Хроника Антон Ольшанников ura.news

Журналист «URA.RU»: что осталось за кадром «Прямой линии» с Путиным

20 июня прошла 17-я «Прямая линия» с президентом России Владимиром Путиным. Замредактора «URA.RU» Антон Ольшанников следил за происходящим непосредственно в «Гостином дворе», где снимали программу, и поделился тем, что осталось за кадром.

С 2018 года «Прямая линия» проводится под девизом, сформулированным самим президентом: «Персонификация должна быть очевидной». «Фишкой» эфира является возможность президента в online-режиме связаться с членами правительства, руководителями госкорпораций и губернаторами.

В прошлом году от гостей в зале отказались, в этом — их вернули и усадили полумесяцем, по рядам которого бегали ведущие «Первого канала» и «России». Среди присутствующих оказались как известные люди, так и малознакомые широким массам представители силовых ведомств, предприниматели, общественные деятели.

Кудрявый молодой человек, напоминающий Электроника (это был пианист Иван Бессонов), в самом начале отказался раскрывать журналистам свой вопрос президенту, признавшись лишь, что он про собаку (может, поэтому ему и не дали слово).

Чемпионка по фигурному катанию Алина Загитова, оказавшаяся в первом ряду, где были установлены стеклянные столики, собиралась спросить главу государства о перспективе проведения в России международных спортивных мероприятий. Тренер сборной России по футболу Станислав Черчесов признался, что вопросов не приготовил. А на реплику ведущей, стоит ли ехать в Петербург (на матчи Евро-2020) сказал: «Вам — стоит, а мы — в дополнение».

Его подопечный, капитан футбольной сборной России Артем Дзюба поддержал старшего, а во время эфира вел себя крайне живо и отпускал реплики вслух сидевшему рядом актеру Александру Петрову (тот хотел попросить Путина помочь его городу Переславлю). Весь интернет уже обсуждает реакцию Дзюбы на саморекламу шаурмы от Амирана (блог «Дневник хача»). Услышав вопрос, футболист произнес, судя по характерным движениям губ, непечатное слово.

И если в течение всего эфира цвет лица актера Петрова менялся от обычного к пунцовому (при сдерживании от смеха), то его коллега, актер театра и кино Евгений Миронов напротив всю «Прямую линию» просидел с очень серьезным, практически не меняющимся лицом. Надо сказать, гостям «Прямой линии» повезло: при рекордной для Москвы жаре в «Гостином дворе» было прохладно.

В зале были не только гости и главный выступающий. Позади президента расположились операторы (они реально работали в режиме онлайн, записывая и расшифровывая пожелания людей), гигантская плазма, на которой большую часть времени транслировалась стилизованная карта России, а также экраны, куда транслировались SMS-сообщения — допускались даже шуточные, вроде «Когда вернется крепостное право? Ждем-с помещика, который нашу деревню купит и организует рабочие места».

Для уральцев среди присутствующих в зале выделялся соведущий программы, корреспондент «Вестей» Павел Зарубин. Выпускник Уральского государственного университета (ныне УрФУ) был ведущим на екатеринбургском «Четвертом канале», в 2003 году признан Академией Российского телевидения лучшим репортером региона, а затем переехал в Москву и вошел в кремлевский пул.

Павел Зарубин стал героем самого первого казуса «Прямой линии».

Когда ведущие за две минуты до начала эфира попросили зрителей в студии выключить телефоны, мобильник зазвонил у самого Павла. Тот как раз произносил фразу «того, кто не выключит телефон, покажут на весь мир».

Тем не менее, именно Зарубин впоследствии начал беседу Владимира Путина со страной, поинтересовавшись, какие вопросы президент «считает самыми актуальными». «Сейчас это уровень жизни, уровень доходов, здравоохранение, работа с отходами, мусором», — ответил президент.

Другой выходец из Екатеринбурга, журналист Павел Краснов включился из высшего военного авиационного училища Краснодарского края и передал вопрос от курсанток верховному главнокомандующему. Девушек интересовало, смогут ли они осваивать истребительную и штурмовую авиацию («никаких ограничений для женщин в армии нет»), каков почасовой налет у президента («с 2012 года — в общей сложности провел в воздухе несколько месяцев»), и может ли девушка попасть в экипаж борта №1 («наверное, сможет»).

