Выборы Вячеслав Половинко, Влад Докшин novayagazeta.ru

«Кожемяко, конечно, туз, но я джокер»

Кандидат от коммунистов Андрей Ищенко готовится победить уже второго ставленника Кремля на выборах губернатора Приморья.

В прошедшие выходные в Подмосковье состоялся пленум Коммунистической партии. Формально коммунисты отмечали 100-летие ВЛКСМ, но одно из главных событий пленума — официальное благословение партией кандидата в губернаторы Приморья Андрея Ищенко. Ищенко практически выиграл выборы в сентябре во втором туре, однако меньше чем за 5% до окончательного подсчета, когда результат не мог измениться даже математически, подсчет остановился — а к утру победу отдали единороссу Андрею Тарасенко. Разразился скандал — выборы были отменены, а вместо них назначены новые — на 16 декабря 2018 года. Пленум КПРФ отправил своего человека на второй круг, хотя многие считали, что коммунистов смогут заставить снять кандидатуру Ищенко, чтобы тот снова не усложнял жизнь начальству.

Ищенко — известный в Приморье строительный бизнесмен и депутат краевого Законодательного собрания. За время скандала в Приморье он стал федеральной политической звездой и ведет активную кампанию в социальных сетях, в частности в инстаграме. Противостоять коммунисту будет кандидат-самовыдвиженец и трижды губернатор Олег Кожемяко — его в регион привез Кремль. Во время интервью спецкору «Новой» Андрей Ищенко был настроен весьма оптимистично в отношении своих перспектив, а также рассказал, как будет привлекать на свою сторону приморских женщин, почему за него военные — и как все, кто делает ему зло, в итоге получают возмездие.

«Деньги во время второго тура на улице раздавали»

— Давайте проясним, какой у вас сейчас статус в избирательной кампании. Когда вы подадите документы на участие в выборах снова?

— Был опубликован календарный план выдвижения, можно начинать с 26 октября. У нас на 27-е число назначена краевая партконференция, а 19 октября был пленум, на котором президиум во главе с Геннадием Андреевичем [Зюгановым] меня поддержал. Очень долго спрашивали: хватит ли у меня смелости, поскольку тот человек, на которого сделал ставку Кремль, — он его козырной туз. На это я отшучиваюсь:

Кожемяко, конечно, туз, но я-то джокер.

— У вас не было сомнений относительно своего выдвижения? Даже Памфилова сказала про свою надежду на то, что вы не станете этого делать. Мол, «потеряли доверие и дискредитировали себя в глазах избирателей».

— На самом деле все фальсификации, которые произошли у нас во втором туре выборов [16 сентября], — это все дело рук партии власти. Сотни заявлений были, написанных в мой адрес, о каких-то нарушениях, о подкупе с моей стороны или со стороны моих доверенных лиц — и за это время меня не опросил ни один следователь, ни один участковый. Все потому, что это обыкновенный блеф. Я сейчас сам прошел через большой судебный процесс в Приморском краевом суде, мои доверенные лица восстановили всю картину произошедшего во втором туре. И в основу решения об отмене результатов выборов лег протокол избирательной комиссии Советского района Владивостока — у нас есть копия. Так вот, крайизбирком умудрился и его сфальсифицировать.

К сожалению, если бы мы жили в настоящем демократическом обществе, я бы отстоял свою победу на выборах в суде. Мы, конечно, с самого начала на это не полагались, но сделали все возможное. Сейчас готовим апелляцию в Верховный суд, основная задача — добиться наказания для 40 избирательных комиссий и их председателей из Артема, Уссурийска и Владивостока, где нами были обнаружены фальсификации в протоколах, фальсификации в системе ГАС «Выборы». Задача-минимум — снять этих людей с должности.

— Вы успеете к будущим выборам? Эти же люди ведь могут считать ваши голоса и в декабре.

— Процесс идет параллельно, мы постараемся успеть. Что касается Эллы Памфиловой, то все ее рассказы об Уссурийском флоте, где 100% людей проголосовало за Тарасенко, наводят на мысли, что она просто не знает географическое расположение Приморского края. Памфилова возглавляет структуру, обязанность которой — контролировать ход голосования, его легитимность. А она вместо этого выходит и говорит: эти кандидаты какие-то не такие, они должны сняться. Но [в отличие от меня] Тарасенко конкретно в фальсификациях запачкался. Приезжайте в Приморье, спросите: все вам скажут, что их или их знакомых пытались подкупить. Ко мне приходил мужчина, который показывал фокус: он клал нитку на клетку за Тарасенко, фотографировал на телефон плохого качества, потом нитку выкидывал, голосовал за Ищенко, выходил на улицу и получал свою тысячу рублей.

