Семнадцатая «прямая линия»: власти нечего сказать народу

Комментарий первого секретаря ЦК КПСС Сергея Скворцова

 Мы уже давно говорили, что это шоу себя исчерпало, несколько лет назад я даже перестал его комментировать. Но теперь, с вхождением системы в стадию турбулентности, решил всё-таки это сделать.

Основной вывод, который можно сделать, просмотрев нынешнюю «прямую линию», состоит в том, что власти нечего сказать народу. Да, темы для обсуждения подобрали такие, которые действительно волнуют наших сограждан - уровень жизни, здравоохранение, мусорная тема, коррупция, краешком задели и полицейский произвол (понятно, что «пенсионная реформа» из-за своей взрывоопасности вообще не могла быть упомянута). Но вот ответы публику вряд ли удовлетворили: они сводились к тому, что, дескать, на самом деле ситуация в целом прекрасная (как вариант – быстро улучшается), или что народ сам во всём виноват. Собственно, одни лишь вопросы уже явно контрастировали с бодрым тоном г-на Путина.

Возьмем, например, здравоохранение. В целом там якобы всё хорошо (даже сделали несколько постановочных сюжетов, из которых следует, будто бы в медучреждениях нет очередей – правда, было заметно, что и сами корреспонденты в это не верят). Конечно, есть определённые проблемы, и Путин их даже назвал, но благодаря мудрой политике федеральных властей они якобы успешно решаются.

Непонятно, правда, почему медики не спешат заполнить имеющиеся вакансии, если зарплаты их так сильно поднялись (Путин даже упомянул, что средняя зарплата врачей составляет 77 тысяч рублей). Может, потому, что эта фальшивая статистика не имеет никакого отношения к действительности? Трудно понять, зачем понадобились подобные сказки, – ведь развал здравоохранения чувствуют на себе практически все, а сами медики прекрасно знают, сколько они реально получают.

Или же взять вопрос о доходах населения. С одной стороны, Путин всё-таки признал, что жить стало тяжелее, хотя заявил, что ситуация сейчас якобы выправляется. С другой стороны, из его объяснений следует, что население отчасти само в этом виновато, т.к., дескать, берёт неподъёмные кредиты (а что остаётся делать, если, по официальным данным, подавляющее большинство населения не в состоянии без этого приобрести предметы длительного пользования?). На уровень реальных доходов также почему-то отрицательно повлиял выход из теневой экономики целых 100 тысяч самозанятых, хотя с точки зрения элементарной логики эффект должен быть как раз обратным.

А так зарплата всё время быстро растёт, достигнув уже в среднем 45 тыс. рублей. О том, что это фикция (не зря после смены руководства Росстата среди экономистов распространилась шутка, что это и есть главный фактор роста экономики), кажется, подозревает даже сам Путин, признав, что такую зарплату получают далеко не все.

В мусорной проблеме опять-таки во многом виновато население (у нас же «общество потребления») и местные власти, из-за которых никак-де не удаётся организовать раздельный сбор мусора. А на жалобы о том, что за вывоз мусора приходится теперь платить намного больше, последовал ответ, что это вполне оправданно – ведь раньше, дескать, никто не считал, сколько это стоит (что совершенно неверно).

О резонансной теме – строительстве свалки в архангельском Шиесе, - упомянули лишь вскользь, и то в контексте ответственности «за оскорбление власти». А ведь об этом случае Путин уже упоминал в том смысле, что, возможно, стройку стоит остановить. По информации активистов, утром в день «прямой линии» строительную технику оттуда вывезли и в соседнем посёлке подготовили площадку для прямого включения, но оно так и не состоялось. Об остановке строительства, которая, вроде бы, предполагалась, на «прямой линии» так и не объявили. Увы, теперь придётся обсудить и Шиес на митинге «Очистим Россию от мусора!», который собирается проводить 3 июля Оргкомитет объединённой оппозиции (Ваш покорный слуга входит в его состав).

Что же касается коррупции, то она, по версии Путина, у нас неизменно снижается. Хотя, конечно, он «чувствует ответственность за это безобразие», а если бы не чувствовал, то мы с вами бы «ничего не знали, так же, как происходит в некоторых странах до сих пор, так же, как у нас бывало». Тут уж, как говорится, без комментариев.

