Скандалы&Слухи&Стук svoboda.org

Отмазать участкового. Дело подбросившего наркотики полицейского

Пресненский районный суд Москвы приговорил бывшего участкового столичного ОВД "Арбат" Константина Данилочкина к трём годам колонии за то, что тот подбросил наркотики уроженцу Татарстана Ильдару Ибрагимову. Дело против Ибрагимова при этом не прекращено, участковый может скоро выйти на свободу, а его коллеги, помогавшие фабриковать дело, не были даже допрошены.

Радио Свобода подробно писало о деле Ильдара Ибрагимова, горного инженера из Татарстана, который работал на Крайнем Севере, в Москву приезжал только на сессию, запрещённых веществ, по его словам, не употреблял и в апреле 2018 года случайно попался в руки участковому Данилочкину.

Согласно материалам дела и показаниям Ибрагимова, он "завис" на Казанском вокзале в ожидании поезда домой, напился и познакомился с неизвестными мужчинами, которые дали ему понюхать какой-то порошок, а потом предложили ещё. Ибрагимов согласился, его отвезли на Арбат, сказав забрать спичечный коробок, спрятанный за памятником Пушкину и Гончаровой. Ибрагимов коробок поднял и тут же был сбит с ног участковым Данилочкиным. В коробке оказалось 1,36 грамма амфетамина (от 3 до 10 лет лишения свободы за хранение без цели сбыта).

Данилочкин в отделении уговорил Ибрагимова подписать признательные показания: по его версии, Ибрагимов забрал наркотики в Филёвском парке, а на Арбате обратил на себя внимание полицейских странным поведением: он якобы метнулся в сторону, заметив сотрудников полиции, Данилочкин с коллегой Владимиром Фроловым подошли к нему, представились, спросили, нет ли у него при себе чего-нибудь запрещённого, он признался, что да, есть – амфетамин.

Любопытно, что Фили возникли не случайно: как пояснил РС руководитель юридического департамента Благотворительного фонда помощи осуждённым "Русь сидящая" Алексей Федяров, таким образом оперативники ОВД "Арбат" переложили на своих коллег из района Филёвский Парк дело по так называемому "тёмному сбыту": если задержанные с запрещёнными веществами граждане не сознаются, у кого они приобрели наркотики, полиция возбуждает отдельное уголовное дело против неизвестных сбытчиков. Оно остаётся нераскрытым и портит статистику.

Адвокат по назначению Андрей Крыжановский из коллегии адвокатов "Комаев и партнёры", по словам Ибрагимова, также склонял его к признательным показаниям, несмотря на то что тот рассказал ему, как всё было на самом деле. Более того, Крыжановский безо всякого соглашения взял с Ибрагимова 30 тысяч рублей – якобы за то, что удалось "договориться" о подписке о невыезде, и был таков. После того как Данилочкин был арестован, адвокат Ибрагимова связалась с Крыжановским, он обещал вернуть деньги, но перестал выходить на связь.

Делом Ибрагимова занялась следователь того же ОВД Анастасия Юдакова. При участии адвоката Владимира Доржиева, также из коллегии "Комаев и партнёры", она допросила Ибрагимова, который под угрозой ареста снова дал признательные показания.

Казалось бы, дело Ибрагимова безнадёжно: признательные показания практически автоматически означают обвинительный приговор. Однако Ильдару повезло найти новосибирского адвоката Анну Белоногову, которая много лет занимается делами по 228-й статье. Ей удалось добыть записи камер наружного наблюдения с Арбата, на которых было видно, что задержание происходило не так, как писал в своих рапортах Данилочкин, а ГУСБ МВД, начавшее проверку по заявлению Ибрагимова, вышло на Олега Стебловского, который привёз Ибрагимова на Арбат. Стебловский, находившийся на оперативном учёте в ОВД "Арбат" после срока за грабёж, рассказал оперативникам, что помог организовать провокацию в отношении Ибрагимова по просьбе участкового. 8 августа 2018 года Данилочкин был задержан прямо на рабочем месте.

Без группы

Следствие с самого начала увидело лишь одного подозреваемого в деле Ибрагимова. Ни "информатор" Стебловский, ни второй участковый Владимир Фролов, ни следователи Алексей Ирков и Анастасия Юдакова, которые, по словам Ибрагимова, помогали ему придумывать фабулу, к ответственности не привлекались. Иркова и Юдакову вообще не стали допрашивать, Данилочкин и Фролов несколько раз меняли показания по поводу обстоятельств задержания, впрочем, вины в фальсификации дела Данилочкин так и не признал, а Фролов и вовсе вышел сухим из воды: по делу Данилочкина он проходит свидетелем, хотя из органов его уволили. Главную улику – запись с камер наружного наблюдения – ни Данилочкин, ни Фролов прокомментировать не смогли: мол, задержание проводилось по закону, как указано в рапорте, а что за видео, не знаем.