— Нитку галочкой складывал?

— Да. Этот мужчина сказал, что так сделало несколько его друзей. Деньги во время второго тура прямо на улице раздавали — буквально из машин спрашивали: кто готов голосовать за Тарасенко? Мы этого ничего не делали.

— Есть мнение, что вам в этот раз просто не дадут пройти муниципальный фильтр.

— Пусть стараются. Сейчас, по моим данным, в Приморье приехали все какие только можно технологи из Кремля; те, кто работал на выборах в команде Тарасенко, тоже остались; и еще у Кожемяко есть свой штаб. Их действия напоминают классических лебедя, рака и щуку. Все тянут повестку в свою сторону, и каждая сторона пытается доказать, что ее позиция — доминирующая. Технологи поехали по муниципальным образованиям — в каждое МО по два-три человека. Собирают депутатов и открыто говорят: вы должны голоса муниципального фильтра отдать только Кожемяко, а потом они будут распределяться уже по другим кандидатам. Понятно, что хотят допустить только подконтрольных спойлеров. Но из виду упускается тот факт, что у нас в Приморье очень большое количество муниципальных депутатов от КПРФ — а если они откажутся отдавать голоса кандидату от коммунистов, им грозит исключение из партии. Плюс есть еще большое разочарование в «Единой России», поскольку у народа олигархи и Кремль забрали власть.

— Вам приморские мундепы уже говорили, как конкретно на них давят?

— Просто разговорами — давят на представителей ЛДПР, «Справедливой России» и самовыдвиженцев.

— Есть из этих партий депутаты, которые, невзирая ни на что, говорят, что отдадут голос вам?

— Конечно, есть. В основном так говорят самовыдвиженцы — у нас их примерно половина от всего корпуса в регионе, многие из сельской местности. Они никому не подчиняются и сами по себе. Яркий пример — депутат-тракторист на предприятии, которое занимается лесозаготовками. Я ему позвонил, он говорит: «А я же за тебя голос в прошлый раз отдал — и в этот раз отдам. Я не могу по-другому». Есть территории, где за меня голосовало примерно 75% населения. Глава муниципального поселения говорит: «Я подпишу — и все подпишут».

Технологи Кожемяко, которые приехали из Москвы, скажу прямо — они просто не врубаются в то, кто такие приморцы. Мы можем сказать «ладно-ладно» — а потом на выборах придет «обратка».

— В вашем Instagram достаточно сурово написано, что каждый, кто будет давить, опозорит себя на всю страну.

— Собираем по таким людям информацию. Во-первых, сейчас фиксируем тех депутатов, которые «переобуваются в воздухе» и готовы отдать голос за Кожемяко, а во-вторых, ждем прохождения муниципального фильтра, а люди нам сами предоставляют фото тех технологов, что работают сейчас в Приморье.

«Хорошая территория, рядом Северная Корея»

— Вам самому лично предлагали сняться с гонки?

— Напрямую — нет. Они боятся это делать. Были, конечно, у меня встречи с представителями партии власти, они сами на меня выходили: все сводилось к объяснениям «ты же понимаешь, кто такой Олег», «ты не пройдешь», «с ним тебе потом работать», «у тебя есть бизнес, а у него могут возникнуть проблемы». Кто-то другой испугался бы, но не я. Борьба есть борьба, надо идти до конца.

— Свежая история о том, что вам предлагали пост вице-губернатора и сенатора. Предлагали?

— Это все вбросы с той стороны. Шли разговоры, что за меня все решает Зюганов, и чуть ли не обо всем договорились. Но я был на сцене пленума, меня поддержала партия — и я иду на выборы дальше.

— Если все-таки предложат — пойдете?

— Так предлагали уже после первого тура — и я отказал. Та сторона ведет себя как трусливые собаки.

Я говорил с помощниками Кожемяко: устройте мне с ним встречу без телефонов, поедем в лес или на берег моря, походим, поговорим о чем-то по-мужски. Вместо этого только нагнетание истерии идет. Так же было и с Тарасенко: я его политтехнологам предложил такую же встречу. Вместо этого было только нагнетание обстановки, что понятно: тезис «а-а-а, здесь такой страшный Ищенко!» — это лишние бюджеты для них.

