Выборы gazeta.ru

Выборы на кураже

Широка страна моя родная, а на слуху одна Москва. Такими стали и выборы 8 сентября — московская кампания велась, не побоюсь этого слова, отвратительно.

Давление со стороны власти, недопуск независимых кандидатов, гонения на оппозицию, немотивированно жестокие разгоны массовых акций. Но! В конечном счете все это привело к мобилизации именно протестного электората, так что сложилась парадоксальная ситуация: считается, что низкая явка выгодна власти, поскольку при ней можно осуществить «административную мобилизацию», но в этот раз в Москве все получилось наоборот.

При низкой явке успешную мобилизацию осуществила оппозиция, что привело к значительному расширению представительства в Мосгордуме. И даже проигрыш пресловутого депутата Андрея Метельского и быстро раскрученной Валерии Касамары — это досадно, это неприятно, но для власти не критично. А вот что критично, так это то, что в целом оппозиция продемонстрировала свою способность к мобилизации и способность влиять на итоги голосования. И такой результат придаст ей куража.

Правда, у меня нет сомнений, что та же самая КПРФ проявит гибкость и договороспособность в Мосгордуме. Но здесь важны не комбинации, здесь важна тенденция — тенденция разрушения монопольной власти «Единой России», а также то, как эта тенденция влияет на изменение общественного сознания, по крайней мере, в Москве. Она, безусловно, повлияет — я бы сказал, революционизирующим образом.

Вообще, значение выборов в Мосгордуму выходит далеко за пределы столицы: выборы дали не только и столько политический эффект, сколько психологический, символический и коммуникационный. И, в некотором смысле, этот фактор перевешивает или, по меньшей мере, уравновешивает успех «Единой России» на губернаторских выборах.

Ведь Москва — это тот образец, на который смотрит Россия, смотрит политически активное меньшинство, которое видит: ага, этого можно добиться, значит, надо действовать активнее, целенаправленнее, энергичнее.

Можно сказать, что значимым фактором в такой мобилизации стало и «Умное голосование». Впрочем, и тут действовало оно не однозначно: допустим, в 30-м округе «умное голосование» было против Романа Юнемана в пользу его оппонента, именно поэтому Роман упустил победу. К тому же оценить его эффект в полной мере не вполне возможно – «Умное голосование» пока что стало фишкой исключительно Москвы. А вот электронное голосование, на мой взгляд, показало себя не лучшим образом — уж слишком подозрительны «сбои».

Так ради чего все эти потуги — и с той, и с другой стороны? Мосгордума, в которой единороссы все же сохраняют большинство, действительно превратится в место для дискуссий. А в информационно-политическом пространстве важен сам факт дискуссии: не суть, как и на что влияет городской парламент, сама дискуссия влияет на общество. Проведу некоторую аналогию со съездом народных депутатов СССР 1989 года. Понятно, что в те времена все решала всесильная и единственная Компартия.

Но те дискуссии на съезде, которые транслировало телевидение — это, кстати, была роковая ошибка власти — очень повлияли на изменение атмосферы в Советском Союзе. Сейчас телевизионный ресурс можно даже не привлекать — есть социальные сети, онлайн-трансляции, так что дискуссии неизбежно будут выплескиваться наружу, становиться достоянием общества.

К тому же можно говорить о парадоксе этих выборов в общенациональном разрезе — это то, что все могут себя назвать победителями. «Единая Россия» — у нее в 16 регионах губернаторы победили в первом туре. «Яблоко» пробилось кое-где. ЛДПР не просто получило Хабаровский край, но еще добилось ряда успехов. «Справедливая Россия» сохранила свое присутствие. КПРФ стала бенефициаром выборов в Москве.

Конечно, победа ЛДПР на Дальнем Востоке для власти некритична: он всегда рассматривался как актуально или потенциально оппозиционный регион, но людей там немного.

Заявления всех политических сил о своих о победах как раз указывают на переломный характер политической ситуации. Можно говорить, что предопределенность, предсказуемость результатов исчезает. Оживляется политический процесс. Конечно, люди могут не верить (и совсем необязательно, чтобы 70% людей верили) в чудодейственную силу выборов: достаточно чтобы мобилизовалось меньшинство. И эта мобилизация сейчас происходит.

Что дальше? Возьмут ли московскую ситуацию на «карандаш» политически активные граждане в других регионах? Несомненно, да — в первую очередь в мегаполисах, сдвиги будут в крупных городах европейской части, Урала, в Новосибирске. И неизбежно — в Питере. Но пока разрыв между Москвой и «Россией» в политической сознательности слишком велик, и формирование общенациональной повестки — главная задача непровластных сил.

Вот, пожалуйста, три вероятных пункта такой общенациональной стратегии: отставка правительства (доходы населения, как ни крути, снижаются шестой год подряд), роспуск Госдумы, отмена пенсионной реформы в ее нынешнем виде. Четвертый пункт — прекращение политических репрессий, невмешательство государства в личные свободы, включая цифровые, граждан, освобождение всех политзаключенных. Вот вам общенациональная повестка — ее поддержат все в России, независимо от политико-идеологических взглядов.

Сейчас возникает уникальная ситуация (она пока еще не сложилась окончательно), когда системные партии могут поддержать несистемные силы. И могу сказать, что консультации на этот счет ведутся. В силу понятных причин, системная оппозиция очень трусовата. Но, тем не менее, возможность сотрудничества уже не исключена.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}