Без паники! © «Vlad_tuh» crimerussia.com

Почему прокуроров-крышевателей преследует УСБ ФСБ или что не поделили генералы ФСБ Олег Феоктистов и Генпрокуратуры Юрий Синдеев

Следственный комитет России бодро расследует уголовное дело о подпольных казино в Московской области, в рамках которого, в лучших традициях КГБ СССР, выявляет все новые факты коррупции.

Центральный ФО, Москва, МВД, Суды, Министерство обороны, ФСБ, Генпрокуратура, ФСИН, ФСКН, Московская область, Санкт-Петербург, Путин, Волгоградская область, Астраханская область, Министерство юстиции, Оборотни в погонах, Краснодарский край, Ростехнол

Доказательств минимум, прокуроры как в сказке во всем сознаются сами, честно и добровольно рассказывают когда, сколько и от кого брали взяток, после чего ... освобождаются из-под стражи, по поводу чего устраивают пьянки, весело освещаемые в СМИ.

Само уголовное дело находится в производстве генерал-майора Дениса Никандрова, старшего следователя по особо важным делам Следственного комитета, а вот оперативное сопровождение расследования загадочным образом взяло на себя самое секретное и могущественное Девятое управление ФСБ России – Управление собственной безопасности в лице первого заместителя руководителя генерала Олега Феоктистова. Правда, ни одного ФСБшника, почему-то пока не поймали, все как-то больше прокуроры. Тогда причем здесь УСБ ФСБ? Немного слов о том, «как все устроено».

Олег Феоктистов

Занимавший до 2008 года должность руководителя 6-й службы УСБ ФСБ Олег Феоктистов получил известность непосредственно занимаясь преследованием генерала ФСКН РФ Александра Бульбова. Как известно, помучавшись много месяцев, Бульбов признал за собой мелкие преступления и был освобожден от наказания в счет уже проведенного времени в СИЗО. В благодарность за прекрасно реализованную спецоперацию, руководитель УСБ ФСБ Александр Купряжкин сделал Олега Феоктистова своим первым заместителем.

Карьера и генеральские погоны – это, конечно, хорошо, но денег этим не очень-то заработаешь. Но тем и уникально положение внутренней безопасности ФСБ, что на них всегда замыкалась коррупционная цепочка.

Известно, что в нашей стране правоохранительным органам платят коммерсанты и «фигуранты», на непосредственной связи с которыми, как правило, состоит нижнее звено правоохранительной «пищевой цепочки» - оперативники и следователи МВД России. Идеальный вариант, когда оперативные службы нарабатывают материал на нечестных бизнесменов (а других у нас практически нет), выходят на них и предлагают оплатить его закрытие. Искать и ловить таких нечестных сотрудников МВД (а других у нас тоже практически нет) должен Департамент собственной безопасности (ДСБ) МВД России, который в своей работе подчиняется и прислушивается к старшим коллегам из ФСБ. Сотрудники ДСБ МВД по большей своей части люди обеспеченные и без особого указания не в свои дела не лезут.

У чекистов, в свою очередь, существует особое Управление «М», занимающееся контрразведывательной деятельностью по выявлению взяточников и преступников в рядах сотрудников всех правоохранительных органов, включая МВД, Следственный комитет, Министерство юстиции и других.

В свою очередь, за сотрудниками управления «М» как раз и надзирает УСБ ФСБ, за которым уже надзирать некому. Интересно, что сами чекисты такую же систему в прокуратуре называют «крышевание».

В 2008 году общие интересы сблизили генерала Олега Феоктистова с только что назначенным первым заместителем начальника Департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД России генералом Андреем Хоревым, а свел их Сергей Абутидзе, работавший в структуре ГК «Ростехнологии». Генерал Хорев имел огромный поток входящих коррупционных денег. Ему и его людям платили все: банкиры и обнальщики, таможенники и контрабандисты, бюджетные мошенники и строители, и ему позарез нужна была надежная крыша. Олег Феоктистов стал не просто опекать Андрея Хорева в обмен на ежемесячное вознаграждение для себя и своих доверенных людей, но и нашел много точек соприкосновения с молодым генералом МВД.