Мне их предложения не нужны. Были слова о должности вице-губернатора по строительству, но я не вижу смысла туда идти. Я вообще-то губернатором стал, у меня победу украли. Народ не поймет.

— Может, к Зюганову подходили, а вы просто не знаете? Мол, Геннадий Андреевич, мы поняли, что вы сильный, но давайте договариваться.

— Скажу так: Зюганова приглашали на разговор по этому поводу. Он ответил: не в этом случае. Парень сам личность, состоялся как политик — и только если он сам примет решение о том, что не надо идти, тогда будет сниматься с выборов. Но вопрос — почему это не идти? Хорошая территория, бюджет 110 миллиардов рублей, рядом коммунистический Китай, коммунистическая Северная Корея. Мне 37 лет, я руководитель строительного предприятия, депутат Законодательного собрания и понимаю, как происходят процессы. Представители бизнес-элиты в «Единой России» в крае — за меня. Я вот в Москве нахожусь, а мне скидывают сообщения: ну как там? Все потому, что мелкий и средний бизнес Приморья боится Кожемяко: он на любой территории ведет паразитическую форму управления — находясь в любом регионе, он фактически убивает своим бизнесом другие предприятия. Кому это надо?

— Московские политологи объясняют всю ситуацию так, что если КПРФ сейчас попытается продавить своего кандидата в Приморье, то потом Кремль сделает нехорошо условному Андрею Клычкову в Орле — а его позиции сейчас важнее.

— Московские политологи, которым платит партия власти или они получают деньги из бюджета.

— Эти, скорее, сами по себе.

— Я очень мало в своей жизни видел независимых политологов. Я когда шел на выборы, мне говорили: Ищенко, с таким бюджетом и с такими возможностями ты вообще ничего не сможешь сделать.

Но политтехнологом Ищенко является сам Ищенко.
В штабе много людей, журналистов — некоторые работают на альтернативной основе, некоторые получают зарплату, — но технологом являюсь я сам.

— Почему Кремль, по-вашему, не хочет отдавать Приморье? Что там такого, что нельзя ни в коем случае ставить «красного» губернатора?

— Я стал немного в высокую политику попадать, и у меня такое ощущение, что наш президент не сильно погружен во внутреннюю политику, и ситуация идет по накатанной колее. Есть партия власти, президент жмет руку кандидату от нее, водит его везде — так было с Тарасенко. Но в Приморье эта шестеренка — она источилась. Мне кажется, центр совершил глупость: им надо было признать победу Ищенко, исключить его из федеральной повестки — и пусть он там в Приморье варится. А в итоге доходит до смешного: я еду в Москве на такси — на московском радио новости начинаются с Ищенко. В приморских СМИ меня нет — там почти всех купили, — а здесь узнают все.

А по поводу того, что не хотят отдавать Приморье, — Тарасенко ведь был ставленником определенных олигархических групп. Кожемяко в этом смысле более самостоятельная личность, он будет лоббировать интересы своего рыбодобывающего бизнеса. Правда, у нас сейчас собираются изменить систему квот по добыче в интересах господина Франка (Глеб Франк — один из основных акционеров ООО «Русская рыбопромышленная компания», специализируется, в частности, на добыче краба. — В.П.), что все чаяния Кожемяко разбивает вдребезги. Ему просто не дадут тех квот, на которые он рассчитывал в прибрежном плавании.

Иными словами, такое ощущение, что идет какая-то война башен Кремля, и какая-то башня сделала меня борцом и помогает.
Конспирологическая схема, но она мне нравится. Я понимаю, что за мной кто-то стоит.

«Люди открывают холодильник, у них там нет кнопки «ГЛОНАСС»

— Представители какого бизнеса — хотя бы из каких отраслей — перешли на вашу сторону от Тарасенко, когда поняли, что ставить на него больше не стоит?

— Я отвечу чуть по-другому. Когда к нам приехал полпред Трутнев представлять Кожемяко, люди в кулуарах говорили так: что же мы сотворили, не дав возможность Тарасенко избраться? С этим (с Кожемяко. — В.П.) нам вообще хана! Поэтому будем поддерживать все Сергеича (Ищенко. — В.П.)! Это не значит, что ко мне потекли миллионы рублей в качестве поддержки. Я, наоборот, сказал: мне деньги от вас не нужны, будем избираться с минимальным бюджетом — но вы должны поддержать меня. Из всех отраслей бизнес пришел на мою сторону: в первую очередь рыбодобыча, рыбоколхозы. Люди с маленьких предприятий понимают, что им просто не дадут развиваться, если Кожемяко станет губернатором.

