Хроника Анжелика Басисини rbc.ru

Срочный ужин: ситуация в Сирии заставила Путина отправиться к Эрдогану

Владимир Путин в четверг провел встречу с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. Разговор прошел в закрытом режиме, однако перед визитом в Анкару было известно, что акцент будет сделан на Сирии.

Работа за ужином

Президент России Владимир Путин, проведя в первой половине дня 28 сентября в Кремле переговоры с президентом Гвинеи Альфой Конде, вечером отправился на рабочий ужин с президентом Турции. Реджеп Эрдоган на прошлой неделе анонсировал встречу с российским коллегой в Анкаре. В результате встреча двух президентов продолжалась почти два часа. Помимо главы государства в беседе с членами турецкой делегации приняли участие министр иностранных дел Сергей Лавров, министр энергетики Александр Новак, начальник Генштаба Валерий Герасимов, спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, глава «Росатома» Алексей Лихачев, глава «Газпрома» Алексей Миллер и другие официальные лица.

Встреча прошла в закрытом режиме. Как указала пресс-служба Кремля, основное внимание планировалось уделить ситуации в Сирии, обсуждению реализации проектов, связанных со строительством газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую». Как отметил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в последнем случае два президента обсудили моменты, которые тормозят реализацию проекта.

Миллер, в свою очередь, проинформировал Путина и Эрдогана о реализации газопровода «Турецкий поток», сообщил Песков. По словам Миллера, все идет позитивно.

Помимо этого, как сказал Песков, близится решение вопросов, связанных с поставкой в Россию турецких томатов.

Эрдоган также анонсировал визит Путина в Турцию в следующем году.

Уже перед приездом в Турцию Песков указывал, что у визита Путина исключительно прагматические цели, президенты должны «сверить часы» по многим вопросам. Нынешний визит президента России в Анкару — его вторая поездка в Турцию с 2015 года, когда в районе сирийско-турецкой границы турецкими ВВС был сбит российский Су-24. После восстановления отношений руководители стран встречались не раз, однако впервые встреча проводится в таком кратком формате.

Срочная необходимость встречи двух президентов объясняется резким ухудшением ситуации в северо-западной зоне деэскалации в сирийской провинции Идлиб, уверен эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Кирилл Семенов.

О том, что в центре переговоров должен был быть Идлиб, Эрдоган говорил на прошлой неделе. Российская сторона в материалах к встрече также указала, что основное внимание будет уделено ситуации в Сирии, и, в частности, вопросам координации действий двух стран, прежде всего в зонах деэскалации, передал «Интерфакс» 28 сентября.

Однако Сирией повестка встречи не должна была быть исчерпана. Согласно сообщениям информагентств, Путин и Эрдоган планировали обсудить исход референдума о независимости Иракского Курдистана и вопросы двустороннего сотрудничества — продажу Турции противоракетного комплекса С-400, проект газопровода «Турецкий поток» и строительство АЭС «Аккую».

Проблемный Идлиб

С мая 2017 года Россия, Турция и Иран по взаимной договоренности ведут работу по созданию четырех зон прекращения огня в Сирии. Три зоны (в Восточной Гуте под Дамаском, на юге Сирии и к северу от Хомса) заработали к концу лета, однако до середины сентября сторонам не удавалось окончательно согласовать параметры зоны в Идлибе, граничащем с Турцией. Сложность установления перемирия обусловлена тем, что там сконцентрированы основные силы группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ). Она основана на базе запрещенной в России террористической организации «Фронт ан-Нусра». По правилам зон безопасности (зон деэскалации) на ХТШ, как и на запрещенную в России ИГ, не распространяется режим прекращения огня. Чтобы обеспечить перемирие, необходимо сначала размежевать террористические формирования и группировки умеренной оппозиции, которые присоединились к перемирию.

Окончательно параметры зоны деэскалации в Идлибе тройка стран согласовала на переговорах в Астане 14–15 сентября, и с того же времени ситуация в районе начала ухудшаться.

20 сентября боевики ХТШ напали на взвод военной полиции России на наблюдательном пункте, развернутом на границе провинций Идлиб и Хама для контроля за соблюдением прекращения огня. В результате нападения 29 человек были заблокированы и в течение нескольких часов отражали атаки. Обороняться российским военным помогли бойцы племени муали, которые ранее примкнули к перемирию. По версии Минобороны России, атаку ХТШ инициировали спецслужбы США, чтобы остановить «успешно развивающееся наступление правительственных войск к востоку от Дейр-эз-Зора». Однако Пентагон отверг обвинения Москвы в поддержке террористов, назвав их «безосновательными».

