Выборы Елена Рожкова, Андрей Винокуров, Лев Кадик, Мария Макутина kommersant.ru

Офшоры. Карибского моря К документам о белизской компании Павла Грудинина возникло много вопросов

Директор «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин, исключенный из списка кандидатов в Госдуму от КПРФ из-за доли в белизской компании, заявил в понедельник, что сомневается в подлинности документов, на основании которых Центризбирком (ЦИК) принял это решение. В партии намерены его оспорить и уже готовят иск в Верховный суд.

“Ъ” изучил документы, предоставленные редакции сторонами конфликта, и с помощью юристов попытался разобраться, как якобы ликвидированный еще в 2018 году офшор Bontro Ltd мог оказаться действующим к началу думской избирательной кампании.

В ответе Генпрокуратуры на запрос ЦИКа, обнародованном на заседании комиссии 24 июля, говорилось, что по состоянию на 14 июля 2021 года Павел Грудинин продолжает владеть 16 667 акциями компании Bontro Ltd, зарегистрированной в Белизе. Это треть от уставного капитала, а двумя третями, согласно приложенной выписке из реестра акционеров, владеет его бывшая жена Ирина Грудинина. Среди документов была и копия сертификата компании Bontro с печатью и датой выдачи 25 сентября 2020 года, в котором есть отсыл к решению суда подмосковного города Видного от 23 апреля 2019 года. Напомним, в этот день суд вынес решение о разделе имущества между экс-супругами, присудив две трети всех активов бизнесмена госпоже Грудининой. Правда, в карточке этого судебного дела №2-1679/2019 тексты решений всех инстанций отсутствуют, а информация об истце и ответчике скрыта.

На том же заседании зампред ЦИКа Николай Булаев зачитал выдержку из данных Федеральной налоговой службы (ФНС), предназначенных для служебного пользования, согласно которой на 31 декабря 2017 года Павел Грудинин еще владел компанией Bontro. Хотя на момент заседания ЦИКа проверка налоговиками активов бизнесмена еще продолжалась.

 
Господин Грудинин, выступая в ЦИКе, эти данные отрицал и уверял, что 5 апреля 2017 года полностью вышел из Bontro, передав ее Сергею Хмельницкому, который в декабре 2018 года компанию ликвидировал. Бизнесмен также заявил, что в выписке, приложенной к письму прокуратуры, указан неправильный регистратор компании Bontro в Белизе.
 
“Ъ” ознакомился с копиями документов, представленных в ЦИК Павлом Грудининым. Один из них — копия свидетельства о прекращении деятельности Bontro Ltd (на русском языке, оригинал на английском отсутствует) от 27 декабря 2018 года за подписью заместителя регистратора международных коммерческих компаний в Белизе Сантьяго Гонзалеза. Другой документ — копия решения совета директоров Bontro, согласно которому 5 апреля 2017 года господин Грудинин перестал быть акционером и бенефициаром компании. Подлинность документов и перевода с английского заверена московским нотариусом Еленой Филиной.

Адвокат Ирины Грудининой Артем Игнатенко настаивает на другой версии событий. По его словам, ликвидация офшора была запущена в период судебного процесса по разделу имущества, а по законам Белиза так делать нельзя. «Тот факт, что компания была вычеркнута из публичного реестра, не подтверждает ее ликвидацию,— пояснил “Ъ” господин Игнатенко.— Действие, которое предпринял Павел Николаевич Грудинин,— это приостановка деятельности и публичное сокрытие от третьих лиц». Учитывая, что компания была не ликвидирована, а скрыта, адвокаты госпожи Грудининой после вступления в силу решения российского суда о разделе имущества направились в Белиз и уже по решению Верховного суда Белиза восстановили Bontro в реестре, рассказал господин Игнатенко. Именно этим, по его словам, и объясняется наличие разных регистраторов Bontro в материалах прокуратуры и Павла Грудинина. Отвечая на вопрос, почему ни в одном из представленных адвокатами документов не фигурирует Сергей Хмельницкий, Артем Игнатенко заявил, что сделка о передаче ему акций была фиктивной и «на самом деле никакой передачи владения акциями не происходило». Отметим, что в материалах адвоката фигурирует выписка из реестра акционеров Bontro, подтверждающая наличие у Павла Грудинина 16 667 акций. Она датирована тем же числом, что и аналогичная справка в ответе Генпрокуратуры,— 14 июля 2021 года.