Раньше люди собирали кедровые шишки — 3–4 месяца в тайге обеспечивали их семью на весь год. Тарасенко это запретил, Кожемяко это не отменяет. Он что-то говорит про перенос столицы, про кнопку «ГЛОНАСС». Люди открывают холодильник, у них нет там кнопки «ГЛОНАСС». Так что меня поддерживает весь бизнес без преувеличения.

— Но у Кожемяко помимо кнопки «ГЛОНАСС» есть админресурс, который может создать проблемы для бизнеса, если он не развернется лицом в нужную сторону.

— Ну, это если Кожемяко губернатором станет — тогда может быть. А поддержка кандидатов сейчас не означает ведь, что на предприятии будут вывешены баннеры за Ищенко. Есть, конечно, такое предприятие в центре Владивостока — занимается прокладкой электрических кабелей, — там на каждом этаже фотографии Ищенко. Директор и все 200 работников голосуют за меня, потому что мы все вместе в одной отрасли.

Еще о поддержке: показательно, знаете что? Через вас хочу передать привет армии родной, конкретно — Шойгу. Впервые армия голосовала без приказа и сама. Более того, мне открыли доступ в крупнейшие войсковые части Приморского края. Я был в Суворовском училище, где из пацанов делают военную элиту. Они меня внимательно слушали полтора часа, а когда я задал вопрос «За кого голосовать пойдем?», самый старший из них встал и сказал: «У меня на груди татуировка «СССР». Вот за тех и пойдем».

— Кожемяко с вами после своего приезда лично разговаривал?

— У нас были межфракционные встречи, вот там пересекались. Еще он приходит на заседания Законодательного собрания, жали друг другу руки. Вообще, я к нему с уважением отношусь и хотел бы тоже передать: ко всем надо относиться уважительно. А так я даже с технологами его разговаривал: почему в отношении меня большой поток грязи? То я племянник Чубайса, то у меня обманутые дольщики. Мне вменяют, что я не могу на Пихтовой, 35 [во Владивостоке], достроить проблемный объект. Но когда его начали строить — мне 12 лет было. Вы что, людей за идиотов держите?

Дошло до того, что меня называют родственником Трампа. А мне один из его штабов говорит: это не мы, это другой штаб. Лебедь, рак и щука, говорю же. Я понимаю, что кому-то, видимо, надо оправдать свое присутствие в регионе — а людей это злит, все понимают же, что это неправда.

— В интернете, кстати, живо обсуждают вашу связь с Чубайсом. Это, значит, фейк?

— Конечно. Ни разу не видел его живого. Вообще, я хочу сказать через вас: Анатолий Борисович, помогите! Если такая структура, как «Роснано», зайдет в Приморский край, мы подпишем меморандум, и это поспособствует созданию новых рабочих мест — я был бы рад. А так все слова о моей связи с Чубайсом вызывают улыбку. Ну, да рыжий цвет у меня, что поделать.

— У ваших избирателей может быть когнитивный диссонанс, ведь в их понимании «во всем виноват Чубайс».

— Ну вот видите, все это распространяется преднамеренно.

«Голодовку на всякий случай объявить»

— Я хочу спросить вас про не очень длинную голодовку. Считаете ли вы ее ударом по своему имиджу?

— (Задумывается.) Может быть. Но я первый раз в жизни оказался в такой ситуации. Когда в шесть утра 17 сентября было подсчитано 96% голосов — вот листик (достает из кармана пиджака исписанный цифрами стикер), сфотографируйте, я потом дорасскажу…

— Вы что, его с тех пор с собой носите?

— У меня один костюм, я ночью записал цифры, и с тех пор эта бумажка лежит, я ее не выкидываю. Было подсчитано 96% протоколов, и математически я был уже губернатором, что позволило мне подпустить к себе федеральные СМИ и начать говорить о своей команде.

