Смешно&Грустно Дэвид Филипов inopressa.ru

Меня не лишили доступа в российскую Госдуму, поэтому я туда сходил. Вот что я обнаружил

В четверг в Госдуму не пускали российских журналистов, но, когда я пришел, я сверкнул своим аккредитационным удостоверением и широкой американской улыбкой и вошел, рассказывает корреспондент The Washington Post Дэвид Филипов. "Это все благодаря тому, что редко упоминают о России: корреспондент, аккредитованный от американского СМИ, пользуется здесь привилегиями, о которых его российские коллеги-журналисты могут только мечтать", - пишет автор.

Здание Думы может быть удивительно гостеприимным, даже дружелюбным местом для посетителей - если вы не представитель "Радио "Свободная Европа"/Радио "Свобода" или "Голоса Америки": им обоим теперь отказано в доступе. "До этой недели вопрос о том, применят ли аналогичные меры к The Washington Post, оставался в подвешенном состоянии", - пишет Филипов. Пока что, поясняет автор, Россия решила назвать лишь те СМИ, которые получают финансирование от Конгресса, а не принадлежат частным лицам, как The Washington Post.

"Раз пока пуля меня миновала, я решил провести немного времени в организации, которая, надо отметить, не активно освещается иностранными журналистами", - продолжает корреспондент. "И хотя враждебность к США - это публичное лицо Думы, когда американский репортер появился лично, нижняя палата оказалась довольно приветливым местом, - сообщает Филипов. - Это начинается у входа во внушительное строение, бывшее здание Госплана СССР. Удостоверение, которое получают международные СМИ от российского МИДа, предоставляет корреспондентам неограниченный доступ в обе палаты парламента и другие правительственные учреждения, тогда как затюканным российским журналистам необходимо получать аккредитацию в каждую организацию отдельно".

"Когда я забрел в пресс-центр, группка российских журналистов пришла в восторг от того, что зашел "иностранный агент": хотя я таковым не являюсь, все они меня так шутливо называют, - рассказывает Филипов. - Но радушие не заканчивается моими российскими коллегами. Всю неделю пресс-служба гарантировала, чтобы я попадал на мероприятия, на которые мне было нужно, беседовал с людьми, у которых я хотел взять интервью, имел хорошую интернет-связь и не опасался, что меня собираются вышвырнуть в любой момент".

"Единственная просьба, о которой говорили не только собеседники в Думе, но и каждый российский чиновник, с которым я общался за последние 400 дней, - чтобы я писал объективно, - передает журналист. - И я усердно стараюсь. Но как мне это делать, не упоминая извечно плохие российские показатели в рейтингах СМИ и политических свобод, а также то, что законодательная процедура по многочисленным и часто странным ограничениям на гражданские свободы начинается именно здесь?"

Филипов спросил заместителя председателя Госдумы Петра Толстого, как ему писать обо всем этом и оставаться объективным. "Он не дал мне никакой надежды", - говорится в статье. "Сейчас едва ли следует ожидать адекватности или объективности, потому что существует взаимное недоверие и попытка возложить ответственность за плохое на противоположенную сторону", - сказал Толстой. Он добавил, что Конгресс аннулировал аккредитацию RT, а Дума всего лишь запретила вход на свою территорию "Радио "Свободная Европа"/Радио "Свобода" и "Голосу Америки".

"Так кто выиграет эту волевую битву - американские или российские законодатели?" - осведомился Филипов.

"Петр Толстой взял iPhone и телевизионный пульт и попытался призвать описательные способности своего прапрадеда, писателя Льва Толстого, чтобы провести сравнение, которое было и непонятным, и неподобающим", - пишет корреспондент. "Это как сравнивать этот пульт и этот телефон, - сказал Толстой. - Телефон изощреннее, и на его разработку было потрачено 300 лет, а на разработку этого пульта - лишь 30 лет. Но, если вы ударите один о другой, тот, что прочнее и тупее, выиграет".

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}