Хроника Анжелика Басисини rbc.ru

Тройка в Тегеране: о чем договорились лидеры России, Ирана и Азербайджана

Встреча президентов Ирана, России и Азербайджана в Тегеране прошла на фоне обострения отношений Ирана с США и их союзниками. Россия в этом конфликте может успешно сыграть роль посредника, полагают эксперты

Разговор на три страны

В среду, 1 ноября, президент России Владимир Путин с однодневным визитом посетил Иран. В Тегеране он провел встречу с президентами Ирана и Азербайджана Хасаном Рухани и Ильхамом Алиевым. В таком формате они впервые встречались в августе прошлого года в Баку, тогда же было решено встречаться в нем регулярно. Следующая встреча пройдет в России, договорились президенты в Тегеране.

У Путина также состоялись отдельные переговоры с Рухани и духовным лидером и верховным руководителем Ирана аятоллой Али Хаменеи, а также с Алиевым.

В трехстороннем формате обсуждались вопросы транспорта и энергетики, борьба с терроризмом, урегулирование правового статуса Каспийского моря, торговля, сообщил российский лидер после переговоров. В принятом по итогам встречи совместном заявлении стороны подтвердили значимость реализации международного транспортного коридора «Север — Юг». Как и год назад, они подчеркнули необходимость скорейшего завершения строительства железнодорожной магистрали Решт (Иран) — Астара (Азербайджан). Участок является западной ветвью транспортного коридора «Север — Юг», который должен соединить действующие железнодорожные сети России, Ирана и Азербайджана.

Президент Ирана Рухани заявил прессе, что хотел бы видеть российских инвесторов в трехсторонних проектах.

На пресс-конференции Путин также заявил о готовности России поставлять газ на север Ирана по трубопроводной системе Азербайджана и призвал эти страны сотрудничать в сфере энергоресурсов: «Хорошо известно, что Россия, Иран и Азербайджан — крупные производители углеводородов, но это не значит, что мы должны конкурировать. Это значит, что мы должны координировать свои усилия».

Одновременно «Роснефть» и иранская NIOC утвердили «дорожную карту» по реализации совместных стратегических проектов в сфере нефтегазодобычи в Иране, общий объем инвестиций в которые может составить до $30 млрд. «При реализации этих проектов полка добычи достигнет до 55 млн т нефти в год», — сказал глава «Роснефти» Игорь Сечин.

«Очевидно, что крупнейшие экспортеры энергоресурсов (Россия и Иран. — РБК) заинтересованы в наращивании сотрудничества в этой области, особенно учитывая тот факт, что обе страны находятся под санкциями США и ЕС», — подчеркнул в разговоре с РБК эксперт Тегеранского университета Мохаммад Маранди. По его мнению, потенциал двустороннего взаимодействия Москвы и Ирана в этой сфере огромен: «Многое можно сделать в вопросе развития иранской индустрии нефти и газа». Во вторник, 31 октября, в Иране официально был дан старт строительству энергоблока №2 иранской АЭС «Бушер» с участием российской госкорпорации «Росатом».

Кроме того, президент России сообщил о скором разрешении правового статуса Каспийского моря, который так и не был определен после увеличения числа прибрежных государств на Каспии с двух до пяти после распада СССР. Кроме Ирана и России на каспийские ресурсы претендуют Азербайджан, Казахстан и Туркмения. «Мы все — прикаспийские государства, надеюсь, что в ближайшее время мы закончим согласование всех параметров наших договоренностей», — сказал Путин.

Иранская проблема

Путин приехал в Иран на фоне обострившегося противостояния Тегерана с США, Саудовской Аравией и Израилем. Все три противника Ирана в последние недели повторили свои претензии, указав на дестабилизирующую роль Ирана в Сирии. Президент США Дональд Трамп 13 октября пригрозил Тегерану новыми санкциями. Министр обороны Израиля Авигдор Либерман после встречи в Тель-Авиве с российским коллегой Сергеем Шойгу написал в Twitter: «Иран пытается упрочить свои военные позиции в Сирии, я сообщил российскому министру: Ирану необходимо понять, что Израиль не позволит Ирану сделать это». Король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз аль-Сауд на встрече с Путиным в Кремле 5 октября предупредил, что Ирану необходимо отказаться от вмешательства в дела других стран.