И когда ты в шесть утра губернатор, а в семь тридцать уже не губернатор…

Я видел, как в кабинет председателя крайизбиркома зашли вице-губернатор, политтехнологи Тарасенко, экс-министр Пучков, — зашли и закрылись. Я подошел, постучался, а секретарша мне говорит: «Ой, они там собрались чай пить!» — «Я тоже хочу чаю!» — «Я вам тут налью!» Вот я стоял у стойки, а через полчаса они все вышли, и после этого протоколы стали выниматься из системы ГАС «Выборы» и вноситься второй раз [с нужным результатом]. Они вышли довольные, прошли мимо меня.

У меня такого никогда не было — разве что только когда я первый раз в детстве не за дело получил в нос возле школы. Вот я стоял и думал, что делать: так, надо, наверное, людей на площадь выводить. Ну и голодовку на всякий случай объявить. Это было спонтанное решение человека, который двое суток до этого не спал.

— Правда, что Зюганов вам позвонил и сказал: «Сынок, не бзди, идем до конца!»?

— Было такое. Первый звонок был в четыре часа утра, а второй — когда уже в Москве было утро. Зюганов сказал: ты просто не понимаешь, с чем тебе придется теперь столкнуться, ты обязан пойти до конца. Так что не занимайся дурью, не надо разбивать никаких палаток — и с того дня мы каждый вечер проводили сход в течение недели с большим митингом в субботу.

— Просто сама формулировка кажется очень экстравагантной для лидера партии.

— Геннадий Андреевич — обычный мужик, с Орловщины, я тоже с Лесозаводска. У меня терминология народная. Все говорят «их», а я говорю «ихние». Зюганов на самом деле сказал не так: может, кто-то это перекрутил («перекрутил» сам Ищенко: видеозапись, на которой он говорит эти слова как напутствие от Зюганова, опубликовали многие СМИ. — В.П.). Геннадий Андреевич сказал: ты мне бросай голодовку, ты мне нужен живой и невредимый — а я здесь тебя прикрою.

— А что у вас сегодня на обед?

— А я еще не знаю. Пойдемте — и вас накормят.

— Боец и депутат Джефф Монсон сказал, что его как-то к себе звали коммунисты на прием, и он увидел там такой роскошный стол, что после этого усомнился в том, коммунисты ли вы. Что вы об этом знаете?

— Я господина Монсона упрекать ни в чем не буду. Я вчера (19 октября. — В.П.) был здесь на обеде. Партия официально снимает помещение на базе отдыха «Снегири» для организации мероприятий. Я здесь второй раз и знаю, что тут удобно всех располагать, поскольку разом приезжает 200–300 человек со всех регионов страны. Сам я живу в центре Москвы, они меня приютили, стараюсь экономить бюджет родной партии (улыбается). Вчера на обед был суп с курицей, потом была котлета по-киевски с картошкой, салат из кальмаров с овощами под майонезом, хлеб, компот — слишком сладкий был — и булочка с маком, но я вчера ее не ел (смеется).

А Монсон — он же предатель.

Он приехал в Россию и пошел сначала в КПРФ, его прорабатывали по линии партии, он должен был возглавить определенное общественное движение — спортивное. Но в силу того, что он, извините, «пробитый» спортсмен, его просто там перекупили (в сентябре 2018 года Джефф Монсон стал депутатом Красногорской городской думы; на выборы он шел от партии «Единая Россия». — В.П.).

«Будет герой Дюша Лесозаводский»

— Кто придумал ваш лозунг в Instagram «Кто Ищенко, тот всегда Найдетко»?

— (Долго смеется.) У меня есть штаб, там около 30 ребят-журналистов. Я скажу так: это СМИ-сообщество, которое не продалось за деньги. Я попросил своих помощников склеить два снимка с фотосессии, а они устроили конкурс: давайте придумаем лозунг. И я не мог понять смысл этого, а мне говорили: ставь-ставь, ты ничего не понимаешь.

Вот сейчас я долго думал, как весь негатив, направленный против меня, при нулевом бюджете развернуть. И до меня дошло: нужно запустить онлайн-телевидение и разделить на две части. Одна будет все эти ситуации высмеивать — это самое лучшее, когда ситуацию можно засмеять. Вторая часть — это когда будет выдвижение, я хочу сделать что-то вроде путевых заметок, когда буду сам ездить собирать подписи для муниципального фильтра. Будет что-то вроде «Ищенко ТВ», а пародийная часть будет называться «ПримкрайТэВэ»: у меня есть в штабе парень Ярослав Ширшиков, он очень экстравагантный (в России Ширшиков известен как «предводитель движения за возрождение российского гусарства» и автор серенады в адрес Натальи Поклонской. — В.П.), и уже покрасил волосы в рыжий цвет. Уже сняли первый из роликов, в которых мы будем высмеивать все ситуации, и сценарий тоже писал я.

