Гайд-парк Александр Росляков publizist.ru Правила использования раздела

Александр Росляков. Непогрешимая идеология Кремля: «Кто виноват? Пиндосы виноваты!»

Говоря о скудном перечне производимого в СССР, Путин упустил по меньшей мере один продукт, пользовавшийся у нас огромным спросом, а как за рубежом – не знаю.

Это – анекдоты. Вот был, например, такой:

В колхоз приехала американская делегация, секретарь райкома звонит председателю: «Американцев встретили? Где разместили?» – «В доме колхозника, товарищ секретарь». – «Вы охренели? Там же грязь, вонь, щели в полу!.. А где кормите?» – «В нашей столовой». – «Вы охренели? Там же помойка, нечистоты, тараканы передохли от антисанитарии!.. А что показывали?» – «Нашу ферму». – «Вы охренели? Там же коровы тощие в дерьме по брюхо, смотреть страшно!.. А если они домой вернутся – и про все это напишут?» – «Нехай клевещут, товарищ секретарь…»

Лишился ли этот анекдот сегодня актуальности?

Надо сказать, что и вообще юмор и сатира при большевиках были в чести. Вот характерная деталь, решительно невообразимая для нынешних обитателей Кремля. Ленин, сам мастерски владевший красным словцом, в 1921 году опубликовал в «Правде» пространную рецензию «Талантливая книжка» на вышедший у нас сборник антисоветского сатирика Аркадия Аверченко:

«Огнём пышущая ненависть делает рассказы Аверченко иногда яркими до поразительности… До настоящего пафоса, однако, автор поднимается, лишь когда говорит о еде. Как ели богатые люди в старой России, как закусывали в Петербурге… Знание дела и искренность – из ряда вон выходящие… Некоторые рассказы, по-моему, заслуживают перепечатки. Талант надо поощрять».

Известно, что Сталин лично трудоустраивал опального Булгакова, мастера социальной сатиры, а одни из первых дач в знаменитом Переделкино подарил сатирикам Илье Ильфу и Евгению Петрову.

Сатирический жанр процветал до самого конца советской власти; отдел сатиры и юмора был практически в любом советском издании, вплоть до самых официозных «Правды» и «Известий». И в «Известиях» была напечатана зубодробительная сатирическая поэма Александра Твардовского «Теркин на том свете» с беспощадной критикой советских пороков…

Смешной жанр процветал и изустно – в виде мгновенно разбегавшихся от Москвы до самых до окраин песен Высоцкого, хохм композитора Богословского, эпиграмм актера Гафта и так далее…

Был, скажем, в позднем СССР поэт Смирнов – горбун карликового роста и ярый антисемит, на которого другой поэт, Безыменский, написал такую эпиграмму:

Ты сам горбат,

Стихи твои горбаты.

Кто виноват?

Евреи виноваты!

Ну, а припомнил я все это из-за недавнего выступления министра обороны Сергея Шойгу в Совете Федерации под созвучным выше приведенному стишку девизом: «Кто виноват? Пиндосы виноваты!» Кроме того Шойгу потребовал к ответу и нашу «пятую колонну»:

«Информационное пространство стало сегодня ещё одним театром военных действий. За последние три года на информационную инфраструктуру ВС было совершено более 25 тысяч высокотехнологичных компьютерных атак из-за рубежа… Мы готовы к этой борьбе. Конечно, хотелось бы, чтобы внутри страны помощников у них было чуть меньше…

Активно противодействуем фейковым новостям. В нашей стране их подхватывает прозападный информационный дивизион, регулярно обучаемый за рубежом…»

Министра горячо поддержал первый заместитель председателя комитета Совфеда по обороне  и безопасности Франц Клинцевич:

«Мы должны уметь защищаться. И избавляться от навязанных нам извне вещей. В период, как говорят на Западе, «продвижения демократии» в Российской Федерации было принято немало законов, от которых мы теперь сами страдаем. Иными словами, это «мины замедленного действия» заложенные, чтобы подорвать изнутри наше общество…»

«Миной замедленного действия» сенатор назвал и нынешний закон о СМИ:

«Журналисты из числа членов так называемой «пятой колонны» пытаются показать события своей аудитории в нелицеприятной для Вооруженных сил интерпретации, а то и вовсе создать фейк. Именно поэтому государству необходимо защитить себя от подобного рода информационных диверсий, имеющих в качестве своей конечной цели развал России».

И дальше началось что-то вроде цепной реакции. Шойгу поделился вроде сугубо армейской проблемой, хоть и связал ее с более широким кругом защиты от «тлетворного влияния Запада». Клинцевич еще расширил этот круг – до наших распоясавшихся СМИ. А следом уже пошла писать в соцсетях вся наша «патриотическая губерния» – в таких как бы простосердечных, незатейливых тонах:

«Мне не нравится куча всего, что делается в стране. Но я понимаю дело так: есть время быть в оппозиции к власти и критиковать ее – и есть время консолидироваться с властью. Кто любит свою страну, сейчас так и делает… Если бы при нападении Гитлера на СССР у нас была бы демократия, как на Западе, то страны бы не было. Поэтому министр обороны прав. Надо пятую колонну и солидарных с ней недовольных свозить на экскурсию на Колыму…»

То есть власть в прозвучавших почти одновременно выступлениях Путина и Шойгу запустила сразу два посыла. Один – решить вопрос с экономическим и эпидемическим кризисом по-хорошему, приняв покорно, без особых рассуждений путинские пряники в виде обещанных народу благ. Другой – по-плохому, с показом тем, кто много рассуждает, да еще в «нелицеприятной интерпретации», этой «Колымы». И никаких больше при этом подрывных советско-ленинских шуточек и разговорчиков в строю!

То есть в «свободном Интернете», где «голос единицы тоньше писка», еще можно все. Но чтобы сатирический, крамольный опус появился на каком-то государственном или просто массовом ресурсе, где его прочтет тотчас вся страна, как в СССР «Теркина на том свете» – это исключено категорически.

Такая нас постигла «суверенная демократия» – с куда более могучим государственным зажимом, чем при тоталитарном СССР! Кто-то может называть хоть одного сегодняшнего писателя-сатирика, сколько-то равного масштабом и известностью Булгакову, Ильфу и Петрову, Зощенко, Арканову, Горину? Зато весомо, грубо, зримо в нашу жизнь входит Новый Завет российской журналистики, поведанный замминистром связи и массовых коммуникаций Алексеем Волиным студентам и преподавателям журфака МГУ им. Ломоносова:

«Любой журналист должен четко помнить, что у него нет задачи делать мир лучше, вести человечество правильной дорогой. Задача журналиста – зарабатывать деньги для тех, кто его нанял… Надо четко дать понять студентам, что выйдя за стены аудитории, они будут работать на дядю. И дядя будет говорить им, что писать, а что не писать, и дядя имеет право на это: он им платит. Это может нравиться или не нравиться, но такова жизнь, и другой у вас не будет… Никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес…»

И отличников этой новозаветной журналистской школы, лишенных начисто совести и морали, мы видим сейчас во всех не только провластных, но и оппозиционных СМИ. Поскольку эта властная, без тени человеческой улыбки и души, угрюм-река все затопила сплошь. И взамен когда-то развитых советских производств, видать, неотделимых от людской тяги смеяться над пороком и «делать мир лучше» – нас ждет впереди один повтор этих двух бородатых фраз: «Нехай клевещут!» и «Пиндосы виноваты!»

 

Опубликовано: 30 марта 2020 г.

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}