Про полицейский произвол прямо не говорилось, но инцидент с подбросом наркотиков журналисту Голунову (фамилии которого Путин почему-то не назвал) был всё же упомянут. В том плане, что либерализовать законодательство не надо, а вот усилить контроль за антинаркотической службой всё же необходимо. Ну что ж, по крайней мере, есть надежда, что подбросившие Голунову наркотики всё-таки ответят за своё преступление. Что же касается общих перспектив, то, они, как всегда, проблематичны.

О любимой Путиным внешней политике говорилось не очень много. Об Украине – Зеленский должен сделать первый шаг, о Белоруссии – будем строить отношения на основе договора о Союзном государстве (которое на самом деле и не государство).

А вот об отношениях с Западом Путин высказался достаточно подробно.  Первым делом он заявил, что на Западе  «мы ни с  кем не ругались», затем, вразрез с недавней версией о том, что нынешние экономические проблемы в основном связаны с западными санкциями, долго рассказывал, что мы от них только выиграли. Ссылаясь на неких экспертов, Путин привёл какие-то фантастические данные о том, что из-за санкций Запад якобы потерял намного больше денег, чем Россия, и рассказал об импортозамещении -  которое, по мнению специалистов, на самом деле не удалось провести. Например, по словам Путина, экспорт сельскохозяйственной продукции в прошлом году составил более 25 млрд. долларов – вот только импорт аналогичной продукции подошёл к 30 млрд., из года в год продолжая расти.

В общем, официальная позиция российского руководства сводится к тому, что «о примирении речи не идёт», хотя, естественно, «лучше жить в нормальных экономических условиях». Как оно будет в реальности – поживём, увидим.

На радость обозревателям, на «прямой линии» не обошлось и без некоторых сенсаций. Первая – это процитированная Путиным фраза о «банде патриотов из «Единой России». Отвечая на неё, Путин пробовал защищать «партию власти», но как-то вяло, переводя стрелки на «лихие девяностые», в которые, дескать, было ещё хуже. Тем не менее, фраза эта запомнится и наверняка выйдет боком и единороссам, и самому Путину.

Вторая сенсация – попытка отмежеваться от либеральных экономистов и высказывание о том, что силы, выступающие за социализм, вполне могут когда-нибудь прийти к власти. Впрочем, оно несколько уравновешивается сомнением в том, что это будет хорошо для страны, и обвинением левых сил в развале СССР. Всё это дополняется уже совершенно сенсационной темой – рассуждениями о премьерстве Грудинина. Аналитики сразу насторожились, но всё-таки вместе с предыдущими высказываниями это больше похоже на пропагандистскую попытку сыграть на левом поле. Выраженное здесь Путиным мнение скорее отрицательное – пусть Грудинин, дескать, сначала закроет якобы существующие офшоры. Тем не менее, в принципе такой вариант мог бы стать элементом пресловутого «транзита власти», да и сама мысль о смене премьера высказывается впервые.

Естественно, на «прямой линии» не обошлось без традиционных просьб о постройке водопровода и т.п. И хотя казённые пропагандисты поспешно надёргали из малоизвестных западных изданий хвалебные отзывы вроде того, что в решении этих вопросов Путин показал себя «эффективным менеджером», многочисленные просьбы о помощи говорят о совсем другом. Они говорят о том, что людям фактически некуда обратиться со своими проблемами - система управления пробуксовывает и, в сущности, не работает. Вы, наверно, удивитесь, но здесь я приведу  длинную цитату из уст ярого путиниста г-на Толстого, с которой совершенно согласен: «Путин раз в год выходит из капитанской каюты и начинает показывать матросам, как они должны работать. Но такого быть не должно. Капитан должен быть уверен в своих подчинённых. В противном случае матросы могут быть высажены на сушу в ближайшем порту».

Увы, дискредитировавшие себя матросы по-прежнему остаются на палубе, а пассажиры всё больше разочаровываются и в самом капитане. Предлагаемые в качестве панацеи нацпроекты плохо проработаны, а «неуклонно снижающаяся» коррупция обещает свести их на нет. Имеется и вполне реальный отрицательный опыт. Для тех, кто не в курсе, поясню, что Путин сейчас говорит уже о втором издании нацпроектов. Первая попытка их реализовать закончилась сокрушительным провалом. А поскольку система не изменилась, то и вторая попытка вряд ли будет более успешна.

В общем, сколько ни говори о «прорывном развитии», шансы на него равняются нулю. А приевшиеся ритуалы падающий рейтинг не спасут.

Орфография, стиль и пунктуация оригинала материала сохранены.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}