Не стало следствие искать и других пострадавших от действий участкового. В органах Данилочкин работает аж с 2008 года, хотя участковым был назначен только в сентябре 2017-го. Следователи запросили номера КУСП по материалам Данилочкина за последние два года, но только те, по которым было отказано в возбуждении уголовных дел, видимо, пытаясь найти в материалах следы фальсификаций, поднимать возбуждённые дела никто не стал. Участковый между тем награждён нагрудным знаком "За отличие в борьбе с преступностью" – надо полагать, что дел "раскрыл" немало.

Как обычно бывает в подобного рода делах, участковому вменили превышение служебных полномочий и незаконный сбыт наркотических средств, по двум статьям прокуратура попросила 15 лет строгого режима.

На суде Данилочкин продолжал настаивать на своей невиновности, главный свидетель обвинения Олег Стебловский отказался от показаний, заявив, что они были даны под давлением, впрочем, суд ему не поверил, а видеозапись осталась в деле. Показания второго участкового Владимира Фролова не "бились" ни с допросом Данилочкина, ни с показаниями Ибрагимова, но судья Сергей Артёмов этого не заметил, к ответственности за ложные показания Фролова привлекать не стал.

Приговор – три года общего режима – по словам адвоката Анны Белоноговой и Алексея Федярова, необычный. Судья Артёмов снял с Данилочкина обвинения в незаконном сбыте наркотиков, посчитав доказательства недостаточными. По мнению суда, вина участкового заключалась лишь в том, что он спровоцировал Ибрагимова на то, чтобы тот поднял "закладку" с амфетамином, о которой полицейскому почему-то было известно. Более того, в статье за превышение полномочий судья выбрал наименее тяжкий пункт, посчитав, что полтора года под подпиской о невыезде в неродном городе не нанесли пострадавшему слишком большого ущерба. Данилочкин в итоге может выйти на свободу через пару месяцев с учётом времени, проведённого в СИЗО.

И Анна Белоногова, и Алексей Федяров сказали, что приговор не похож на другие решения по таким делам: практически всегда сотрудников полиции, которых ловят на том, что они подкинули наркотики, судят в том числе и за незаконный сбыт: "По обвинительному заключению была идеальная совокупность преступлений: сначала возникает умысел сбыть наркотики, а потом фальсификация дела. Из одного преступления вытекает другое, – говорит Анна Белоногова. – Здесь же судья ссылается на одни и те же показания и чтобы осудить за превышение должностных полномочий, и чтобы оправдать в части сбыта".

"Судье было бы гораздо легче оставить сбыт, – уверен Алексей Федяров. – Это безопаснее с точки зрения устойчивости приговора, но он ставит приговор под удар, идёт на прекращение [по сбыту], понимая, что будет и жалоба от пострадавшего, и представление от прокуратуры. Возможно, это результат какого-то торга судьи с кем-то". С другой стороны, считает Федяров, хорошо, что такой приговор вообще вынесен: "Огромная редкость, когда удаётся убедить органы, что их сотрудники подбросили кому-то наркотики, – говорит правозащитник. – Посмотрите на Голунова, по нему даже проверку проводить не стали".

Проблема приговора Данилочкину, по мнению Анны Белоноговой, ещё и в том, что он не снимает обвинений с Ибрагимова, дело которого дважды было возвращено судом в прокуратуру и с сентября находится на доследовании в том же ОВД "Арбат". По мнению адвоката, следователи ждали приговора по участковому, чтобы решить, что делать с его жертвой, но, если приговор Данилочкину устоит в апелляции, Ибрагимова могут по-прежнему осудить за хранение наркотиков. Алексей Федяров, впрочем, с этим не согласен, по его словам, дело Ибрагимова, скорее всего, даже не дойдёт до суда.

Сам Ильдар мечтает о том, чтобы поскорее уехать работать "на севера", а уж сколько будет сидеть Данилочкин, ему не важно: хоть год, хоть день. "Мне уже три предложения поступило по специальности", – говорит он, рассказывая, что пока вынужден жить у друга и подрабатывать грузчиком. Деньги на адвоката по-прежнему присылают родители.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}