Скандалы&Слухи&Стук lenpravda.ru

Пенсионеры против «круизной мафии»

8 мая Дзержинский суд Петербурга начал рассмотрение уголовного дела, в котором центральной фигурой является владелица компании «СПб-Турс» Виктория Ротер, которой вменяется преступление по статье 199 УК РФ – «Уклонение от уплаты налогов».

Сама она год находится под домашним арестом, но дело ее живет. Фирма уже не принадлежит бизнес-леди, однако до сих пор принимает оплату по реквизитам с такой же фамилией.

Владелица крупной туристической компании Виктория Ротер была арестована в мае 2018 года. Ее фирма «СПб-Турс» является своего рода визитной карточкой Северной столицы – обслуживает иностранных туристов, прибывающих в Петербург на круизных лайнерах. Ротер вменяется неуплата налогов вместе с набежавшими штрафами на сумму около 120 миллионов рублей.

Проверку деятельности известной в туристических кругах компании «СПб-Турс» Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №11 по Петербургу закончила к середине 2017 года. Фискалов не смутило то, что в 2015 году общественное объединение «Фонд содействия развитию предпринимательства и промышленности», созданное при поддержке депутатов Госдумы, наградил компанию званием «Лучший налогоплательщик года». Итогом внимания инспекторов к фирме стало доначисление 82 млн рублей налогов, а в целом, с учетом всех штрафов и пеней, компания задолжала государству более 122 млн рублей.

Как следует из материалов налоговой проверки, руководителем и учредителем ООО «СПб-Турс» (Ротер В. В.) был создан ряд организаций (ООО «СПб-турс», ООО «Турсервис СПб», ООО «СПб-ТУРС», ООО «Турсервис»), осуществляющих один и тот же вид деятельности. «Инспекцией установлено, что организации созданы ООО «СПб-Турс» для применения схемы «дробления бизнеса» с целью минимизации налогового бремени», – этот вывод подтвержден и решением Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти, которое появилось после того, как Виктория Ротер в 2018 году безуспешно пыталась оспорить действия налоговиков.

Суд подтвердил, что все эти организации имеют идентичный IP-адрес, их расчетные счета открыты в одном кредитном учреждении, а «все общества являются взаимозависимыми». «Сайт со всей необходимой информацией имеет только ООО «СПб-Турс», бухгалтерский учет во всех организациях вел один и тот же человек, а градация по организациям, у которых турист мог бы забронировать тур, на сайте отсутствует», – заключили в суде.

В мае 2018 года Ротер была задержана сотрудниками полиции. Спустя трое суток Дзержинский районный суд отправил предпринимательницу под домашний арест в рамках возбужденного в отношении неё уголовного дела по статье за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере, самое жесткое наказание по которой предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет.

Удивительное в этой истории то, что своими неприятностями Виктория Ротер обязана двум пенсионерам. Они стали сыщиками поневоле, спасая свою дочь Алису.

Гиды-нелегалы

Для бывшего летчика Александра Листрового и его жены, бывшей учительницы английского языка, Аллы эта история началась в 2015 году – 9 мая. Их «поздравила с праздником» Виктория Ротер, в чьей фирме «СПб-Турс» гидом работала дочь Листровых – Алиса. Ротер обвинила ее в краже 33,5 тысяч долларов. Чтобы спасти дочь от тюрьмы, Александру и Алле пришлось стать сыщиками, адвокатами, бухгалтерами... И придумать такую систему защиты, в которой их противник со всеми связями и деньгами увязла, запуталась.

Алиса и ее сестра Людмила пошли по стопам матери. Они изучали иностранные языки, а потом выучились на гидов-переводчиков. Их пригласили на работу в «СПб-Турс».

В обязанности гидов входило встречать туристов в порту. Те, кто поскромнее, заказывают для экскурсий по городу большие автобусы на 40 человек. Более состоятельные – микроавтобусы на 10–12 человек или индивидуальные туры. "СПб-Турс" специализируется на вторых. За год обслуживает свыше 50 тысяч иностранцев.

– Система такая, – рассказывает Алиса. – Туристы в порту загружаются в микроавтобусы. Перед поездкой по городским достопримечательностям гиды собирают с гостей деньги. Часть иностранцев расплачивалась банковскими картами, номера которых они записывали на специальном листке (гид прямо в автобусе фотографировал этот список на телефон и отправлял в офис, где по номерам снимались деньги). А остальные платили наличными. Эти деньги складывались в конверты и там же в порту сдавались помощникам Ротер, которые отвозили их в офис компании. У гидов это не вызывало вопросов, нам говорили, что долларовая наличка, как положено по закону, приходуется, меняется на рубли и кладется на счет фирмы.
Но потом пришло понимание: далеко не все в фирме делалось, как положено.

