Скандалы&Слухи&Стук Андрей ТЕРЕХОВ, Антон ТРОФИМОВ ng.ru

БИТВА НА СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

Гибель японского рыбака во время задержания спровоцировала небывалый скандал между Москвой и Токио.

Уходящий в сентябре Дзюнъитиро Коидзуми уже спровоцировал дипломатические скандалы с Китаем, Южной Кореей и Сингапуром, посетив храм Ясукуни (на фото). Фото Reuters.

Вчерашний день может стать точкой отсчета нового этапа в отношениях между Москвой и Токио. Впервые японские дипломаты столь жестко отреагировали на, казалось бы, рутинное событие – задержание в российских территориальных водах японской рыболовной шхуны. Однако гибель во время преследования одного из рыбаков (как подчеркивают в Японии – впервые с 1956 года), да к тому же в водах, которые в Токио по-прежнему считают японскими, спровоцировала настоящий международный скандал.

Инцидент произошел в районе группы небольших островов Хабомаи. Эти острова входят в Курильскую гряду, но наряду с Итурупом, Шикотаном и Кунаширом причисляются Японией к ее «северным территориям». По словам источников «НГ» в дипломатических кругах, оспаривая юрисдикцию России над четырьмя южными Курильскими островами, Япония в то же время не отрицает, что данная акватория ей неподконтрольна. Поэтому официально Токио не рекомендует своим рыбакам осуществлять там лов морепродуктов. Но японские рыбаки в частных беседах признают, что отправляются в район островов Хабомаи сознательно: ведь один такой рейд может принести доход до 10 млн. иен.

В официальном заявлении МИД России по поводу инцидента на Дальнем Востоке сказано, что «16 августа в 5.45 сахалинского времени в районе островов Танфильева и Анучина в российских территориальных водах пограничным катером было обнаружено быстроходное судно без опознавательных знаков и сигнальных огней». После погони, сопровождавшейся стрельбой, российским морским пограничникам удалось задержать шхуну «Кисин-мару 31».

По данным российского МИДа, «досмотровая группа обнаружила на борту остатки морепродуктов и 25 крабовых ловушек. Документы у членов экипажа, судовые документы, а также разрешение на промысел отсутствовали. Один из членов экипажа был смертельно ранен, предположительно, шальной пулей при проведении предупредительной стрельбы во время опасного маневрирования судна-нарушителя и выброса рыбаками орудий лова и морепродуктов за борт».

Не прошло и нескольких часов после инцидента, как временный поверенный в делах РФ в Японии Михаил Галузин был вызван в МИД, где ему был выражен решительный протест в связи с инцидентом. Как заявил позже советник посольства РФ в Японии Андрей Костин, «протест был нами отведен как необоснованный». Тем не менее скандал набирал обороты. В течение всего вчерашнего дня посольство Японии в Москве вело работы по организации встречи посла Ясуо Сайто с заместителем главы МИД РФ Александром Алексеевым для обсуждения инцидента.

Как рассказал «НГ» специалист по российско-японским отношениям, профессор Университета Шизуоки (Япония) Хаджими Изуми, «мы сами несколько удивились такой резкой реакции властей. Ее, вероятно, можно объяснить лишь гибелью одного из японских рыбаков. Простому японцу трудно понять, каким образом, если судно даже вошло в территориальные воды другой страны, мог быть убит рыбак. Всем понятно, что при преследовании можно ожидать предупредительной стрельбы, но чтобы погиб человек...»

По словам Хаджими Изуми, «общественность в Японии в своем большинстве не интересуется спорами относительно рыболовства в районе Хоккайдо». Однако, поскольку, как утверждает профессор, «у России и Японии есть неразрешенный территориальный спор относительно северных территорий, и эти четыре острова принадлежат Японии», нет ничего странного в том, что, по его словам, японские СМИ не упоминают, что инцидент произошел в российских территориальных водах.