Для освобождения российских военных была сформирована специальная группа, в ходе боев ранения получили трое российских военнослужащих. В поддержку наземной операции Россия начала наносить удары с воздуха: по данным Генштаба, за сутки 20 сентября ударами авиации были уничтожены 187 объектов на территории провинции Идлиб и около 850 террористов.

«Проблема в Идлибе очень серьезная. Как только там начали создаваться первые наблюдательные пункты, ХТШ сразу же устроила провокацию, которая привела к эскалации конфликта в этой зоне», — объясняет эксперт Семенов. После атаки террористов на российских военных Москва поняла, что самостоятельно не справится с задачей обеспечения безопасности в этой зоне, поэтому возникла необходимость в более активной роли Турции в разрешении сложившейся ситуации, считает эксперт РСМД Семенов.

Решению вопроса может способствовать размещение турецких военных в зоне деэскалации. О готовности Анкары разместить военных внутри зоны президент Эрдоган говорил в интервью Reuters 21 сентября.

Утраченное доверие к России

Ситуация для России в Идлибе осложняется потерей доверия со стороны умеренной оппозиции после последних бомбардировок, включая события 20 сентября, говорят эксперты РБК. Сирийские революционные силы, возглавляющие делегацию оппозиции в Астане, обвиняют Россию в военных преступлениях против мирного населения провинции и нанесении авиаударов по позициям умеренных боевиков. По мнению Семенова, Россия могла бы действовать «не столь жестко». Он обращает внимание на то, что все СМИ и страницы группировки ХТШ в соцсетях распространяли сообщения о том, что атака якобы была скоординирована и проведена совместно с группировками умеренной оппозиции, хотя последние это не подтверждали.

Провокация террористов связана с постепенным ослаблением и распадом ХТШ, из состава которой вышли группировки «Нур ад-Дин аз-Зенки», «Джейш аль-Ахрар», а также известный шейх Аль-Мухайсини, указывает Антон Мардасов, руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития. Оба эксперта отмечают, что проведение полномасштабной контртеррористичекой операции против ХТШ почти невозможно, поскольку в таком случае в боевые действия неминуемо втянулись бы все повстанческие силы, включая и умеренные группировки, что подорвало бы договоренности о перемирии.

«Россия при таком сценарии испортила бы отношения со всеми странами Ближнего Востока, поддерживающими в Сирии различные группировки, и была бы провалена сама идея создания зон деэскалации», — указывает Мардасов.

Россия заинтересована в скорейшем установлении перемирия в Идлибе, у Турции те же цели, говорит Мардасов. По его словам, Анкара тоже не хочет большой военной операции в регионе, так как не готова принимать новых беженцев, а также заинтересована в уничтожении ХТШ, террористы которой контролируют контрабандные пути торговли нефти на сирийско-турецкой границе в провинции Идлиб.

Россия рассчитывает на то, что Турция консолидирует различные группировки умеренной оппозицией и таким образом решит проблему ХТШ, говорит Семенов.

Курдский вопрос

Проведенный 25 сентября в Иракском Курдистане референдум по независимости от Ирака спровоцировал рост напряжения на Ближнем Востоке. Президент Турции (а курды составляют 18% населения страны) жестко осудил референдум, большинство участников которого высказались за отделение. Эрдоган пригрозил правительству автономии экономическими и военными санкциями, в том числе приостановкой поставок нефти с территории автономии в Турцию — основной источник дохода курдского регионального правительства.

До встречи российский лидер ситуацию в Ираке после референдума никак не комментировал, а его пресс-секретарь напомнил, что позиция России неизменна — она выступает за сохранение территориальной целостности Ирака. Санкциями и другими карами Москва не грозила.

Референдум вывел курдскую проблему на общерегиональный и глобальный уровень, поэтому президенты не могут оставить ее без внимания, отмечает Семенов.

Россия пытается воздержаться от четкой позиции по курдскому вопросу, а Турция наверняка хочет получить объяснение позиции Москвы, уверен независимый эксперт-тюрколог Тимур Ахметов. Курдский вопрос, по его словам, важен и в контексте Сирии, на севере которой тоже сформировалась де-факто курдская автономия. Без решения курдского вопроса сирийское урегулирование невозможно, Москва будет играть важную роль в этом процессе, указывает Ахметов.

России после референдума необходимо обеспечить продолжение своих экономических проектов. 18 сентября «Роснефть» сообщила, что провела переговоры с правительством Иракского Курдистана о возможности участия компании в проекте по строительству газопровода, по которому газ будет поставляться в Турцию и на европейский рынок. Без Турции реализовать этот проект невозможно, указывает Ахметов.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}