Ротер через главбуха разослала гидам по электронной почте письмо: «Одна из недоработанных сфер нашей совместной работы – это то, что гиды, которые работают с «СПб-Турс», делают это без оформления каких-либо официальных договоров, то есть, будем говорить прямо, работают нелегально в нашей компании. Из-за такого положения дел в учете «СПб-Турс» прослеживается парадокс – у нас фиксируется, что принимаем большое количество туристов, организовываем им экскурсии в музеях и по городу, но КТО ВСЕ ЭТО ДЕЛАЕТ, непонятно. Этим мы вызываем большие подозрения у определенных структур… Так дальше работать нельзя».

Логично предположить, что фирма предложит официально оформить сотрудников. Но нет.

«Конечно, можно заключить с каждым гидом официальный договор об оказании услуг (как с физическим лицом). Для фирмы это невыгодно – каждый месяц с доходов, выплаченных по такому договору, фирме придется платить страховые взносы в размере 26 процентов от выплаченного дохода», – написала главбух и предложила каждому гиду (а их в фирме порядка 50 человек) под угрозой прекращения сотрудничества с «СПб-Турс» создать ИП. "Ипэшник" же, как известно, сам за себя платит налоги и взносы, и поэтому «СПб-Турс» не надо будет озадачиваться этой проблемой.

Алиса пошла разбираться к директору, но та развеяла ее опасения.

– Ротер сказала, что меня это письмо не касается. Я буду оформлена в «СПб-Турс» как положено, потому что я хороший работник, прекрасный организатор, и вообще она собирается сделать меня своим заместителем, – рассказывает Алиса. – Я поверила, потому что Ротер незадолго до этого действительно меня выделяла среди остальных: я вела переписку с клиентами, помогала решать оргвопросы. По ее заданию я съездила на международную туристическую выставку в Германию, где Виктория проводила большую часть времени. Она показала мне свою квартиру во весь этаж с персональным лифтом в элитном районе Берлина. Вообще много со мной откровенничала.

Однако радость от "повышения в должности" длилась недолго.

Доллары в мешках

8 мая 2015 года, когда начался новый круизный сезон и Алиса вышла на работу в качестве "замдиректора", она узнала, что ей предстоит заниматься наличной валютой – быть по сути «черным бухгалтером».

– Доллары привозили в полиэтиленовых мешках и сваливали в коробку. Потом, рассортировав по пачкам и перетянув их резинкой, складывали в сейф. Официальный бухгалтер Анна Филимонова к этой куче денег даже не подходила – сидела в сторонке и подсчитывала только безнал, снятый с банковских карт. Ее задачей было равномерно раскидывать эти безналичные деньги по разным конторам. «СПб-Турс» работала по так называемой упрощенной системе налогообложения. Она подразумевает предельную сумму годового дохода. Чтобы не превысить ее и не "свалиться" с «упрощенки», было открыто несколько фирм с чуть измененным названием. Иностранный турист не отличит «СПб-Турс» от «СПб-турс» или «СПб-ТУРС».

Понять примерный масштаб оборотов бизнеса Виктории Ротер несложно. За те два дня, что Алиса была сборщицей денег, в фирму поступило от 413 иностранцев с двух кораблей 60 тысяч долларов наличными и 113 тысяч долларов безналом (Ротер позже сама в показаниях назовет эту сумму в полиции). Если умножить цифры на количество круизных судов, ежегодно прибывающих в Петербург (250), получится, что за сезон у Ротер и ее фирм могло набежать около 22 миллионов долларов (свыше миллиарда рублей – по тогдашнему курсу 50 рублей за 1 доллар), из них 7,5 миллиона долларов наличными. При этом официально, согласно штатному расписанию, которое Ротер позже предоставит в разные инстанции, в «СПб-Турс» работали всего три человека – гендиректор (она сама) с окладом в 0 рублей, главбух с окладом 35 тысяч рублей и менеджер с окладом 30 тысяч рублей. То есть фирма, имевшая дело с миллионами долларов, платила подоходный налог с суммарной ежемесячной зарплаты двух штатных сотрудников в 65 тысяч рублей.