Напомним, письмо в ЦИК о сокрытии офшора бывшим мужем Ирина Грудинина написала 13 июля, а на следующий день ЦИК запустил процедуру проверки этой информации. Ответ прокуратуры, судя по слайдам, показанным на заседании ЦИКа, датирован 21 июля, хотя днем 22 июля, когда рабочая группа ЦИКа не нашла оснований для снятия Павла Грудинина с выборов, этого документа в комиссии, судя по всему, еще не было.

Решение Верховного суда Белиза о восстановлении в реестре компании Bontro Артем Игнатенко “Ъ” не предоставил, пообещав обнародовать его на суде.

Как заявили 26 июля в КПРФ, жалоба на решение ЦИКа о снятии господина Грудинина уже готовится и может быть подана в Верховный суд до конца недели.
Отметим, что в регистре офшорных компаний на сайте белизского регистратора Belize International Corporate Affairs Registry (BICAR) Bontro Ltd числится активной и уведомлений о ее ликвидации там нет. За определенную плату BICAR, как сказано на сайте, в течение суток выдает дополнительную информацию о зарегистрированных компаниях, включая название регистратора, дату и номер регистрации, однако сведений об акционерах BICAR по запросам частных лиц не предоставляет.

Павел Грудинин, отвечая 26 июля на вопрос “Ъ” в эфире «Эха Москвы», заявил, что о восстановлении компании «никто знать не мог». Более того, он поставил под вопрос саму возможность процедуры ее восстановления. Доказательством передачи Сергею Хмельницкому акций Bontro бизнесмен посчитал приходившие на имя нового владельца штрафы от ФНС. Усомнился господин Грудинин и в подлинности документов, предоставленных адвокатом его экс-супруги: «Под пальмами у кого-то купили, скорее всего». Он также сомневается в документах Генпрокуратуры, на которых нет необходимых подписей и апостилей. При этом бизнесмен отмечает, что жалоба экс-супруги пришла в ЦИК 13 июля, а выписка из реестра Белиза датирована уже 14 июля, хотя в тот день ЦИК только запустил процедуру проверки. То есть Генпрокуратура могла запросить документы в Белизе не ранее 15 июля, полагает Павел Грудинин.

«Теоретически такой разворот в процедуре ликвидации компании возможен на ранних ее стадиях,— говорит управляющий партнер AVG Legal Алексей Гавришев.— Думаю, что адвокаты Ирины Грудининой подали возражение в регистрационные органы о ликвидации компании, таким образом обойдя необходимость уведомлять об этом самого Грудинина».

Партнер «Амонд Смит Лтд» Сергей Назаркин обращает внимание, что среди предоставленных документов нет оригинала подтверждения официального прекращения деятельности Bontro. Кроме того, нет документов, которые бы свидетельствовали о восстановлении Bontro в реестре в 2020 году и передаче принадлежащих Павлу Грудинину акций господину Хмельницкому, добавляет юрист.

«По закону Белиза для смены нужно заключить и подписать передаточное распоряжение, которое содержит основные условия сделки, после чего директор компании оформляет соответствующее решение о смене акционера, выпускает новые сертификаты акций и отменяет старые. Кроме того, обновляется реестр акционеров»,— поясняет господин Назаркин. По его словам, восстановить даже официально ликвидированную компанию без участия акционера и восстановить его в правах в Белизе вполне возможно при наличии основания, например вступившего в силу решения суда. Однако визуально определить подлинность всех фигурирующих в деле документов из Белиза сложно, так как обязательной формы и содержания для документов по передаче и выпуску акций просто нет, указывает юрист. При этом его настораживает, что ни на одном из предоставленных документов, за исключением выписки от 2009 года о наличии у Павла Грудинина 50 тыс. акций компании, нет подписи директора. По мнению Сергея Назаркина, «такие документы не являются действительными».

 

Опубликовано: 27 июля 2021 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}