Актуальный архив Леонид Никитинский 2004.novayagazeta.ru

Бросок с конституционным переворотом

Предложения президента Владимира Путина, связанные с лишением выборного статуса глав субъектов Федерации и с переводом выборов в Думу целиком на принцип пропорционального представительства, вызвали бурю политических комментариев, и, как всегда, довольно мало юридических.

Это и понятно. Наши политики еще не успели привыкнуть думать правовым способом за десять лет действия той Конституции, которую администрация Путина теперь решила изменить де-юре или де-факто.

Здесь уместно вспомнить термин «правовое государство», который едва мелькнул на заре перестройки в лексиконе Михаила Горбачева, но вскоре, уже при Ельцине, был отставлен как ненужный и опасный для самодержавной по сути власти. Более точен английский эквивалент этого понятия: «Rule of Law», его можно перевести как «господство права». То есть власть подчиняется закону, а не закон — власти. У нас же наоборот.

В частности, для юридического оформления обреченных на успех путинских инициатив нетрудно переписать Конституцию (хотя в драматическом 1993 году в нее был специально заложен неимоверно сложный механизм внесения поправок), можно принять какие угодно законы, можно принять другую Конституцию и признать Путина пожизненным президентом, а можно и вовсе ничего не менять. В этом суть: не власть подчиняется Конституции, а конституция подчинена Власти.
По нашим сведениям, Кремль уже заказал в Институте государства и права Академии наук юридическое обоснование того, как это все можно прокрутить. Ну и пусть себе обосновывают. А мы не станем утруждать читателя анализом статей Конституции, но если оценивать путинские инициативы только по букве, то они, возможно, действительно ни в чем ей и не противоречат. Они в корне противны тому духу демократии, на который, по крайней мере до сих пор, претендовала наша Конституция. Они противоречат не буквам, а принципам:

1) принципу федерализма — если мы хотим иметь реальную, а не декоративную федерацию, какой был СССР;

2) принципу парламентаризма — если мы хотим иметь орган народного представительства, именуемый парламентом, а не примитивную, хотя и очень дорогостоящую машину для штамповки решений «президентской вертикали»;

3) наконец, самому принципу конституционализма — если мы хотим иметь в России Конституцию, а не ее фикцию.

Конституционный, правовой дух может быть изменен и «между строк», как это было даже и без особой изобретательности сделано в советских конституциях, к примеру, 1937 года. Потому что не так важен государственный (в том числе федеративный) строй — это лишь фасад здания. Важнее политический режим — тот воздух, которым внутри этого дома дышит его «население». Так, одна и та же легитимная с виду система пропорционального представительства в парламенте в условиях реальной многопартийной системы — это одно, а в условиях фактически однопартийной системы с придатками — это уже что-то другое, но тоже очень знакомое. Примерно так было в ГДР, которую полюбил поработавший там подполковник КГБ Владимир Путин. Но потом все немцы почему-то решили, что в ФРГ было все-таки лучше. (И, кажется, не ошиблись.)

А может, и к лучшему, что Путин ни с того ни с сего (потому что к событиям в Беслане и к борьбе с терроризмом это явно не имеет отношения) предложил назвать вещи своими именами? Ведь реальный федерализм у нас так и не родился, и само слово «федерация», если по-честному, следовало бы вычеркнуть из географического названия страны.

Предложение мотивировано необходимостью сделать губернаторов «управляемыми» — но разве они и сегодня не управляемы с помощью многих, в первую очередь бюджетных, рычагов?

Государственная Дума уже не имеет права называться парламентом, потому что она не только не представляет мнения всех кругов избирателей, но фактически и не занимается законодательным и бюджетным процессами, которые монополизированы «вертикалью». (О «верхней палате» в этом контексте и вовсе уж неприлично вспоминать).

Но ведь это все произошло не сегодня. Ведь они же свою пресловутую «вертикаль» у нас на глазах вот уже несколько лет как выстроили.
Гражданского общества нет, почти все независимые СМИ не мытьем, так катаньем (в том числе и внешне вполне «правовыми» способами, как в случае с НТВ) уничтожены. И никто у «вертикали» (кроме немножко мирового общественного мнения) давно уже под ногами не путается. Блин, а результаты-то где? В накачанной нефтяными долларами экономике? В социальной сфере? В блеске законодательных решений? В реальном обеспечении прав личности? В Чечне? Или, может быть, в Беслане?

Где-то глубоко в подтексте кремлевских инициатив просвечивает убеждение их авторов в том, что демократия в России вообще неэффективна, невозможна и не состоялась. Но, во-первых, она состоялась, и именно ее итогом (возможно, наихудшим) стало избрание президента Путина на второй срок (согласимся считать первый срок просто историческим недоразумением). Во-вторых, если говорить об эффективности, то администрация Путина доказала всего лишь свою собственную неэффективность, а не неэффективность демократии вообще (см. ГДР и ФРГ).

В этом свете неэффективности путинской администрации, которая никогда и не делала попыток управлять страной в рамках демократии, а с первых своих шагов последовательно ее сворачивала, новые президентские инициативы раскрываются неожиданной стороной. Ну понятно, что это показуха и липа совершенно в духе КПСС: надо было срочно как-то отчитаться за явную неэффективность действий власти в Беслане и в целом на Северном Кавказе, вот и прикрылись тем, чем под руку попало. Но, с другой стороны, это и вновь явленная нам неэффективность власти даже и по отношению к себе самой, в собственном инстинкте самосохранения. Потому что прогнозы этих первых попавшихся под руку инициатив не просчитаны кремлевскими аналитиками и на два шага вперед.

Допустим, сегодня есть несколько глав субъектов «Федерации», которые не вполне механистически управляемы, способны «забузить», и с ними приходится идти на компромиссы: например, Минтимер Шаймиев (мы говорим не о моральных качествах, а о реальной силе в регионе). Но вот его-то и попробуйте скинуть: как раз и начнется такая «неуправляемость», что мало не покажется. Ведь и на одну Чечню силенок не хватило. Результаты насильственной замены Аушева на Зязикова в Ингушетии вообще превзошли все ожидания. Так для чего же вся эта музыка с «назначениями»?

Могут оказаться любопытны и результаты реформы избирательной системы. Понятно, что принцип пропорционального представительства выгоден Кремлю ровно до тех пор, пока он рассчитывает на голоса оболваненного карманным телевидением люмпена. Но нынче уже не глухие семидесятые годы полного отсутствия внешней и альтернативной информации, да и граждане, хоть еще и не сложившиеся в гражданское общество, все-таки начинают понемногу соображать. Ведь результатов-то не видно, а телевизионное зомбирование имеет свои границы, сегодня гораздо более тесные, чем было в СССР. Поэтому итоги выборов в Думу по новым правилам тоже могут оказаться не такими уж предсказуемыми.

Что же касается «конституционного переворота», то он администрацией Путина вовсе не готовится, он уже давно, хотя и исподволь, произошел.
Суды и так «перевернуты» с ног на голову вместе с конституционным принципом разделения властей. Город Грозный вовсе снесен с лица земли еще в «первую чеченскую». Чего бы еще «перевернуть»? Ну, полтелеканала, одно радио и две с половиной газеты в Москве, несколько десятков независимых СМИ в провинции — вот и все. И уже к Новому году всем скучно станет. Какие же «успехи» тогда демонстрировать по телевизору «населению»? Которое само по себе потихоньку начинает доходить до мысли, что этот отнюдь не правовой принцип «переворачивания», может быть, иногда и эффективен в дзюдо, но редко — в управлении государством.

 

Опубликовано: 27 сентября 2004 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}