Но все это выяснится позднее. А тогда, 8 мая 2015 года, Алиса попросила Викторию Ротер перевести ее обратно в гиды. Ротер согласилась, но попросила Алису доработать в офисе еще один день – 9 мая, чтобы она могла найти замену.

На следующий день вечером вдруг "пропал" один из гидовских конвертов с 1620 долларами. И пока Ротер с Алисой выходили из офиса на улицу, сестра директрисы Елена Мони, числившаяся менеджером в «СПб-Турс», объявила, что нашла пропавший конверт в сумке Алисы.

– Тогда я прямо при них звоню гиду, чьи деньги якобы пропали, и спрашиваю, как выглядел этот конверт, что и в каком месте на нем было написано, – вспоминает Алиса. – Он рассказывает, и выясняется, что конверты не совпадают. Я сгребла деньги, швырнула их Ротер на стол со словами: «Хватит меня разыгрывать! Пересчитывайте деньги! Не уйду из офиса, пока не пересчитаете. Если чего-то не хватает – вызывайте полицию. Я расскажу руководству Морского порта о том, что у вас тут творится». Снова пересчитали всю наличку, сумма сошлась, и Ротер закрыла все деньги в сейф. А потом примирительно сказала: «Это какое-то недоразумение. Успокойся. Я сейчас улетаю в Германию. Когда вернусь, переведу тебя в гиды обратно, а пока отдыхай».

«Опасайся за своего сына»

Через несколько дней Виктория Ротер вернулась в Петербург из Германии и пригласила Алису на встречу – «обсудить планы по работе». Но почему-то не в офис, а в ресторан.

– В ресторане Ротер объявила мне, что 9 мая у нее пропало не 1620, а 38 тысяч долларов! – вспоминает Алиса. – Тут же заходят 8 бугаев, один из них говорит, что они – служба безопасности «СПб-Турс», и эти 38 тысяч долларов я должна теперь им. Стало понятно: чтобы я молчала о том, что творится в офисе, меня решили запугать и объявить воровкой. Тот бугай в ресторане сказал: «Опасайся за здоровье своего сына – кости черепа на голове у ребенка очень слабенькие. Теперь ты и твоя семья ходите и озирайтесь».

– Мы и озирались, – добавляет отец Алисы. – На телефоне сидели с утра до вечера, встречали и провожали дочерей. Потом Алису с внуком отправили жить на дачу. Но ее и там нашли.

– Утром я пошла в магазин, – продолжает Алиса. – Рядом останавливается машина. Выходит все тот же громила из ресторана: «Ты что, забыла про долг, думаешь, мы шутим? Готовь деньги. И не вздумай ходить к руководству порта».

Алиса написала заявление о вымогательстве и угрозах в полицию. Но получила ответ: «Был осуществлен неоднократный выезд по месту регистрации Ротер. Однако дверь квартиры никто не открыл. На основании вышеизложенного и учитывая, что в установленный законом срок проверки опросить Ротер не представилось возможным, в возбуждении уголовного дела отказать».

– Некоторые полицейские нам даже сочувствовали, – вспоминает отец Алисы. – Один майор в приватном разговоре сказал: «Хотите, нарисую картину, что из всего этого выйдет? Вы будете писать свои письма и получать ответы, что состава преступления нет. Где-нибудь после двадцатого раза вас сочтут сумасшедшими и вообще перестанут вам отвечать». А другое должностное лицо посоветовало Алисе: «Деточка, если бы ты была моей дочкой, я бы сказал тебе: уезжай отсюда быстрей! На кону слишком большие деньги». Что Алиса в итоге и сделает.

Директор «СПб-Турс» заявила в полицию о краже 33,5 тысяч долларов (впрочем, она и ее подчиненные все время путались – в деле фигурирует и 30 тысяч, и 38 тысяч долларов, и 1,5 миллиона рублей). А ее приближенные дали на Алису соответствующие показания. Причем слово в слово, как под копирку.

Параллельно началась кампания по дискредитации гида. «СПб-Турс» входит в Ассоциацию участников круизного рынка, где Ротер является учредителем и членом правления. На одном из заседаний ассоциации в присутствии директоров других круизных компаний Игорь Щербаков, помощник Ротер, называвший себя на допросах начальником транспортного отдела «СПб-Турс» (хотя в штатном расписании фирмы нет такой должности), известил всех о краже денег и призвал не брать на работу «воровку Алису». На проходных пассажирского порта «Морской фасад» появились фото Алисы с предупреждением «На территорию не пускать!». Там же, в порту, по ее словам, кто-то раскладывал ее распечатанные фото с надписью «вор»...
Алиса с сыном уехала в Турцию, но и там ей стали звонить какие-то люди и требовать долг, обещая в противном случае проблемы от «дагестанской диаспоры». Ее турецкий гражданский муж был вынужден обратиться в полицию.

