но внедрение подобного опыта произойдет только за счет каких-то иных статей расходов, которыми сейчас обеспечиваются дети.

У наших ближневосточных друзей такой проблемы нет, поскольку выплаты касаются крайне ограниченной части населения. Дело в том, что в этих государствах присутствует большое количество гастарбайтеров, которые им обеспечивают значительную часть доходов. Но в перераспределении материальных благ они не участвуют, по понятным причинам, так как не являются подданными этих стран.

Второй момент. Как только ударил кризис 2014 года, во всех этих странах резко начали повышаться налоги и отменяться льготы. Потому что неожиданно вдруг оказалось, что одно дело, когда вы перераспределяете все эти материальные блага при цене на нефть 100−120 долларов за баррель, а другое, когда вам приходится делать то же самое при 60−40 и даже 20 долларов за баррель.

Поэтому подобные меры хороши, если мы исходим из того, что не будет кризиса и конфликтов между странами. То есть, ситуация будет стабильной, цены на энергоносители стабильно высокими… и т. д.

 

Опубликовано: 11 ноября 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}