Сразу несколько источников с уверенностью подтвердили, что Андрей Хорев передает ежемесячно Олегу Феоктистову по 500 тысяч долларов США на оплату текущих услуг 9-го управления ФСБ России за общее покровительство. Доходы по отдельным совместным делам, конечно, распределяются отдельно.

Про Феоктистова можно сказать – человек без принципов, скользкий, сегодня будет тебе клясться в любви, а завтра искренне предаст. Большинство «особых» поручений генерал Феоктистов дает сотрудникам 6-й службы УСБ ФСБ, где сам он трудился до повышения, в первую очередь руководителю службы Ткачеву и оперативному сотруднику Григоряну. В частности, важнейшим объектом разработки для УСБ стало Управление «М» ФСБ и те его сотрудники, которые непосредственно занимаются курированием центрального аппарата МВД России. Особые отношения у Олега Феоктистова сложились с первым заместителем руководителя управления Владимиром Максименко и руководителем 1-й службы Александром Филиным, выходцами из военной контрразведки. У Феоктистова на Максименко и Филина приготовлено большое количество компромата, который на постоянной основе собирает руководитель 6-й службы УСБ ФСБ Ткачев. Получив очередные сведения, Феоктистов вызывает Максименко, показывает собранные материалы и по-отечески выговаривает: как же неаккуратно работаете, опять прокололись! В результате таких периодических бесед, Максименко полностью порабощен Феоктистовым и выполняет все его просьбы.

В свою очередь, Олег Феоктистов пользуется тем, что Александр Купряжкин давно перестал видеть себя руководителем 9-го управления и мечтал стать заместителем директора ФСБ России. Когда это произошло, Феоктистов сделал все, чтобы добиться назначения на должность начальника управления, однако директор ФСБ России Александр Бортников отверг его кандидатуру, предложив эту должность помощнику Министра обороны России Сергею Королёву, ранее работавшему в органах ФСБ в г. Санкт-Петербурге.

Говорят, что узнав об этом, Олег Феоктистов пришел в ярость, но руки не опустил и решил действовать по-старинке, поручив руководителю 6-й службы УСБ Ткачеву срочно найти компромат на Королёва. Коррупции найти не удалось, и Феоктистов решил остановиться с поисками. С августа 2011 Сергей Королев года приступил к исполнению своих обязанностей.

Учитывая, что его партнер Андрей Хорев утратил большую часть влияния на экономический блок МВД, текущая мечта Олега Феоктистова занять должность руководителя Управления ФСБ по г. Москве и Московской области.

Владимир Максименко

Владимир Максименко с 2007 по 2009 год руководил управлением собственной безопасности Следственного комитета при прокуратуре, где получил репутацию человека, решающего проблемы фигурантов по конкретным делам. Однако, когда в январе 2009 года в г. Санкт-Петербурге был застрелен один из сотрудников Максименко – Дмитрий Маринин, выяснилось, что до поступления на службу в Следственный комитет убитый имел богатое криминальное прошлое, а во время работы в следственном ведомстве занимался решением вопросов своего шефа, добиваясь нужных результатов по расследуемым делам. В результате, глава комитета Александр Бастрыкин со скандалом уволил Владимира Максименко, а в ФСБ ему, как ни в чем не бывало, была предложена прежняя должность в Управлении «М» ФСБ.

Вернувшись на площадь Дзержинского, Максименко собрал коллектив близких ему офицеров под эгидой 1-й службы Управления «М», в который вошли начальник службы Александр Филин, оперативные сотрудники Козырев, Василевский, Экономцев, Мельник, а также недавно уволившийся Коробейников и прикомандированный к ДЭБ, а теперь к ГУЭБиПК МВД России Яковлев.

Руководитель управления «М» - Алексей Дорофеев – не доверяет Владимиру Максименко и подозревает, что его заместитель занимается коммерческой работой, но подтвердить или опровергнуть это может только УСБ ФСБ, а Олег Феоктистов надежно прикрывает подшефного коллегу.