Как пояснили в МИД России, совместная Декларация СССР и Японии от 19 октября 1956 года прекратила состояние войны и восстановила дипломатические и консульские отношения между двумя странами. В Декларации предусматривается продолжение переговоров о заключении мирного договора (которые ведутся с 1955 года). Японская сторона выдвигает претензии на Южные Курильские острова – Кунашир, Итуруп и Малую Курильскую гряду, мотивируя их ссылками на российско-японский Трактат о торговле и границах 1855 года, по которому указанные острова были признаны японскими, а также на то, что эти территории не входят в состав Курильских островов, от которых Япония отказалась по Сан-Францисскому мирному договору 1951 года. Москва утверждает, что указанными островами владеет легально по итогам Второй мировой войны. Советская сторона до 1991 года отрицала существование территориального вопроса в отношениях с Японией.

Наличие этой проблемы впервые было зафиксировано в Совместном заявлении 1991 года, подписанном по итогам визита Михаила Горбачева в Токио, однако разрешения она до сих пор так и не получила. И не исключено, что инцидент со шхуной «Кисин-мару 31» может быть использован японской стороной как лишний аргумент в пользу восстановления контроля над спорными островами. Особенно если учесть, что японский премьер Дзюнъитиро Коидзуми в сентябре покинет свой пост, а его вероятные преемники пока не дали понять, какую позицию они займут в отношениях с Москвой.

Задержания японских рыбаков

21 февраля 1998 г. министр иностранных дел Японии Кэйдзо Обути и вице-премьер РФ Борис Немцов, возглавлявшие тогда межправительственную российско-японскую комиссию по торгово-экономическим вопросам, подписали в Москве соглашение о рыбохозяйственном сотрудничестве в районе Южных Курил, которое урегулировало отношения в прибрежных территориальных водах у Южнокурильских островов. После подписания документа, разрешившего японским рыбакам заходить в российские воды для вылова некоторых сортов рыб и морской капусты в определенные периоды времени, случаи браконьерства со японской стороны значительно сократились, но не прекратились полностью.

21 апреля 2000 г. российские пограничники задержали японскую рыболовную шхуну «Дайтоку-мару 7», которая пыталась скрыться в нейтральных водах. Нарушители вели себя дерзко: опасно маневрировали и даже попытались протаранить пограничный корабль. Пограничникам пришлось сначала открыть предупредительный огонь, а затем вести стрельбу на поражение. Никто из 20 членов экипажа судна не пострадал. Шхуна получила незначительные повреждения и была отконвоирована для разбирательства в Южно-Курильск.

19 июля 2000 г. в районе Южных Курил морскими пограничниками были задержаны три японских рыболовных судна, не имевших документов на промысел. В момент задержания рыбаки поднимали на борт орудия лова. Корабли-нарушители были направлены под конвоем в сахалинский порт Невельск для дальнейшего разбирательства. Как выяснилось, две из шхун – «Сава-мару 15» и «Синке-мару 33» уже задерживались за нарушение правил ведения промысла.

9 июня 2005 г. после многочасовой погони российские пограничники задержали японскую рыболовную шхуну «Бонтай-мару 52», которая вела незаконный промысел окуня, палтуса и камбалы в исключительной экономической зоне России.

2 ноября 2005 г. у берегов острова Кунашир российские пограничники задержали японскую рыболовную шхуну «Эйко-мару 78». Судно вело промысел в соответствии с российско-японским соглашением, однако при проверке на его борту в улове были обнаружены продукты, не разрешенные для промысла. Правительство Японии заявило протест и потребовало от российской стороны освободить команду траулера.

22 июня 2006 г. в 60 милях к востоку от острова Шикотан Малой Курильской гряды в исключительной экономической зоне России задержана японская шхуна «Сее-мару 38», капитан которой не смог предъявить документов, разрешающих ведение промысла в этом районе. При осмотре на борту судна было обнаружено одна тонна кеты, семь тонн горбуши и шесть ящиков с лососевой икрой. Шхуна была отконвоирована в порт Корсаков. Претензий на действия российских пограничников японская сторона не заявляла.