Однако желание во что бы то ни стало добить бывшую подчиненную сыграло с Ротер злую шутку. Полицейские, отрабатывая ее заявление о краже в особо крупном размере, запросили бухгалтерские документы о пропавших деньгах. Но ведь «черный нал» не приходовался? Время шло, а Ротер все никак не могла их предоставить.

Как поражение превратить в победу

Тем временем Александр и Алла, защищая дочь, от ее имени подали на Ротер иск в Смольнинский суд, требуя признать наличие трудовых отношений между гидом и «СПб-Турс». Ротер же их отрицала.

Судью Осипову не убедили ни именной пропуск Алисы на территорию Пассажирского порта от имени «СПб-Турс», оформленный через службу безопасности "Морского фасада", ни наряды от фирмы на проход в музеи с экскурсионными группами, ни нотариально заверенная переписка Алисы с Ротер, в которой директор перечисляла должностные обязанности Алисы как ее заместителя. Все эти документы в глазах судьи перевесили показания подчиненных Ротер и предоставленные ею штатные расписания – за 2013, 2014 и 2015 годы. Те самые, с минимумом официальных сотрудников. (Кстати, уже после суда выяснится, что расписания за 2013 и 2014 годы окажутся еще и поддельными! Бывший бухгалтер Григорьева, давая показания в Следственном комитете, не подтвердит свою подпись под ними.)

Суд отказал в иске о признании трудовых отношений, но главное для Алисы и ее родителей уже было в другом:

– Мы поняли, как обернуть этот суд себе на пользу и в итоге победить Викторию Ротер. Мы задавали вопросы гидам, которых Ротер отправляла в суд в качестве свидетелей. Те вопросы, которые в дальнейшем заинтересуют налоговую и Следственный комитет: «Как вы получали зарплату?» Они честно отвечали: «Наличными, по 100 баксов за каждый день работы». – «Где-нибудь расписывались?» – «Нет, Вика нам сама выдавала». – «С вами заключали трудовой договор?» – «Нет». Вика, то есть Виктория Ротер, там же, в суде, их слова подтверждала. А все это заносится в протокол.

После суда на руках у родителей Алисы были фактически признательные показания Ротер, ее приближенных. Александр и Алла разослали заявления – в полицию, следственный комитет, прокуратуру города, налоговую службу и государственную инспекцию труда – о том, что Виктория Ротер не платит налоги, выводит валюту за рубеж (поскольку "черного нала" в фирме скапливалось много, а в России существуют ограничения на вывоз из страны иностранных денег, директриса просила знакомых, включая Алису и ее сестру Людмилу, перевезти для нее валюту через границу).

– Сначала нас все футболили, – вспоминает Алла . – Так, из ЛО МВД на водном транспорте пришел ответ, что у Ротер не было прямого умысла на сокрытие налогов. То есть она случайно, по глупости недоплачивает государству огромные деньги. Это "отсутствие прямого умысла" постоянно встречалось нам в официальных ответах...

Алиса дважды дозванивалась на прямые линии президента. Но оба раза указания «разобраться» спускались из Кремля все в ту же полицию.

В разные инстанции Ротер давала взаимоисключающие сведения о своей компании, не опасаясь последствий. В полицию, чтобы изобличить Алису в краже, написала, что фирма собирала наличные деньги. Налоговую инспекцию уверяла, что валютного нала в "СПб-Турс" никогда не было, а суд и государственную инспекцию труда – что Алиса у нее вообще не работала.

Возможно, расчет был на то, что ведомства между собой не пересекаются. И план бы сработал. Если бы не родители Алисы. Они стали связующим звеном между государственными структурами, указывали на расхождения в документах и свидетельских показаниях. Все заявления и жалобы пенсионеров, сперва, вероятно, казавшиеся мелкими камушками, брошенными в огород Ротер, продолжали катиться, увлекая за собой более крупные, и постепенно на бизнес-леди из Германии обрушился камнепад.

Полиция не хочет возбуждаться

В возбуждении уголовного дела в отношении Алисы по факту кражи денег в «СПб-Турс» полиция отказала – ввиду отсутствия состава преступления. Ротер так и не смогла представить необходимые документы. Ни о том, что наличная валюта, поступавшая от туристов, должным образом приходовалась. Ни о том, что Алиса официально в «СПб-Турс» работала и несла материальную ответственность.

