Скандалы&Слухи&Стук Андрей Ъ-КОЛЕСНИКОВ kommersant.ru

КУЛЬТУРНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Александр Соколов удовлетворил иск Михаила Швыдкого.

Сенсационный поворот произошел в истории противостояния министра культуры Александра Соколова и руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого. Вчера глава Минкульта собрал брифинг и лично зачитал текст опровержения, которого от него в судебном порядке еще только намерен добиваться господин Швыдкой. Очевидцем происшедшего стал специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.

Брифинг начинался с невинного отчета министра культуры о ситуации в отрасли. Александр Соколов рассказал о бурном обсуждении в стенах Дома правительства РФ его доклада "Об условиях обеспечения конституционных прав граждан на оказание услуг досуга и культуры" в связи со вступлением в действие 131-го закона "Об общих принципах организации местного самоуправления". Министерству предложено вместе с лучшими представителями регионов до 1 сентября внести рекомендации, которые максимально облегчат обеспечение конституционных прав граждан на оказание услуг культуры и досуга.

Рассказав о состоянии дел в министерстве, министр предложил задать ему несколько вопросов, предупредив, впрочем, что это брифинг, на котором он делает заявления, а не вступает в диалог с журналистами. Он дал понять, что делает таким образом очевидное одолжение журналистам – в расчете, видимо, на то, что они его оценят и не станут задавать неприятных вопросов.

Некоторое время журналисты и в самом деле вели себя достойно и не задавали министру вопросов, которые были бы способны причинить ему боль. Но затем корреспондент радио "Маяк" поинтересовался у Александра Соколова:

– Какое соотношение сил сейчас у вас в отношениях со Швыдким? Как известно, министр Соколов два месяца назад заявил, что раньше в Министерство культуры на все этажи в конвертах носили "откаты", а сейчас то же самое происходит в агентстве по культуре.

Сначала Александр Соколов сделал вид, что вопроса не услышал. Но ему напомнили. – Мы работаем в том же режиме, что и работали,– после некоторой паузы признался господин Соколов.

Очевидно, он имел в виду сотрудничество с господином Швыдким. Необходимо при этом учесть, что сам господин Соколов не так давно высказывался, что одна из проблем его взаимодействия с господином Швыдким состоит в том, что они даже не встречаются.

– Ничего в этом смысле не изменилось,– продолжил господин Соколов. Он добавил, что в Таганский суд, по его сведениям, направлен официальный иск. На этом он на первый взгляд хотел закончить свой ответ. Предельно коротко формулируя свои мысли по этому поводу (его выступления на другие темы занимали не в пример больше времени), министр старался, похоже, показать, что дело это не то чтобы совсем не имеет к нему отношения, но уж точно никак не задевает глубинных основ его психики.

Но быстро выяснилось, что задевает. Министра культуры прорвало после первого же наводящего вопроса:

– А вы уведомление о подаче иска получили? – спросила Александра Соколова журналистка, пожелавшая остаться неизвестной.

– Да,– подтвердил Александр Соколов.

Он мог бы ограничиться этим заявлением. И он даже хотел. Но он колебался. И не выдержал:

– И мы получили суть пожеланий истца. Я вам могу зачитать! Я вам сейчас прочитаю.

Министр взял в руки лист бумаги с текстом опровержения. Таким образом, оказалось, что все-таки это никакой не экспромт, как показалось было только что. Александр Соколов готовился к тому, что намерен был теперь сделать.
Положив перед собой бумагу, министр культуры в присутствии журналистов перед телекамерами зачитал полный текст опровержения: "Высказывание министра А. С. Соколова, сделанное в программе 'Постскриптум' телеканала ТВЦ 25 июня 2005 года и в повторе 27 июня 2005 года о том, что 'можно выбрать проект, который имеет большую перспективу для государства, а можно выбрать тот проект, за который в конверте принесут 'откат', и это было на всех этажах прежнего министерства, я знаю это, как ректор Московской консерватории, и это знает любой директор любого учреждения культуры, и это же продолжается в теперешнем агентстве', не соответствует действительности".

Министр культуры сделал, таким образом, именно то, чего от него и добивался истец!

Он сделал это, даже не дожидаясь решения суда! После этого логично было предположить, что если текст произнесен, то Михаил Швыдкой удовлетворится таким исходом этого дела.
Адвокат господина Швыдкого Павел Астахов, которому я позвонил после брифинга министра культуры, заявил следующее:
– Я очень рад, что министр понял, чего от него добиваются. Так как он уже озвучил текст опровержения, нас это вполне устраивает. Ему осталось только повторить то же самое в суде.

Сам Михаил Швыдкой сказал, что полностью разделяет мнение своего адвоката, и добавил:

– Не считаю нужным переводить конфликт в публичную сферу, так как в нашей отрасли есть более важные дела.
Впрочем, справедливости ради надо сказать, что именно он в свое время и перевел этот конфликт в публичную сферу, обратившись в суд.

А теперь Михаил Швыдкой и его адвокат продемонстрировали, что намерены пойти в этой истории до победного конца.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}