Основная роль сотрудников управления «М» состоит в согласовании или отклонении кандидатов при назначении на должности сотрудников центрального аппарата Следственного комитета, МВД и других правоохранительных органов. Даже если у собственной безопасности МВД есть свое мнение по какой-либо кандидатуре, последнее слово всегда за «Эмщиками». При этом, все решения по центральному аппарату МВД принимает начальник 1-й службы управления Александр Филин.

К примеру, при назначении в ходе прошедшей аттестации сотрудников на руководящие должности в Департаменте экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, стоимость согласования кандидата в управлении «М» составляла от 50 до 200 тысяч долларов США. Именно так на руководящие должности в структуре ГУЭБиПК МВД России назначены сотрудники ДЭБа Андрей Солодовников, Владимир Севастьянов, Дмитрий Захарченко, Алексей Рябцев, Алексей Камнев и некоторые другие. Многие из этих кандидатов протежировались Андреем Хоревым.

Так, например, владелец УГМК Искандер Махмудов очень просил Хорева взять под свой контроль вновь создаваемое в структуре ГУЭБиПК управление «М» (Машиностроение и металлургия), на что генерал Хорев предложил кандидатуру Андрея Солодовникова пообещав его полную лояльность и помощь в работе. Однако, с первого раза назначить Солодовникова начальником управления не удалось, обеспечив ему лишь место заместителя. Но, при этом, Управление «М» отказало в согласовании всем остальным реальным кандидатам на должность руководителя управления.

В ходе преобразования Следственного комитета при МВД в ведомственный Следственный департамент, Филин лично общался с руководителями подразделений и заинтересованными лицами. В результате, из первоначального списка в 70 отказных кандидатов, почти все смогли «откупиться» за вознаграждение. Однако исполнял Филин и заказы на гарантированное увольнение следователей, среди которых были увольнение старших следователей по особо важным делам Андрея Кисина и Олега Уржумцева, в отношении которых Филиным и Василевским были сфальсифицированы рапорта и агентурные сообщения о получении следователями взяток от неких сторон по расследуемым делам. Заказчиками выступили обвиняемые по делам, которые находились в производстве этих следователей.

Другой важнейший пласт работы Управления «М» - кадры Следственного комитета России, причем в особенности - региональные. Так, руководитель СУ СК РФ по Ростовской области Попов Ю.В. помимо решения вопросов, связанных с интересами представителей преступного сообщества, ежемесячно передает Максименко В.П. 50 тыс. долларов США за общее покровительство и попустительство со стороны ФСБ России.

Руководитель СУ СК РФ по Волгоградской области Музраев Р.К. помимо ежемесячных денежных выплат, является связующим коррупционным звеном между Управлением «М» и руководителями территориальных подразделений СК РФ по Астраханской области, Краснодарскому краю и Республике Калмыкия. За общение с Музраевым Р.К. в Управлении «М» отвечает врид заместителя начальника 1-й службы Василевский, который ранее являлся одним из руководителей службы экономической безопасности УФСБ по Волгоградской области. Вообще, Максименко и Филин стараются поручать самые ответственные дела именно Василевскому, который мастерски умеет делать компрометирующий материал из ничего. Для этого создаются сфальсифицированные рапорты и агентурные сообщения о внеслужебных контактах кандидата или сотрудника МВД России с некими фигурантами уголовных дел и получении коррупционного вознаграждения. Для подтверждения рапортов, периодически проверяемых сотрудников фотографируют со случайными лицами, а фотографии выдают за документирование внеслужебных контактов, придумывая имена и должности изображенным на фотографии. Поскольку эта информация является секретной, никто её проверить не может, а УСБ ФСБ всегда прикроет «младших товарищей» из Управления «М».

В результате таких вот нехитрых манипуляций, тот же Василевский, к примеру, заработал неприлично хорошие деньги. У него четыре дорогих автомобиля, включая два марки «Рейндж-Ровер», своя собственная яхта и катер в Волгоградской области. Проживает офицер в апартаментах в гостинице «Украина» на 7-м этаже, и постоянно ужинает недалеко от дома в ресторане «Пиннокио» рядом с мостом «Багратион», где, кстати, часто встречается с коллегами и где их неоднократно видели вместе с Андреем Хоревым.