Вывод из полицейского постановления: «Указанные (в заявлении Ротер) сведения присутствуют в материале (проверки. – В.Ч.) только в качестве домыслов и предположений только одного источника – В.В. Ротер – и никаких иных субъективных и объективных подтверждений не имеют. То есть в настоящее время сделать вывод о фактическом наличии денежных средств невозможно».

При этом полиция отметила, что «из имеющихся в материале проверки документов следует, что от туристов осуществлялся прием наличных денежных средств в иностранной валюте», а «документов, подтверждающих обмен долларов США на рубли, предоставлено не было». Более того, бухгалтер Филимонова за отсутствием других подтверждающих документов и вовсе принесла в полицию «черную бухгалтерию» – ведомости собранной гидами с туристов валюты, подписанные Ротер. А на них приписки, сделанные от руки, куда какую сумму направить – в конверт (то есть наличкой в сейф), или на счет какой-то из пяти фирм, прячущихся за вывеской «СПб-Турс». Именно эта «черная бухгалтерия» ляжет потом в основу уголовного дела, которое в 2018 году в отношении Виктории Ротер возбудит Следственный комитет. Но в 2015-м полиция просто сделала вывод: раз нет надлежащих подтверждающих документов, то как бы и не было никакой наличной валюты. А в итоге никто ни в чем не виноват – ни Алиса в краже, ни Ротер – в налоговом преступлении.

Но Александр и Алла не успокоились на признании невиновности дочери. Раз доказано, что кражи не было, значит, был ложный донос. Последовало заявление в полицию с требованием возбудить соответствующее уголовное дело в отношении Ротер и Щербакова, который на заседании Ассоциации участников круизного рынка выставил Алису воровкой. В материалах полицейской проверки, как потом выяснится, были показания двух присутствовавших на том заседании директоров турфирм – «Эсперанс» (Перфиловой) и «Ти-джей Трэвел» (Чуриковой), подтвердивших, что Щербаков действительно обвинял Алису перед участниками ассоциации и «просил сотрудников туристических компаний не трудоустраивать указанное лицо в своих организациях». Более того, и сам Щербаков в полиции в этом признался. Однако из полиции опять пришел отказ «в возбуждении». На том основании, что «получить объяснение от гражданки Ротер В.В. не представилось возможным, т.к. она находится в настоящее время за пределами Российской Федерации». А Щербаков «добросовестно заблуждался, когда уверял, что Алиса украла деньги у Ротер».

«Добросовестные заблуждения» вообще свойственны этому господину. Помните, сначала Алисе вменяли кражу 1620 долларов в конверте одного из гидов? Щербаков сперва утверждал в полиции, что именно она взяла у гида конверт. Но спустя два года все-таки признался следователю: «Денежные средства у Кирилла (фамилию гида мы опускаем. – В.Ч.) забрал я лично по указанию руководителя В.В. Ротер, после чего пересчитал их опять же по указанию Ротер, обычно я не пересчитываю денежные средства». Вот так Щербаков, по сути, выдал начальницу. Ведь сам факт того, что Ротер заставила пересчитать деньги (хотя это раньше не делалось), да еще в конкретном конверте – именно в том, который вскоре якобы «будет украден», – свидетельствует о том, что готовилась провокация.

Впрочем, это признание прозвучит позже, когда показания на Ротер уже будут давать и другие сотрудники – те, кто раньше давал показания на Алису. Но в 2016-м еще ничто не предвещало такого развития событий.

«Кто мне что может сделать?.. С кем нужно, я в порту дружу. Никто против меня не пойдет… Если меня потянут, то я скину всех… У меня все схвачено в порту и… есть связи везде. Мои мальчики за меня и во всем мне помогут…» – это цитата из «переписки Ротер». Некто, представившийся Робин Гудом, – один из тех, кому «она навредила, кого унижала и кому гадила», – в 2016 году разослал в 180 электронных адресов руководителей и сотрудников разных круизных турфирм фрагменты якобы взломанной им почты Виктории Ротер. Родители Алисы отнесут эту «переписку» в полицию. Но стражей закона она не заинтересует...

«Лучший налогоплательщик России»

Поворотным моментом в этой истории, заставившим начальников относиться к двум пенсионерам не как к сумасшедшим, стала статья в одной из газет, в которую они обратились. Автор этих строк имел отношение к появлению статьи.