Хроника инцидента со шхуной «Кисин-мару 31»

Данные, поступившие от пресс-службы Сахалинского погрануправления, разительно отличаются от сведений, переданных позже Центром общественных связей (ЦОС) ФСБ РФ. «НГ» помещает хронику событий, согласно данным ЦОС, с соответствующими «сахалинскими» уточнениями.

5.45 (здесь и далее – время местное; по сообщению с Сахалина – в 6.10). В территориальных водах России в проливе Советский у острова Танфильева Малой Курильской гряды (участок Сахалинского пограничного управления береговой охраны ФСБ России) экипаж сторожевого пограничного катера заметил неизвестное судно без опознавательных знаков. В темное время суток на обнаруженном судне были погашены все огни. Запрос по радиосвязи судно проигнорировало.

5.50. Пограничный корабль начинает сближение с неопознанным судном. Заметив это, рыбаки предпринимают попытку уйти. Начинается преследование. Пограничники включают звуковую сирену, требуя от капитана шхуны застопорить ход. Неоднократно повторяемые требования капитан шхуны не выполняет.

5.55. Пограничники спускают на воду резиновую лодку с досмотровой группой. Шхуна начинает опасно маневрировать, не давая лодке приблизиться. Одновременно команда судна спешно сбрасывает за борт морепродукты и рыболовные снасти (крабовые ловушки).

6.00. Исчерпав все возможные попытки остановить шхуну, пограничники открывают предупредительную стрельбу из автомата Калашникова. Капитан судна не реагирует.

6.05. Производится повторная стрельба в воздух.

6.10. Судно-нарушитель останавливается. Досмотровая группа приступает к работе на ее борту. Поступает доклад, что задержанное судно является японской быстроходной шхуной «Кисин-мару 31», порт приписки Немуро (остров Хоккайдо). При осмотре судна пограничники обнаружили четверых членов экипажа, один из которых не подает признаков жизни (По данным с Сахалина, было четверо живых и один труп, при этом во время осмотра никаких повреждений или пробоин от стрелкового оружия обнаружено не было). Одновременно на борту было найдено порядка 3 тонн незаконно добытого краба, осьминога и десятки крабовых ловушек. Начинается конвоирование «Кисин-мару 31» в Южно-Сахалинск.

8.15 (здесь и далее – время московское). Японское управление сил самообороны сообщает, что в ходе задержания российскими пограничниками японского рыболовного судна убит один из рыбаков. Японские власти создают специальную комиссию для расследования обстоятельств произошедшего.

9.00. МИД Японии выражает России протест в связи с гибелью японского рыбака и требует немедленного освобождения судна и остальных трех членов его экипажа. Советник-посланник посольства России в Токио Михаил Галузин подтверждает, что японец, опознанный как 35-летний Мицухиро Морита, скончался от пулевого ранения в голову. Японская сторона уточняет, что впервые с 1956 г. японский рыбак погиб в результате инцидента в этом районе.

10.00. Советник посольства РФ в Токио Андрей Костин сообщает, что Россия считает решительный протест японской стороны необоснованным.

11.00. Шхуна «Кисин-мару 31» доставлена в порт Южно-Курильска. К делу подключается 318-я военная прокуратура Сахалинского гарнизона, которая начинает проверку по факту применения военнослужащими Пограничной службы ФСБ РФ оружия при задержании шхуны. Уточняется, что предупредительная стрельба открывалась по курсу следования и кормовому срезу судна, и подтверждается, что шхуна остановилась и легла в дрейф только после повторной предупредительной стрельбы поверх судна. Тело погибшего рыбака отправляется в морг Южно-Курильска для проведения экспертизы.

13.15. Генпрокуратура РФ заявляет, что предупредительная стрельба была открыта «в связи с тем, что судно не реагировало на сигналы и продолжало уходить в сторону японских территориальных вод». Уточняется, что преследование осуществлялось двумя офицерами на быстроходной моторной резиновой лодке.

13.55. МИД РФ выражает «глубокое сожаление» в связи с гибелью японского рыбака во время инцидента в российских территориальных водах, однако ответственность за случившееся «целиком и полностью» возлагает на браконьеров и японские власти.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}