— Покрасил волосы — под вас?

— Ну да. (Смеется.) Будет у него герой Дюша Лесозаводский. Андрея в детстве зовут Дюша, а Лесозаводский — потому что я оттуда. Будем применять нестандартные методы.

Еще партия предоставила мне социологические исследования, по которым выходит, что за меня голосовало мало женщин. Непонятно, хотя это, может, потому, что я рыжий. Возможно, ситуация с разводом внесла коррективы. Я официально развелся год назад, я свободный человек. Проплаченные СМИ пытались это все перекрутить, что брак я расторг фиктивно, хотя я официально по брачному договору подарил супруге квартиру, машину и земельный участок. Поэтому и возник конкурс в соцсетях, что та девушка, которая первая проголосует за меня и пришлет фото, в случае моей победы пойдет со мной на ужин. Так оказалось, что это знакомая моей семьи, мы поужинали, я ее отвез домой, но мы договорились, что не будем ничего фотографировать и размещать.

Порой я не согласен с политтехнологиями, но надо применять разные методы. Я вот уже говорил в интервью Daily Storm, что признавался в любви пресс-секретарю Шойгу Россияне Марковской. Такая у нас платоническая любовь на расстоянии. (Смеется.) Самца из меня не сделаешь, но будем делать нечто похожее. Я шучу, что я буду, как Стас Михайлов: девочки, курочки мои, все на избирательный участок. (Смеется.) Ну а что делать?

— Представим, что 16 декабря побеждает Кожемяко. Какие у вас дальше есть варианты?

— Во-первых, Кожемяко в первом туре не победит. Даже любимая всеми нами главнокомандующая уссурийскими судами Элла Памфилова сказала, что если ничего 16 декабря не закончится, то второй тур выборов пройдет 30 декабря. А когда оппозиционный кандидат попадает во второй тур — он сто процентов выигрывает. Ну а если выиграет Кожемяко — честь и хвала, пусть работает. Я продолжу работать в Законодательном собрании, мое предприятие продолжит работать в крае.

Что касается каких-то притеснений — ну какие притеснения? Меня все пытаются подловить, но я никак не связан с бюджетом: я строю дома и продаю их частным лицам. Да и в городе меня буквально все знают, я поддерживаю федерацию спорта, у меня организация «Дети войны». Если начнут съедать такого человека — поперек горла им встану.

Меня пытаются сравнить с Чубайсом и Трампом, а рыжий — это цвет счастливого человека. И я всегда говорю: не делайте мне зла, потому что зло, направленное против меня, вернется вам многократно. Я слишком много делаю добра. Моя компания ежегодно отдает миллион рублей на благотворительность. Я такой.

Все думают, что я богатый человек, но это не так. Вот эти часы за 800 долларов, мне их подарили. Туфли у меня обыкновенные за три тысячи рублей. Не поверите: в Москву приехал — у меня две рубашки. Вот эта рубашка — мать мне ее купила — стоит 2500 рублей. Два дня проходил, вчера постирал, высушил, сегодня уже погладил. Я человек очень простой.

А подтверждение того, что все возвращается, вот какое. У нас в Находке были сфальсифицированы результаты, я думаю, на всех участках, но мы смогли выявить только пять. Я уверен, что фальсификациями руководил депутат Руслан Манаконов. Так вот, неделю назад Манаконов был осужден по статье «Хищение бюджетных средств» на 4 года: он в 2015 году, будучи депутатом ЗакСа, умудрился снять приемную во Владивостоке под свои нужды и там устроить частный детский сад.

Ради 50 тысяч рублей человек обманывал государство и избирателей. Понятно, что его осудили не за фальсификации, но именно этот человек давал указания, какие результаты должны быть в Находке за Тарасенко. Судьба вернула ему должок очень быстро. Я сейчас жду возмездия для господина Коржа, который руководил фальсификациями в Уссурийске, — он находится под следствием в связи с делом о хищении 50 миллионов рублей при газификации города.

Людей же не обманешь. Так что с 30 на 31 декабря регион сделает себе подарок и под оливье и шампанское выберет себе губернатора. (Улыбается.)

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}