– Начальник 11-й налоговой, прочитав публикацию, сперва отказывался верить, что манипуляции с «черным налом» в таких размерах происходят в наши дни, а не в криминальные 1990-е годы, – вспоминает Александр.

Статья о фирме Ротер привела к тому, что налоговая инспекция назначила в «СПб-Турс» камеральную проверку. И вот тогда Ротер предъявила налоговикам убойный аргумент – почетную грамоту «Лучший налогоплательщик России», выданную ей 28 сентября 2015 года Центром содействия развитию предпринимательства и подписанную депутатом Госдумы единороcсом Михаилом Бугерой. Кстати, тем самым, чей депутатский запрос инициировал «дело ЮКОСА» и привел к аресту Михаила Ходорковского.

Однако, несмотря на столь высокую рекомендацию известного борца с коррупцией, камеральная проверка подтвердила информацию Аллы и Александра о нестыковках в отчетности, предоставляемой "СПб-Турс" в разные ведомства.
Родители Алисы тем временем нанесли новый удар. Получив полицейский отказ в возбуждении уголовного дела о "ложном доносе", они обратились фактически по тому же поводу в суд Московского района. С иском к Ротер и Щербакову о защите чести и достоинства. Но не столько ради победы (хотя они ее в итоге одержат), сколько ради того, чтобы с помощью судебных запросов получить из полиции протоколы с показаниями Ротер и ее команды, которые те давали, пытаясь посадить Алису за кражу. Пенсионеры как чувствовали, что в этих показаниях может быть «бомба». Полицейские же категорически отказывались их знакомить с материалами дела, но игнорировать запросы суда уже не могли. «Черная бухгалтерия» "СПб-Турс" попала в руки родителей Алисы не сразу, но постепенно открывалась подноготная фирмы. И этими сведениями они делились с налоговиками.

Оказалось, что не только от штатных расписаний, но и от других бумаг, составленных Ротер, попахивает подделкой. Например, вместо прошитой кассовой книги в полицию были представлены разрозненные листы, да и то всего за два дня – 8 и 9 мая 2015 года. Причем на одних, как положено, стоит печать «СПб-Турс», а на других – «СПб-турс». В качестве кассира на разных листах подписи разных людей: Филимоновой, Ротер и Соколовой.

На совещании с участием городских руководителей налоговой службы (на него пригласили и Александра) был поднят вопрос о новой, внеплановой выездной проверке в «СПб-Турс».

– Но беспокоил вопрос: а если в "СПб-Турс" ничего не удастся найти? Как в этом случае оправдаться перед начальством за внеплановую проверку? Вдруг произойдет утечка информации, Ротер узнает о готовящемся рейде налоговиков и уничтожит все возможные против себя улики? А такой вариант с ее связями совсем был не исключен, – вспоминает Александр.

Он тоже выступил на том совещании.

– Я рассказал о результатах своего расследования, нарисовал схему того, как в реальности устроен бизнес Виктории Ротер, показал масштабы неучтенной валюты, которые в нем крутятся. Внеплановая проверка была согласована на удивление быстро. Это стало возможно благодаря позиции заместителя руководителя УФНС России по Петербургу Ольги Морозовой и начальника ИФНС № 11 Андрея Веселова.

Но утечка, кажется, все-таки произошла.

Не дали улететь в Германию

– Налоговая запросила полицейское сопровождение для визита в офис "СПб-Турс", – продолжает Александр. – Прокурор пригласил полицейских на инструктаж. Но те поехали не к прокурору, а прямиком в "СПб-Турс". Поехали без налоговиков. А в офисе «СПб-Турс», как я узнал потом, в 10 утра их уже поджидал адвокат с доверенностью от Ротер, выписанной в этот самый день. Удивительное совпадение.

Можно предположить, что утечка произошла в последний момент и в офисе избавлялись от нежелательных улик в большой спешке. Поэтому кое-что все-таки пропустили. Полицейские нашли в сейфе и передали в 11-ю налоговую неоприходованную валюту, а среди разных бумаг – конверт из-под "черного нала" с фамилией гида-сборщика и указанием суммы, и несколько бланков, заполненных интуристами с пометками об оплате наличными.

Кроме того, налоговики предприняли ряд действий, подтвердивших наличие в «СПб-Турс» «черных денег». Они разослали запрос по главным петербургским музеям: сколько туристов посетило их от "СПб-Турс"? Это число решили сравнить с количеством туристов, указанных в финансовых документах фирмы. Ответили только Эрмитаж и Исаакиевский собор. Остальные, в том числе очень известные музеи, под разными предлогами уклонились от передачи подобных сведений в налоговую. Но налоговой инспекции и одного ответа Эрмитажа хватило, чтобы понять – далеко не все туристы «СПб-Турс» расплачивались с фирмой пластиковыми картами.