Первый вопрос с Урала на «прямую линию» поступил из поселка Маук в Каслинском районе Челябинской области. Корреспондент «России-24» Дмитрий Щугорев вел эфир из местного фельдшерско-акушерского пункта. «Раньше здесь работало четыре человека, а сейчас только два, не работает физиотерапевтический кабинет, где устарело оборудование, и главная проблема — молодые кадры, которые сюда не едут, несмотря на запущенную программу „Земский доктор“», — объяснил суть вопроса журналист, ее подтвердила местный фельдшер Светлана Борисовна.

Президент проблему признал, отметив, что «отрасль тем не менее развивается»: «А вот новым жильем, а мы перечисляем на это средства, должны заниматься региональные и местные власти и должны они предусмотреть на это деньги в своих бюджетах, иначе люди будут уезжать», — сказал глава государства.

Какой была реакция челябинской власти на вопрос жилья для врачей пока неизвестно. А вот по поводу другого вопроса — «ненадлежащих условий пересечения железнодорожных путей на станции „Тамерлан“ Южно-Уральской железной дороги» — Уральским СУ на транспорте СК РФ тут же было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей) и опрошены власти.

Единственным уральским губернатором, которому пришлось держать ответ перед президентом в прямом эфире, оказался глава Тюменской области Александр Моор. Мария Кузнецова из села Каскара Тюменской области пожаловалась на отсутствие водопровода. Президент выразил искреннее удивление: «В целом по стране это проблема: доступа к чистой и хорошей воде не имеют миллионы человек. Целая программа создана по обеспечению людей чистой водой. Для меня странно, что в непосредственной близости находится Тюмень — один из регионов-доноров. Вполне достаточно средств, чтобы решить этот вопрос, и нужно ли ждать полтора два года — не знаю, но сомневаюсь».

«В 2020 году водопровод от Тюмени до Каскары будет построен, соответственно, будет возможность увеличить его пропускную способность и все жители частного сектора будут иметь возможность подключиться к централизованному водоснабжению. Уже сейчас можно обратиться в водоканал с заявкой», — сказал подключившись из своего кабинета Моор.

«Считайте, что они обратились, я за них обратился, я вас прошу об этом. Сделайте это как можно быстрее», — попросил Путин и услышал от Моора уверенное: «Сделаем, Владимир Владимирович».

Удивил Вячеслав Корчанов из Магадана: «В СМИ с завидной периодичностью россиянам объявляют об очередной поимке коррупционера. 9 млрд рублей полковника Захарченко — целый грузовик купюр, неужели он мог добыть их без посторонней помощи? Откуда берутся эти млрд, куда они пойдут, кто отвечает за разгул коррупции и вы как гарант соблюдения закона чувствуете ответственность за это безобразие?»

«Во-первых я как гарант чувствую ответственность за это безобразие, а если бы не чувствовал, вы бы ничего не знали. Часто мне говорят: может быть прикроем, закроем. И у меня один ответ всегда: нет. И если мы имеет дело с коррупцией и наживой за счет граждан, все это нужно делать гласно. Откуда эти деньги? Из коррупционных схем, есть взяткодатели и взяткополучатели. Куда уходят? В доход государства. Чиновники, представители правоохранительной сферы находятся в особом положении и с них будет всегда особый спрос».

На выходе с «Прямой линии» гости обсуждали, вышел ли Путин на рекорд. Выяснили, что глава государства такой цели не имел — иначе бы с легкостью превзошел свой рекорд — 2018 года — задержавшись еще на четыре минуты (сегодня он выступал 4 часа 16 минут). Зато поставил рекорд по количеству вопросов — 81 (предыдущий, в 2016-м, — 80). А насколько была качественная программа 2019 года — говорил в интервью журналистам ведущий Павел Зарубин — президент, на его взгляд, «был предельно искренним».

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}