Израиль, США и Саудовская Аравия обвиняют Корпус стражей иранской революции (КСИР) — элитное подразделение иранской армии — в участии в боях на стороне сирийских правительственных сил. Кроме того, по мнению Тель-Авива, действия Ирана в Сирии угрожают безопасности Израиля.

По мнению Мохаммада Маранди, Иран не угрожал безопасности Израиля и не станет первым провоцировать конфликт. Москва также считает Иран гарантом стабильности в регионе — совместно с Турцией три страны выступают гарантами действующего в некоторых частях Сирии режима прекращения огня между правительственными войсками и группировками умеренной вооруженной оппозиции. С мая, по договоренности «тройки» и Сирии, в стране созданы четыре зоны деэскалации.

Израиль недоволен тем, что крупные игроки, в том числе Россия и США, предоставляют свободу действий Ирану в Сирии, поэтому пытается справиться с задачей противостояния Тегерану самостоятельно, в том числе нанося удары по военным объектам на территории Сирии, пишет издание Foreign policy.

Бывший посол Израиля в России Цви Маген в разговоре с РБК выразил уверенность, что Путин на переговорах в Тегеране донесет до иранского руководства позицию Израиля, которая была изложена министру обороны России в Тель-Авиве. «Россия в израильско-иранском противостоянии пытается выступить в качестве «посредника и основного арбитра», так как роль США в регионе отходит на второй план — они уже не являются основным фактором влияния на Ближнем Востоке», — считает Маген. Учитывая новую роль России в регионе, Москва может дать Израилю гарантии относительно действий Ирана в Сирии, допускает Маген.

По итогам переговоров Рухани назвал Россию стратегическим партнером, другом и соседом Ирана. Путин, в свою очередь, о стратегическом партнерстве не упоминал, но подчеркнул продуктивность двустороннего сотрудничества по «сирийской проблематике», отметив совместные усилия России, Турции и Ирана в борьбе с терроризмом.

План надо выполнять

Еще одной темой переговоров Путина и Рухани стало обсуждение Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — соглашения по ядерной программе Тегерана, принятого Германией, Францией, Великобританией, США, Россией, Китаем и Ираном в 2015 году и вступившего в действие в январе 2016 года. 13 октября президент США Дональд Трамп обнародовал новую стратегию противодействия Ирану в этой области, пригрозил новыми санкциями и не подтвердил конгрессу США выполнение Ираном СВПД, что открывает для Вашингтона возможность для выхода из соглашения. Трамп заявил, что поведение Тегерана не соответствует «духу сделки», а сам Иран управляется «режимом фанатиков». Теперь у американских законодателей есть 60 дней для принятия решения о возобновлении санкций против Тегерана.

В документе, который подписали три президента в Тегеране, отмечается, что стороны принимают во внимание подтвержденную МАГАТЭ приверженность Ирана взятым в рамках плана обязательствам и «напоминают об обязанности всех государств — членов ООН оказывать содействие в исполнении этой многосторонней договоренности». Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков утром 1 ноября был более эмоционален. «Один из видных деятелей администрации президента Картера однажды сказал: «Не пытайся чинить то, что не поломано». Это мое послание к нынешней администрации США», — заявил он в эфире телеканала RT.

Как полагает иранский эксперт Маранди, Москва знает, что Тегеран полностью соблюдает условия СВПД, поэтому не требует от Ирана никаких дополнительных шагов. Маранди уверен, что Иран не отступит от своей позиции, так как уже выполнил возложенные на него обязательства по СВПД, поэтому изменить отношения должны США.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}