А еще налоговики получили выписки о движении средств на счетах физических лиц – Виктории Ротер и ее сестры Елены Монни – и выяснили, что в дни прихода в Петербург круизных судов всегда происходило «зачисление наличных денежных средств» на счет Ротер. Что деньги, получаемые от туристов «СПб-Турс», выводились на ее сестру и затем обналичивались. Но, по заключению налоговой, официально во всех пяти фирмах Ротер за все три года, с 2013-го по 2015-й, наличка была оприходована и отражена в книгах учета лишь однажды – 8 мая 2015 года.

В содержимом рабочего компьютера «СПб-Турс» налоговики обнаружили электронную книгу учета расходов и доходов за 2013 год с дополнительным рассчетиком – какие доходы показывать в налоговую, а какие нет. Чтобы были понятны масштабы занижения доходов, приведем такие цифры из итогового отчета налоговой проверки: по договорам эквайринга на расчетный счет «СПб-Турс» в Балтинвестбанке в 3-м квартале 2013 года поступило почти 82 миллиона рублей, а в книге учета фирмы отражен доход чуть больше 20 миллионов.

Полицейские нашли в сейфе печати всех фирм, имевших отношение к «СПб-Турс». Во всех пяти учредителем была Виктория Ротер. Все они были зарегистрированы по домашним адресам ее или сестры. Гендиректорами значились они же плюс их мать. Проверяющие сделали вывод о том, что Ротер прибегла к схеме «дробления бизнеса» с целью ухода от налогов с помощью «упрощенки».

В итоге налоговая инспекция обязала бизнес-леди вернуть государству 118 миллионов рублей (включая пени). Причем насчитали гораздо больше, но Ротер напирала на смягчающие обстоятельства – например, на то, что она попалась в первый раз и занимается «социально значимой деятельностью». К ней прислушались и скостили часть суммы.

В 2017-м было еще много важных событий. В октябре Александр записался на прием к высокому прокурорскому начальнику. Подробно рассказал ему о своем опыте общения с полицией и высказал мнение, что «СПб-Турс» крышуют. А дальше произошло удивительное. 31 октября начальник ЛО МВД на водном транспорте Алексей Денисов был отстранен от должности. Причина, как сообщали СМИ, в том, что его подчиненные похитили человека, который отказывался от их «крышевания», подкинули ему наркотики и вымогали у него деньги за освобождение. Связи с делом Ротер вроде бы никакой. Но через неделю после этого Александру позвонил сотрудник ФСБ, проводивший обыски в ЛО МВД. Его заинтересовала история взаимоотношений полиции с «СПб-Турс». Александр передал документы, которые у него были

17 мая 2018 года Следственный комитет возбудил в отношении Виктории Ротер уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов. Все то, о чем на протяжении трех лет говорили и писали родители Алисы и чего не хотели замечать в полиции и других госструктурах, все-таки возымело эффект. 29 мая Виктория Ротер была задержана в аэропорту Пулково при попытке улететь в Германию.

Все бизнес-леди делают это?

Ротер уже почти год находится под домашним арестом. Ее бухгалтер Филимонова сотрудничает со следствием. Ее сестра Елена Монни «инициировала» против Виктории Ротер судебный процесс о возврате долга в 9 миллионов рублей. В том самом Смольнинском суде и у той самой судьи Осиповой. На судебное заседание ни Ротер, ни сестра не явились. Были лишь их доверенные лица-адвокаты, хорошо знакомые автору этих строк (они защищали Ротер в тяжбе с газетой и, кстати, суд проиграли). А теперь эти же лица оказались как бы по разные стороны. Монни требовала по суду деньги, которые Ротер якобы взяла у нее и не отдает. Сторона Ротер признала долг и обязалась деньги вернуть.

Скорее всего, никакого конфликта у сестер нет, но это один из способов сохранить деньги. Налоговая инспекция в случае неуплаты Викторией 118 миллионов рублей может наложить арест на ее личные имущество и деньги. Но на решения суда такие аресты не распространяются.