Когда в июле 2011 года руководитель управления «М» Алексей Дорофеев решил перейти на новое место службы в Федеральную службу охраны, Владимир Максименко загорелся идеей занять его место, рассчитывая на поддержку Олега Феоктистова, однако должность для него пока не освободилась.

Коммерческие интересы 9-го управления ФСБ

За последние несколько лет сразу в нескольких громких уголовных делах 9-е управление – УСБ ФСБ России взялось сопровождать расследования, проводимые Следственным комитетом при прокуратуре, а теперь Следственным комитетом России. Причем иногда такие расследования приносят сотрудникам 9-го управления ФСБ баснословные деньги. Почти всегда к расследованию таких дел подключают и Андрея Хорева.

Так, например, генерал Хорев, близко знакомый с сотрудниками Северо-Западного таможенного управления, систематически отбирал для коллег-чекистов сведения об уголовных делах о контрабанде крупных партий товаров народного потребления из КНР. Феоктистов, в свою очередь, договаривался с заместителем руководителя Следственного комитета Василием Пискаревым о передаче очередного уголовного дела для расследования в центральный аппарат Следственного комитета. Там дело направлялось к лояльному чекистам следователю, который осуществлял передачу изъятых товарно-материальных ценностей на ответственное хранение коммерческим структурам, которых указывали сотрудники 9-го управления ФСБ, с последующей их реализацией. При этом, судебные решения о признании имущества бесхозным не выносились.

Показательным примером такого расхищения вещдоков является дело так называемого «Черкизовского рынка». Оно находилось в производстве следователя ГСУ СКР Сергея Дептицкого, который поручил проведение обысков на рынке сотрудникам 9-го управления ФСБ. Практически весь товар, изъятый в ходе обысков торговцам пришлось выкупать обратно за деньги. Причем, сбор денег организовывал Андрей Хорев. Самое поразительное, что в ходе обысков у китайских граждан было изъято 3 миллиона долларов США наличными в качестве доказательства незаконной банковской деятельности на территории рынка, однако деньги пропали. По данному факту сам Следственный комитет проводил доследственную проверку, но дело замяли, хотя следователю Дептицкому пришлось уйти на пенсию.

Конечно же, в разделе прибыли от реализации участвовали все участники схемы.

Другим излюбленным методом работы сотрудников 9-го управления было получение по какому-нибудь уголовному делу, расследуемому в Главном следственном управлении Следственного комитета поручения на совершение следственных действий, который вообще никак не были связаны с предметом расследования.

Интересное ноу-хау подчиненные Олега Феоктистова внедрили для освобождения нужных лиц от уголовной ответственности. Так, обвиняемый, находящийся на свободе, фальсифицирует совместно с оперативниками 9-го управления факт вымогательства взятки со стороны следователя, ведущего дело. После чего сотрудники ФСБ ставят вопрос об отстранении следователя-взяточника от дела, обвиняемому предоставляют государственную защиту с охраной спецназа ФСБ России (например, обвиняемые Потоцкий, Кормилицин, Рыбкин), а само дело разваливают под предлогом того, что оно сфабриковано.

Вообще,в деятельности 9-го управления ФСБ России стало нормой обращаться в центральный аппарат Следственного комитета России с просьбой забрать себе по надуманным основаниям любое уголовное дело, расследуемое в любом месте на территории России, с тем, чтобы в дальнейшем добиваться необходимых по нему результатов. А по уже находящимся, порой по 3-4 года, в производстве делам систематически вымогать через сотрудников МВД России взятки за их нерасследование.

Характерным в этом смысле примером является уголовное дело по обвинению Александра Гительсона, который скрылся от следствия только по прошествии 4-х лет расследования. Но на протяжении всего срока расследования по указанию названных сотрудников ФСБ России, следователи Чернышёв С.М. и Санаров Д.А. по надуманным основаниям оформляли следственные поручения сотрудникам 9 Управления ФСБ РФ на проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении коммерческих структур, не относящихся к предмету расследования по делу. Таким образом, в форме взяток следователям и оперативным сотрудникам, реализовывалась оперативная информация о причастности коммерческих структур (в том числе кредитных организаций) к уклонению от уплаты налогов и выводе средств в иностранной валюте за рубеж (банк ВЭФ Латвия).

