Скорых и аппаратов ИВЛ больше не стало: 8 откровенных вопросов врача к власти из-за пандемии

Главные из них: почему границы не закрыли раньше и почему на вирус проверяют только тех, кто был за границей.

В Свердловской области, которая занимает шестое место в стране по числу зараженных коронавирусом, подтверждено шесть случаев заболевания. Все больные лежат в инфекционном отделении 40-й больницы, врачам которой из-за этого приходится непросто.

В усиленном режиме работает сейчас медперсонал и других больниц, и бригады скорой помощи. Уже сейчас Минздрав признаёт, что ситуация сложная, и, если станет хуже, ни одного медика не отпустят в отпуск. Врачи, и не только в нашем регионе, делают всё, чтобы остановить пандемию. А еще у них есть несколько больных вопросов к тем, кто принимал и принимает решения о карантине, закрытии границ и работе медицинских учреждений. Мы публикуем колонку врача, который обращается к тем, кто контролирует ситуацию.
 
Прочитайте ее и голосуйте, если согласны с этими вопросами. Почему люди у нас до последнего времени ездили за границу? Неужели закрыть границы на две недели раньше было сложнее, чем сейчас вычислять эти сотни контактных и оплачивать им больничные? Обыватели мало представляют, какие усилия сотрудников больниц, скорой помощи и других служб тратятся на всё это.

Сейчас вроде как остались только чартерные рейсы для вывоза соотечественников. А их куда? Я теперь понимаю, почему многие в Екатеринбурге, да и я сам в их числе, каюсь, сильно нервничали по поводу «Бодрости» и китайцев. С тех пор прошло уже больше месяца, заболевших в мире в разы больше — неужели прибывших так же расселят по своим квартирам, и мои коллеги из поликлиник будут бегать по домам с градусниками?

Почему до сих пор на коронавирус тестируют только тех, кто приехал из-за границы? Времени прошло более чем достаточно, чтобы вирус начал циркулировать внутри страны. Почему нет четких указаний людям — куда ходить, куда не ходить? Отсюда и паника, и закупка гречки. Хотя лично я вместо гречки купил антибиотики. У детей каникулы, люди семьями летят в Сочи, Крым, куда-то едут в области. А четких указаний на этот счет как не было, так и нет! Остается только самим себе сказать, что ситуация меняется каждый час, ее итог нам неизвестен.

Когда, наконец, в городе появятся маски? Сначала маски из Екатеринбурга по какой-то акции увезли в Китай, потом всем стали твердить, что они «не помогают» (тогда зачем их в Китай вывозили, неясно). Сейчас масок в аптеках нет и в больницах их тоже почти нет! В некоторых больницах предлагают сотрудникам шить маски из марли. Это точно XXI век, да?

Почему не добавили бригад на скорую помощь? Кто-то в принципе озадачился тем, чтобы дать им еще машин, костюмов? Кто-то проверяет то, как обрабатываются машины после вывоза контактных людей из дома? Знакомые говорят, что машины они теперь обрабатывают сами после каждого такого вызова. Если это нормально, у меня претензий нет. Но вопрос как-то сам появляется: нормально ли?

Кто-то и правда считает, что тех аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которые были раньше, нам хватит на коронавирус? Да даже плюс те 16, которые обещают купить сейчас. Спросите любого врача из реанимации, — только следите, чтобы он смотрел вам в глаза, — и он скажет: нет, не хватит! Тут не надо долго рассчитывать, потому что мы работаем на пределе даже во время гриппа. Все аппараты ИВЛ каждую зиму на вес золота! Когда вслед за 40-й на прием больных с гриппом перепрофилируются 6-я, 24-я и 27-я больницы? Почему им никто ничего не дает, кроме тяжелых больных? В ЦГБ № 6 всего 6 аппаратов ИВЛ. Каждый год говорят, что это мало, но на том всё и остается. Почему?

Те 1,5 тысячи аппаратов ИВЛ, про которые нам рассказывают, собраны со всей области. Но, если что, в Серове или где-то еще и правда закроют хирургию и перевезут реанимационное оборудование в Екатеринбург? Конечно, нет. Мы будем работать на том, на чем работали. Как это будет — вопрос не к нам. Несколько десятков тяжелых больных на ИВЛ — и мы встанем.

Хотелось бы, чтобы власти нам всем объяснили, как они будут действовать дальше. Потому что при плохом варианте население будет опять винить врачей. Сейчас «инфекцию» (инфекционное отделение. — Прим. ред.) 40-й отдали полностью под коронавирус. Что дальше? Будет ли строиться отдельная больница, будут ли закрываться для приема больных с коронавирусом другие корпуса 40-й или их раскидают по разным больницам? Как тогда будут работать эти больницы, отменят ли плановые операции, где возьмут персонал? Сейчас говорят, что контактных повезут еще в 6-ю и 14-ю горбольницы.

Почему я всё это спрашиваю? Мы и так работаем на пределе возможностей, и нам бы не хотелось терять пациентов по причине нехватки оборудования, защитных средств и медикаментов. А людям в завершение хочется сказать вот что: если заболели — не тяните, обращайтесь к врачу, не заражайте своих родных, берегите стариков, не гоняйте попусту скорую помощь и не устраивайте истерики в больнице. Сейчас мы все в одной лодке.

 

Опубликовано: 21 марта 2020 г.

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}