Без паники! Петр Сергеев gr-sily.ru

КАК ПОССОРИЛИСЬ АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ С ДМИТРИЕМ АНАТОЛЬЕВИЧЕМ

Президент Белоруссии Александр Лукашенко предупредил председателя российского правительства Дмитрия Медведева, что «в случае повышения цен на газ России придется заплатить кое за что, и эта цена будет неимоверно выше».

Александр Лукашенко, Дмитрий Медведев, Россия, Белоруссия

Судя по всему, президента Белоруссии вывел из себя пассаж российского премьер-министра 7 марта в Бишкеке, где проходило заседание Евразийского межправительственного совета.

«Некоторые страны получают российский газ по льготным ценам только благодаря членству в ЕАЭС», — прозрачно намекнул тогда глава кабинета министров, — «Мы здесь никого не держим, но надо помнить, что в случае выхода из ЕАЭС цена на газ вырастет до европейского уровня».

Ответ из Минска не заставил себя долго ждать.

«Если мы строим наш союз, то у наших людей и у нашего бизнеса должны быть равные условия на этом рынке», — сказал 8 марта Александр Лукашенко, — «Если кто-то из умников там  (в России? – П.С.) думает, что нас можно постоянно наклонять и ставить на колени, то этого не будет! Медведев должен понимать, что, если мы будем платить за газ европейскую цену, то России придется тоже платить нам, и эта цена будет неимоверно выше. В основе отношений России и Белоруссии должны лежать не бухгалтерия и природный газ, который не принадлежит Медведеву».

Президент тут же поручил главам кабмина и МИДа подготовиться к очередному заседанию Высшего госсовета Белоруссии, и дать ему «перечень коренных вопросов, для которых должны быть найдены решения». 

После этого многие заговорили о возможном скором выходе смертельно обиженного Минска из ЕАЭС, ОДКБ и даже из Союзного договора с Россией. Правда, такие же слухи гуляли еще в начале февраля. Но тогда Лукашенко назвал их «полной чушью» и «вымыслом», и заверил всех в том, что «Беларусь никогда не выйдет ни из каких интеграционных структур». 

Сейчас белорусский долг за поставленный в эту страну российский газ вырос до 550 миллионов долларов. В начале нынешнего года Минск отправил в Москву авансовый платеж на предстоящие поставки. Однако этот аванс был возвращен, и Россия потребовала для начала полного погашения долга.

Но у Лукашенко своя логика расчетов: он привязывает цены на газ к снижающимся ценам на нефть. Тем более он не берет в расчет льготный кредит в 6 миллиардов долларов, выделенный Россией, и ежегодные беспошлинные поставки нефти.

Между тем, с 2011 по 2015 год включительно Минск каждый год получал до 23 миллионов тонн нефти. 

Распадется ли союзное государство из-за «газовой войны» и личной нелюбви Александра Григорьевича к Дмитрию Анатольевичу? Или сторонам и на этот раз удастся прийти к компромиссу? Проблема в том, что Москве все труднее разговаривать с Минском, требующим «особых отношений», но делающим, кажется, все, для того, чтобы испортить с Россией вообще все отношения. Чего стоит одна только история с российским гражданином Андреем Лапшиным, 7 февраля экстрадированным из Минска в Баку за то, что в 2011 и 2012 годах он посетил Нагорный Карабах без разрешения Азербайджана.

Напомним, что в январе 2017 года Генпрокуратура Азербайджана направила в Минск запрос об экстрадиции блогера Андрея Лапшина.  Александр Лукашенко настоятельно «попросил» белорусских правоохранителей «правильно» отреагировать на просьбу азербайджанских коллег, и уже 20 января Генпрокуратура Беларуси решила выдать блогера-путешественника Азербайджану.

7 февраля Верховный суд подтвердил законность этого решения, отклонив ходатайство Лапшина об отмене экстрадиции. Впрочем, к тому времени Лапшина в наручниках уже везли в Баку.

По сути, это был демонстративный жест белорусского президента: с одной стороны, он показал Москве, что портить с ним отношения опасно, а с другой – помог Азербайджану получить «врага государства номер один», и теперь может надеяться на поставки азербайджанской нефти и газа по сходной цене. Не случайно же после визита в Баку Лукашенко вдруг заявил, что «Беларусь обойдется без российского газа».

Судя по всему, это и подвигло Батьку на требование к Москве продавать газ по еще более низким ценам, а потом дело и вовсе закончилось скандалом с российским премьер-министром.

 
 
 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}