Выборы Михаил Зубов mk.ru

Как Путин будет регулировать явку на выборы в Госдуму

Чего хочет власть: привлечь избирателя или отпугнуть его?

До выборов в Госдуму остается всего две декады, а вот пойдет ли на них избиратель, остается тайной, покрытой мраком. Пока создается впечатление, что его там не особенно и ждут. Агитационных плакатов с призывами явиться на участки на улицах практически нет, телевизионные дебаты между кандидатами по одномандатным округам не проводятся вовсе. Партии дебатируют по федеральному каналу каждый будний день, но не в самое удобное время — с 17.50 до 18.30. Люди уже уходят с работы, но еще не доехали до дома. Почтовые ящики пока не ломятся от памяток с адресом вашего избирательного участка. Государство не спешит потратиться на привлечение избирателей на участки. Зато член ЦИК Лихачев сообщает, что избирателям 18 сентября будут угрожать акции запрещенной в России организации. Информация, явно не привлекающая на участки, хотя если вчитаться, то речь идет об участках для россиян на Украине.
В Центризбиркоме объясняют: на проведение этих выборов требовалось 15 миллиардов рублей, а Минфин выделил всего 10,4 млрд. Вот и решили сэкономить на наружной рекламе и прочих способах информирования граждан.
Миллиарды, которых не хватило для полноценного информирования об избирательной кампании, — капля в море российского бюджета. Одна сотая процента, даже меньше. Будь политическая воля — эти деньги бы нашлись. Как нашлись 20 миллиардов для установки на все участки камер видеонаблюдения к выборам президента в 2012 году. Еще раз обращаю внимание: тогда на одни только камеры было потрачено вдвое больше, чем на всю кампанию по грядущим выборам в Госдуму. Это было важно для легитимности Путина: высокая явка и абсолютная прозрачность. На этом не экономили. Выходит, что сейчас легитимность Госдумы — это не так важно.
И вот результат экономии. Опрос ВЦИОМ: о приближающихся выборах знают только треть россиян. Он был проведен еще до начала агитационного периода, но при такой вялой агитации, как сейчас, картину трудно будет изменить. И другой результат. Согласно опросу Левада-центра, 89% (!!!) респондентов полагают, что подтасовки окажут влияние на результаты, причем 54% опрошенных уверены, что это влияние будет очень или довольно серьезным.
Уверенность в подтасовках может оказаться как мотиватором (явка на выборы в Госдуму 2011 года из-за этого возросла, люди шли на участки, чтобы их голос не приписали одной из «привилегированных» партий), так и демотиватором: зачем туда идти, если все равно подтасуют?
Вообще государство не так уж трудно заподозрить в том, что оно манипулирует явкой, играя то на повышение, то на понижение. Но выигрывает от своих манипуляций далеко не всегда.
На выборах 2011 года поначалу не ожидали и половины от списочного состава избирателей. И государство активно работало на рост явки. В итоге пришло 60%. Но мобилизовались не те, кого ждали, а «рассерженные горожане», которые раньше не ходили на выборы. Как результат — партия власти набрала меньший процент голосов, чем ей бы хотелось.
В 2013-м перед выборами столичного градоначальника решили пойти от обратного — не играть на повышение явки в расчете на то, что придут «кто надо». Просчитались снова. Многие представители ядерного электората действующего мэра просто остались дома (и без нас все решится) а вот те, кого особенно не звали, мобилизовались вокруг Навального и пришли. В результате дело едва не закончилось вторым туром.
Ну а про то, что в 2012-м «попали в яблочко», я уже сказал.
Как будет теперь? О «финансовой» игре на понижение явки я уже сказал. Но, с другой стороны, Роскомнадзор отрапортовал о блокировке нескольких ресурсов, которые призвали вовсе на выборы не ходить. Если бы борьба с явкой была самоцелью — зачем тогда «мочить союзников»?
«Власть хочет одновременно и повысить явку, и понизить ее, — сказал «МК» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Любая власть в мире хочет, чтобы ее избиратели пришли, а чужие — нет. И вот добиться этих двух целей одновременно удается не всегда. Российская власть заинтересована в том, чтобы пришли пенсионеры, которые участвуют в деятельности совета ветеранов и очень благодарны государству. Чтобы пришли бюджетники. То есть те, для кого главное — не улучшение жизни и другие «журавли в небе», а стабильность. Те, кто хочет минимальных гарантий и боится, что если к власти придут болтуны, то они все разрушат. При этом государство не стремится создавать интерес к выборам у тех, кто обижен и недоволен.
Но главный риск для партии власти в том, что, усыпляя своих оппонентов, она усыпит и союзников. Что ее сторонники поверят, будто все решено. И тогда в почти еще летний выходной день они не захотят пораньше уехать с дачи или оторваться от телевизора, чтобы проголосовать. Поэтому очень важно показывать им: результат зависит именно от вас, от каждого ветерана и учителя. А одна только административная мобилизация через трудовые и ветеранские коллективы не всегда работает. Нужен полный набор воздействия. Поэтому я думаю, что все еще появится: и билборды, и открытки в почтовых ящиках, и более активные призывы по телевидению. В последний период перед выборами будут всячески подчеркивать: оставь мангал, иди голосуй, надо, надо, надо. Но делаться это будет не за счет Центризбиркома, а уже самими кандидатами и партиями».
В абстрагировании ЦИКа от зазывания на выборы есть как минимум один плюс. Не повторится такая ситуация, как в 2011 году, когда дизайн наружной социальной рекламы выборов, выполненной за государственный счет, оказался очень похож на агитационные плакаты одной из конкретных партий. Тогда это многих возмутило. Сейчас государственная реклама не будет похожа ни на чью другую в связи с ее практическим отсутствием.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}