В эту «деятельность», аналог которой В.В.Путин когда-то назвал «экономическим экстазом», вовлечены многие следователи центрального аппарата Следственного комитета России, включая начальника Главного следственного управления Следственного комитета Александра Щукина, следователей Валерия Алышева, Руслана Ибиева (назначен руководителем ГСУ СК по УрФО), Дениса Никандрова, Алексея Крамаренко (переведен начальником СО СК по г. Сочи, планируется к назначению на должность начальника СО СУ СК по ЦАО г. Москвы), Алексея Новикова, Артема Никитченко (родом из одного населенного пункта с Ткачевым И.И.), Даниила Санарова, Сергея Чернышёва и некоторых других. Именно в производстве этих следователей периодически находятся«заказные» уголовные дела с оперативным сопровождением 9-го Управления ФСБ.

Но, надо отдать им должное, Олег Феоктистов со своими людьми, всячески опекает, оберегает и продвигает по службе сотрудников Следственного комитета, сотрудничающих с ним, используя в этих целях административный ресурс заместителя начальника Следственного комитета генерал-полковника юстиции Ныркова Ю.В., ранее возглавлявшего кадровую службу ФСБ России.

Дело о прокурорах

Весь конфликт разгорелся из-за нежелания начальника организационного управления Генеральной прокуратуры Юрия Синдеева договариваться с Олегом Феоктистовым.

С учетом степени влияния Олега Феоктистова практически на все правоохранительные органы страны, независимое и самостоятельное положение Юрия Синдеева, имевшего огромное влияние в Генеральной прокуратуре и не желавшего, несмотря на неоднократные намеки, согласовывать свои действия с УСБ ФСБ России, не могло закончится для высокопоставленного прокурора бесследно и 9-е управление пошло на прокуроров войной.

Чтобы не светиться раньше времени, генерал Феоктистов договорился в сентябре 2010 года с Андреем Хоревым о том, чтобы тот на основании сфальсифицированных агентурных сообщений добился разрешения на прослушку телефонов окружения Синдеева с тем, чтобы наработать компрометирующий материал, достаточный для возбуждения какого-нибудь уголовного дела. Результат превзошел все ожидания и уже к декабрю у Олега Феоктистова была четкая и стройная картина крышевания подпольных подмосковных казино, из которой сделали впоследствии чуть ли не «дело века». Причем, первое дело по факту незаконной игорной деятельности было возбуждено еще в сентябре 2010 года, однако для Феоктистова было важно раскрыть схему взаимоотношений между прокурорами и добыть доказательства, которые могли бы привести к Юрию Синдееву.

Для возбуждения нового уголовного дела Феоктистов хитро использовал противоречия Генерального прокурора Юрия Чайки и председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина, естественно умолчав о своем конфликте с Синдеевым.

После проведения обысков и задержаний доказательств причастности Синдеева не обнаружилось. Все, что удалось найти – фотографии с совместных праздников подмосковных прокуроров, причем не в дорогом итальянском ресторане вроде «Пиннокио», а в бюджетном ресторане «Премиум», принадлежащем управляющему казино Ивану Назарову и совместные поездки аж на вертолете на «Валаам» (заметьте, это вам не отдых Андрея Хорева на 50-метровой яхте на Сардинии с тысячедолларовым шампанским). Картинку подретушировали, преувеличили и красиво подали в СМИ, уронив имидж прокуратуры до мусорного уровня, попутно завысив сумму доходов от довольно-таки жалких подпольных казино на несколько порядков. После этого дальнейшее расследование было уже делом техники.

Олег Феоктистов добился своего, Юрий Синдеев уже не вернется на свою должность после отпуска и будет уволен из органов прокуратуры. Но борцу с коррупцией в рядах ФСБ России хочется пожелать: начните с себя.

 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}