Гайд-парк Кирилл Мартынов facebook.com Правила использования раздела

Что будет с нами дальше

Расскажу вам, что, по-моему, будет с нами дальше. Если коротко, сильнее всех сейчас ошибаются те, кто думает, будто нынешние митинги продолжение всей старой протестной политики, когда мы гордо и весело шагали на Болотной или кричали «мы здесь власть» летом 2019 года, а потом все заканчивалось и продолжалась обычная жизнь.

В этот раз, несмотря на схожие интерьеры наших городов, ставки заметно выше, и скорее всего конец протестов обозначит «общественный договор нового типа», который навяжет нам власть: достойная человеческая жизнь, где ты не боишься говорить, что думаешь, и не ждешь, что утром тебе выломают дверь в квартиру, доступна будет лишь родственникам высшего начальства.

Почему так получилось? Для начала, нужно ответить на вопрос, почему Навального раньше никак не могли посадить, а теперь посадили. Ответить несложно: раньше считали, что тюрьма для Навального не поможет в борьбе за личную и вечную власть, а теперь считают, что как раз поможет. И даже убийство, как ясно из событий прошлого года, считалось отменным планом.

Что поменялось за последние годы? Тоже нетрудно найти правдоподобную гипотезу: президента Путина разлюбил народ. Его власть была построена на специфической народной любви, и в какой-то момент в московских аэропортах было полно желающих покупать символику с портретом Путина. Больше не покупают. Именно на возгонку народного обожания были направлены все пиар-акции Кремля от «прямой линии, на которой случаются чудеса» до полета со стерхами и многолетним функционированием премьер-министра Медведева, на фоне которого так легко выглядеть героем. Это все в прошлом.

Нормальная жизнь здесь кончилась к 2014-15 годам, когда была развязана позорная война против крупнейшего славянского соседа. Насилие неизбежно возвращается с фронтов в тыл, этот феномен хорошо описан историками. Триггером в 2015 году могло стать уже убийство Немцова, но тогда в насилии не было особой нужды, ведь президента любили. Теперь между ним и народом остались только дубинки.

В какой-то момент в ходе обвала популистской автократии случился перехват власти в стране группой силовиков. У меня тут нет никаких специальных инсайдов, достаточно оглядеться вокруг. Все, от появления «политруков» в школах до парализованной судебной системы и заблокированных городов, указывает на фирменный стиль управления мыслителей с Лубянки. Идеологическое обоснование происходящего, картина мира, которой сейчас диктуется «образ будущего», связаны с тем, что «политические лидеры» блюют собственной пропагандой. Их больше не любят, обозначен «конец прекрасной эпохи» бесконечного извлечения ренты из страны и всего, что в ней еще живо. И они поверили, что так получилось из-за иностранных врагов и шпионов. Начальство всегда безупречно и вечно, просто невозможно находясь в своем уме не любить такое. Но есть те, кто вредят, и таких почему-то становится все больше. 
 
Сделан решительный шаг к пиночетовской России, в которой «внутренних врагов» свозят на стадионы, потому что их больше негде держать. Пока вместо стадионов использованы рейсовые автобусы, в которых люди стоят по полсуток у ворот тюрем. И в ближайший год здесь запланировано к уничтожению все — медиа, образование, легальное участие в политике и любое достойное дело вашей жизни.

Ключевая ошибка тех, кто не увидел масштаб ставок, заключается в том, что они решили, что если не привлекать внимание и промолчать, то эти лихие времена можно пережить, как-нибудь адаптироваться. Это жалкая иллюзия, пора попрощаться с ней.

Вся правда сейчас — с горсткой студентов, вышедших на Манежную, биться своими телами, безоружными и щуплыми, в цветных смешных пуховиках, за свое и наше будущее. Если вас нет рядом с ними, то постарайтесь найти в себе мужество не промолчать. Сталкиваясь с неправосудным судом, доносом на месте работы, государственным насилием, не молчите.

Кажется, наша надежда в том, что отдельные люди и целые профессии, как это было в ходе Московского дела в 2019, сейчас начнут говорить. За последние десятилетия толерантность людей к насилию резко снизилась, и уже мало кто готов спокойно смотреть на то, как полицейский пинает женщину в живот.

Идеологам, решившими нами конкретно и четко управлять, этого не сообщили, но тихо существовать с насильниками в одном государстве в 2021 году невыносимо так же, как молча наблюдать за избиениями в собственном доме.

Если мы не промолчим, у нас еще есть надежда.

 

Опубликовано: 2 февраля 2021 г

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}