Скандалы&Слухи&Стук znak.com

«Новая» рассказала, как сын генерала ФСБ и «племянник» Рогозина завалили оборонный проект

«Новая газета» рассказала историю важного для страны несостоявшегося проекта импортозамещения в военной сфере, которым занимались, по данным издания, дети генерала ФСБ Сергея Беседы и человека, которого вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин неоднократно называл своим племянником, но теперь внезапно открестился от него.

Речь в статье идет о предприятии «Фотоэлектронные приборы», которое было запущено в 2013 году для налаживания производства крайне важных для армии приборов — тепловизоров, применяемых ныне в бронетанковых войсках, военной авиации и спецподразделениях. 

Ключевой элемент этого прибора — специальная матрица. Она производится всего в нескольких странах мира, и Россия на протяжении многих лет зависима от ее импорта. После введения санкций против военных предприятий России производство собственных матриц стало проблемой национальной безопасности, пишет «Новая». 

Рогозин еще в 2012 году заявлял в эфире центральных телеканалов, что в России производство этих матриц вот-вот будет налажено, но этого так и не произошло. 

«Фотоэлектронные приборы» находятся в здании государственного научно-исследовательского института «Циклон» — одного из немногих предприятий в России (входит в госкорпорацию Ростех), которое производит тепловизионные прицелы с помощью импортируемых матриц.

«Циклон» получил 50% в «Фотоэлектронных приборах»: государственный институт внес в уставный капитал право пользования своим имуществом на общую сумму 385 млн рублей. А другие 50% в компании, работающей над важной для России военной технологией, получила фирма, зарегистрированная на Кипре, — Rayfast Investments. Ее бенефициары прятались в более закрытых юрисдикциях: в Панаме и на Британских Виргинских островах.

В 2014 году, после начала войны на Юго-Востоке Украины, Сергей Беседа (в то время начальник Службы оперативной информации и международных связей ФСБ России) попал в санкционные списки США и Евросоюза как возможный куратор непризнанных республик Донбасса со стороны российских спецслужб.

У Сергея Беседы есть сын, Алексей. В том же 2014 году неизвестные хакеры взломали почту Алексея Беседы на сервисе mail.ru. В течение четырех лет в России об этом никто не знал, пока журналисты «Новой газеты» не обратили внимание на статью в известном издании The Intercept (его репортеры публиковали секретные файлы Эдварда Сноудена), основанную на документах из почты Беседы-младшего. 

В архиве журналисты издания обнаружили документы о сделках офшорных компаний, к которым имели отношение сын генерала ФСБ, а также его работодатель — совладелец группы «Н-Транс» Константин Николаев.

Документы показывают, как доля в стратегическом предприятии — «Фотоэлектронных приборах» — оказалась, по сути, подаренной компании из Панамы Baron Commercial. Судя по письмам, за этой компанией могли стоять интересы Алексея Беседы и Александра Тарасова (в то время замдиректора государственного института «Циклон»).

Алексей Беседа и его партнеры начинают обсуждать в переписке «Фотоэлектронные приборы» и производство матриц для тепловизоров еще летом 2013 года. В обсуждении проекта участвовали условно три стороны: Константин Николаев (инвестор, через своих менеджеров), Александр Тарасов (представитель института «Циклон»), Алексей Беседа (медиатор между первыми двумя сторонами), пишет издание. 

Об Александре Тарасове почти ничего не известно, кроме того, что в то время он трудился заместителем своего отца — генерального директора государственного института «Циклон» Виктора Тарасова.

В переписке Тарасов добивается лучших условий для панамской компании Baron Commercial, которая получила долю в проекте по производству матриц в результате странной сделки. В сентябре 2013 года кипрская компания Rayfast Investments вместе с «Циклоном» учреждают «Фотоэлектронные приборы» (каждая сторона получает по 50%). На тот момент 100% Rayfast Investments принадлежит фирме с Британских Виргинских островов, Bluebell Investments Trading. Судя по документам из почты Алексея Беседы, которые подтверждаются открытыми данными, бенефициар Bluebell — Константин Николаев. 6 декабря 2013 года Bluebell продает 100% Rayfast Investments фирме из Панамы, Baron Commercial, за 10 тысяч долларов. Судя по тексту писем, за компанией Baron Commercial могли стоять интересы Алексея Беседы и Александра Тарасова, утверждает «Новая газета». Через четыре дня, 10 декабря 2013 года, Baron Commercial продает 50% Rayfast Investments фирме Rubyshine Ventures уже за 187 млн рублей (в то время 5,7 млн долларов). В документах из почты Алексея Беседы говорится, что бенефициаром Rubyshine Ventures был все тот же Константин Николаев.

«Эта сделка выглядит так, как если бы вы продали кому-то двухкомнатную квартиру за одну тысячу рублей, а через четыре дня выкупили обратно одну комнату этой квартиры за 1 млн рублей», — делают выводы журналисты «Новой». 

Сам Николаев не стал объяснять «Новой газете» экономическую природу этой сделки. В ее результате панамская компания, близкая к сыну генерала ФСБ и сыну директора госпредприятия, получила 25% в «Фотоэлектронных приборах» и 187 млн рублей.

Александр Тарасов не ответил на звонки журналистов и через своего знакомого отказался разговаривать с «Новой газетой».

Из переписки Алексея Беседы следует, что с момента основания «Фотоэлектронных приборов» в совет директоров компании входил Роман Рогозин — человек, которого зампред правительства Дмитрий Рогозин называл в Twitter «племянником».

В том же архиве почты есть проект письма вице-премьера Рогозина на имя директора Внешэкономбанка с просьбой выделить кредит «Фотоэлектронным приборам». Рогозин не стал подробно отвечать «Новой газете» на вопрос о том, лоббировал ли он интересы своего «племянника», а сообщил, что никакого племянника у него нет.

В 2015 году государственный Фонд развития промышленности выделил «Фотоэлектронным приборам» кредит 500 млн рублей под 5% годовых, однако Ростех не смог предоставить залоги по кредитам, поэтому выделены средства не были.

Стратегический для страны проект, в который госструктуры уже вложили почти 1 млрд рублей, так и не сложился, заключают журналисты «Новой газеты». 

Алексей Беседа, как и его партнеры, общаться с изданием не пожелал, сказав, что не видит в этой истории коррупции.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}