Бизнес-леди, устроившая в конце круизного сезона 2017 года банкет в Юсуповском дворце, сегодня отказывается даже оплатить Алисе судебные издержки в 30 тысяч рублей по проигранному ею суду. Чего уж говорить о 118 миллионах, которые с нее требуют налоговики. Штраф Ротер насчитали за 2013–2015 годы (на этот период распространялись полномочия выездной проверки). Но та же схема наверняка действовала и в 2016–2018-х, и в 2006–2012-х – за все время существования «СПб-Турс». И продолжается сегодня. Автобусы с табличками «СПб-Турс» по-прежнему появляются в Морском порту. Ротер по-прежнему член правления Ассоциации участников круизного рынка, на сайте которой «СПб-Турс» фигурирует как компания, завоевавшая себе «прекрасную репутацию». На англоязычном сайте самой фирмы улыбающаяся Виктория по-прежнему зазывает иностранцев в Петербург.

На запрос судебных приставов, почему в порту продолжает работать фирма, чей счет и чей руководитель арестованы, был получен ответ: "С фирмой "СПб-Турс" ИНН 7842341727 у нас нет арендных отношений". А про остальные фирмы Виктории Ротер с другими ИНН – ни слова. Оно и понятно: зачем душить курицу, несущую золотые яйца?

Сидя под домашним арестом, Ротер перерегистрировала две свои фирмы на другое лицо. И перевела их под юрисдикцию Ленинградской области – в Гатчину.

Владельцем и руководителем в обоих юридических лицах, в которых сменился собственник, значится Екатерина Билан. Корреспондент «Фонтанки» связался с девушкой. Узнав, что разговор пойдет о Виктории Ротер и «СПб-Турс», она передала трубку мужчине, которого назвала адвокатом бизнес-леди, находящейся под домашним арестом. Свое имя «адвокат» не назвал, а узнав цель звонка, фактически отказался от разговора. На повторный звонок спустя полчаса ответил требованием прекратить звонить.

– Ротер сделала выводы из всей этой истории. С сайта «СПб-Турс» исчезла рекомендация туристам платить в Петербурге наличными. Деньги теперь нужно переводить через сайт, но, как я выяснил, они напрямую идут на ее личный счет, открытый в Германии, в банке Гамбурга, – говорит Александр. – Более того, в ходе попытки приобрести тур в «СПб-Турс» удалось получить реквизиты и другого счета, на который можно перевести оплату. Он открыт в немецком банке на имя Штефана Ротера. Но так зовут и мужа владелицы «СПб-Турс».

Помимо «СПб-Турс» членами Ассоциации участников круизного рынка являются ещё 12 компаний. Корреспондент «Фонтанки», интересуясь возможностью получения услуг в Петербурге, обратился сразу в несколько из них. В итоге в компании «Инсайдер Тур» на вопрос о вероятности оплаты услуг наличными в валюте ответили утвердительно.
В начале 1990-х компаний, официально имеющих право обслуживать морских круизных туристов в Петербурге, было всего две. Сейчас договор с пассажирским портом «Морской фасад» (а именно там принимают львиную долю круизеров) имеют больше сотни фирм. Многие из них, работая через Интернет, изначально обеспечивают себе гораздо более высокую доходность, чем официальные партнеры круизных линий, действующие в «белой» зоне.

Не обремененные большими расходами, с минимумом штата, практически ничего не вкладывая в привлечение круизных туристов на борт лайнеров, они снимают с этого рынка «сливки». По данным комитета по развитию туризма, в 2018 году Петербург принял 970 тысяч паромных и круизных туристов, а общий оборот отрасли составил около 9 млрд рублей. Была названа и примерная сумма, которую тратит на обслуживание в городе средний круизер, – 11 тысяч рублей в день. Если учесть, что «чистых» круизных туристов в 2018-м Петербург обслужил около 670 тысяч, оборот направления в городе составляет примерно 7,4 млрд рублей.

По экспертным оценкам, еще в 2016-м доля экскурсий, предоставляемых в Петербурге не имеющими официальных договоров с круизными линиями компаниями, составляла от 30 до 45%. Едва ли за годы она уменьшилась. Следовательно, можно с большой долей уверенности предположить, что около 4 млрд рублей оборота круизной отрасли Петербурга приходится на компании, штат которых нередко состоит из 2–3 человек.

«Фонтанка» рассказывала о том, как устроен китайский туристический бизнес в Петербурге: нелегальные гиды, «серые» экскурсии, «черные» сувенирные магазины и рассветы в Китае. Виктория Ротер – не китаянка. Ее фирма официально на сайте позиционирует себя как немецко-русское турагентство. Но делает практически то же самое, что и бизнесмены из Поднебесной.

 

 

Опубликовано: 11.05.2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}