Гайд-парк Татьяна Лебедева iz.ru Правила использования раздела

В условиях неизвестности

Олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева — об отставке президента ВФЛА и катастрофическом положении легкой атлетики в России

Когда происходит отставка президента национальной федерации, мы можем выразить два противоположных мнения: он не справился и заслуженно ушел с должности или не выполнил обещания и как настоящий мужчина сложил с себя полномочия. Но гораздо важнее то, что спортсмены и тренеры продолжают находиться в подвешенном состоянии. ВФЛА всерьез грозит исключение из World Athletics, и тогда наши легкоатлеты будут ждать возможности выступать под своим флагом еще дольше, чем мы предполагали до последнего времени. Не говоря уже о том, что ребята могут потерять шансы на участие в соревнованиях даже в нейтральном статусе.

Отечественная легкая атлетика уже пять лет в глубоком кризисе. Мы и раньше видели много непонятного вокруг нее, очевидно тормозившего восстановление федерации и приведшего к тому незавидному положению, в котором мы оказались. Но чем дальше развивается ситуация, тем больше возникает вопросов. Мы всё сильнее застреваем в условиях неизвестности.

Вот и по короткому пребыванию Евгения Юрченко во главе ВФЛА многое непонятно. Он ведь не просто так приходил в федерацию, хотя не работал ранее в спорте. Наверняка считал, что выполнит те чрезвычайные обязательства, которые свалятся на него после вступления в должность. Да, в тот момент мы еще не знали, что World Athletics присудит ВФЛА штраф в $11,6 млн за нарушения антидопинговых правил. Но, скорее всего, Юрченко думал, что сможет выплатить эти средства. Во всяком случае, успеет заплатить $5 млн из этой суммы до 1 июля, как предписала международная федерация.

Возможно, теперь уже бывший президент ВФЛА имел какие-то гарантии со стороны государства или определенной части бизнеса. Но почему-то деньги так и не появились. И мы не знаем деталей того, в связи с чем это произошло. Со стороны неэтично предполагать. Лучше, чтобы это объяснил Юрченко. Потому что он ведь был в феврале не единственным кандидатом в президенты ВФЛА. Их было несколько, но они в добровольно-принудительном пор,ядке отсеялись.

Возможно, потенциальные соперники Юрченко с точки зрения поиска путей выхода из кризиса были бы хороши. Михаил Бутов, Михаил Гусев, Олег Курбатов — все они не первый год в легкой атлетике. И имели хорошую стратегию и видение развития этого вида спорта. Но не имели финансовой подушки безопасности. А мы тогда знали, что финансовые санкции к ВФЛА будут жесткие. Поэтому в какой-то степени логично, что Юрченко как человеку из бизнеса уступили дорогу в президенты. Казалось, что он сможет выстроить отношения с различными фондами, крупными организациями и государством. Была договоренность, что под него найдут финансирование. Но не получилось.

Может быть, из-за пандемии и девальвации рубля. Кто знает, сейчас в таких условиях мало у кого есть свободные деньги, чтобы ими делиться с ВФЛА, отдавая их на определенные «хотелки» World Athletics без гарантий конструктивного взаимодействия со стороны международных чиновников. Потому что чем дольше длится эта ситуация вокруг нашего спорта, тем сильнее складывается ощущение, что за рубежом просто нашли хороший способ заработка на допинговых скандалах вокруг России.

Нашу легкую атлетику истерзали со всех сторон. Она падает всё ниже и ниже. Хотя казалось, падать уже некуда. Эмоционально на этом фоне у меня даже сложилось впечатление, что Юрченко бросил тонущий корабль в критический момент. Но если включить холодный анализ ситуации, понимаешь, что, возможно, другого выхода у него не было.

Мы нисколько не продвинулись вперед к решению проблем российской легкой атлетики. И сейчас еще откатились назад. Грустно это всё — даже надеждой на лучшее близко не пахнет. А самое главное: непонятно, как быть отечественным легкоатлетам. Они и так пять лет в подвешенном состоянии. А сейчас рискуют лишиться второй подряд Олимпиады. И неясно, что тут можно сделать. Упущено очень много времени, и всё идет к тому, что шансы кого-то спасти будут только в случае с новым поколением легкоатлетов, которому выступать на высоком уровне через 5–6 лет. Но и ради него надо уже сейчас что-то делать, предлагать пути выхода из кризиса, разрабатывать подробную стратегию и «дорожную карту» во всех аспектах. И начать ее реализовывать. Потому что сама по себе эта проблема не решится.

Автор — олимпийская чемпионка, трехкратная чемпионка мира, член Совета Федерации РФ

Опубликовано: 14 июля 2020

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}