Город М Эльмар МУРТАЗАЕВ gazeta.ru

УВЕРТЮРА К СМЕНЕ СМОТРЯЩЕГО

Через проломы в городских стенах входит новый тип чиновника.

Юрий Лужков. Фото: Reuters.

Классическая картина развода: вдрызг разругавшись, супруги расходятся по разным квартирам. Что должен делать бывший муж (жена) в первую очередь, если, конечно, он не озабочен приличиями и прочими благоглупостями? Правильно, следить за имуществом.

Примерно так ведут себя сегодня федеральные власти в отношении уходящей лужковской команды. Несколько лет они терпеливо ждали, когда популярный московский мэр наконец принесет им на блюдечке с голубой каемочкой столичное хозяйство, сдаст явки, пароли и, главное, объяснит, как функционирует эта удивительная московская система – город, в котором за последние семь лет средняя цена земли выросла в 9 раз, а столичный стройкомплекс контролирует сумму, сопоставимую с третью федерального бюджета.

Московский мэр, однако, в отличие от многих своих коллег-губернаторов, ключи от города долго не сдавал. Более того, он даже не пускал в него «смотрящих» из второй российской столицы, чего, по нынешним временам, не может позволить себе ни один из политических тяжеловесов ельцинской поры. Даже во время второго срока Владимира Путина, яростных раскулачиваний олигархов и лихих антикоррупционных атак на региональные власти московское правительство выглядело непреступным монолитом. Елена Батурина продолжала расширять свою строительно-цементную империю, непрозрачное дорожно-транспортное строительство забирало все больше расходов городского бюджета, а желающие получить землю под застройку в столице все равно проходили через лабиринт «земельно-имущественного комплекса Москвы».

Но, кажется, пятнадцатилетняя эпоха Юрия Лужкова действительно подходит к концу. Доказательство тому – поведение главных московских бизнес-групп.

Владимир Евтушенков, глава и владелец АФК «Система», предлагает обменять свой главный актив, телекоммуникационную «дочку» «Систему-телеком», на миноритарный пакет Deutsche Telecom, несмотря на далеко не лучшее финансовое состояние (а значит, и платежеспособность) потенциального покупателя. Елена Батурина уже вышла из цементного бизнеса и продала основные строительные мощности. В общем, уходящие московские тяжеловесы сдают город превосходящим силам противника. Высший арбитражный суд удовлетворил иск «Еврофинанса-Моснарбанка» и отменил итоги конкурса на строительство многофункционального комплекса гостиницы «Россия» (два года назад его выиграла компания влиятельного московского бизнесмена Шалвы Чигиринского). Предположим, что ВАС действительно руководствовался исключительно правовыми соображениями. Но еще два года назад было невозможно в принципе представить ситуацию, когда пересматриваются результаты показательного конкурса в сотни миллионов долларов – конкурса на реконструкцию недвижимости рядом с Кремлем.

С другой стороны, через проломы в городских стенах входит новый тип чиновника. В структуре московского правительства заработало новое ведомство – комитет по контролю и регулированию инвестиционных программ (Мосинвестконтроль). Обладающий полномочиями «проводить единую инвестиционную политику при подготовке документов мэра и правительства города, разработке и реализации городских строительных программ… выявлять территории, нуждающиеся в комплексной реконструкции, формировать городские программы застройки кварталов (с учетом эффективности инвестиций), контролировать поступление доходов от земельных аукционов в бюджет», комитет под руководством Александра Рябинина уже начал пересмотр инвестиционных контрактов с ведущими девелоперскими компаниями. Ревизии подвергаются не только будущие, но и уже реализуемые строительные проекты.

Среди бизнесменов ходит слух, что таким образом федеральные силовики, которые якобы проллобировали создание новой структуры, препятствуют московским компаниям, забирающим земли про запас.

При этом характерно, что, в отличие от давних историй с перехватом власти в «Газпроме» или, например, в РАО РЖД, захват стратегических московских высот проходит шумно и скандально. И дело не только в том, что Юрий Лужков создал куда более устойчивую систему. Куда важнее, что изменились сами нападающие. Теперь это не единая команда, а хотя и агрессивные, но разные племена, группы и структуры. И не факт, что интересы их не противоречат друг другу. Так что захват города – прелюдия к более масштабным событиям.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}