Актуальный архив Анна Шамбурова 2004.novayagazeta.ru

Битый час

Город как город. В городе живут обычные люди. Любят шансон. Из маршруток доносится: «…А наш участковый, ментовская рожа, Домой к тебе вдруг заглянул…». Не любят участковых. Создается иллюзия, что в городе какая-то особо циничная милиция. В новостях — сюжет об избиении.

В газете — статья о пытках. На самом деле это только иллюзия. Город-то как город. А иллюзиям есть объяснение.
В Нижнем Новгороде работает организация Комитет против пыток. То, что замалчивается, заминается и всячески пресекается в других городах, в Нижнем знает каждый. Благодаря Комитету. Тем более милиция продолжает создавать «информационные поводы». Первое громкое дело, за которое взялись «пыточники» в 2001 году, — «дело Сергея Олейника». Исход дела они считают своей победой, хотя победа это или поражение — вопрос спорный.

…Ноябрь 2000 года. Возвращаясь с работы, дальнобойщик Сергей Олейник со своим другом зашли в мини-маркет недалеко от дома. Сев за пластиковый столик в углу и разлив «маленькую», Олейник закурил сигарету. В это время в магазин зашли двое мужчин и спросили Людку. Людки на месте не оказалось, но громкоголосая уборщица Галина возвестила, что «Людка вам тут кое-что оставила». Галина передала это «кое-что» мужчинам — и разговор прекратился. Однако экспрессивной уборщице в тот день не хватало общения. Истерично призывая Олейника и компанию «прекратить курить в неположенном месте», Галина направилась к мужчинам с намерением «смести стаканы». Олейник выполнить «просьбу» уборщицы не успел. После окрика Галины к нему сразу же обратились двое, искавшие Людку: «Пойдем выйдем, поговорим. Мы — из милиции». От «сотрудников милиции» несло водкой. На улице Сергей Олейник попросил показать ему удостоверение. Один из милиционеров удостоверение достал. Когда Сергей наклонился его рассмотреть, то получил кулаком по лицу. Удар сопровождался репликой: «Ах, ты майора не уважаешь!». Олейник — крепкий мужчина, на ногах устоял. Нападавший не ожидал. Майор отскочил от шофера метров на пять. На вопрос Олейника: «Ну и зачем ты меня ударил?» — прокричал: «А ты хотел у меня удостоверение отобрать!». Дальнейшие события дальнобойщик Сергей помнит смутно:

— Меня пинали, а я отключился и ничего не чувствовал… Я-то почему от них не убежал? Боялся. Думаю: главное — не уходить, а то убьют. Они были очень пьяны. Я до последнего момента не верил, что это милиция... Один меня вел. А другой ехал сзади на 99-й с затемненными стеклами.

Сомнения Сергея развеялись уже в самом отделении. Там он и узнал имена нападавших — Максим Фролов и Николай Хорьяков. Еще он узнал, что светит ему срок. Статьи Сергею Павловичу любезно озвучили:

— Фролов еще своим показывает: «Вот смотрите: у меня на лице — кровь. Вот он меня ударил! Чистая статья! Сопротивление властям!». Я-то сам еще в шоке, ничего не пойму. Показываю им руки — смотрите, у меня руки-то не сбиты. А потом думаю: «Еб…тв! Так они же мне сейчас и собьют руки». Быстро их спрятал за спину.
Сергея Олейника из отделения отпустили. За ним прибежали жена и братья. Потом…

А «потом» длится до сих пор. Последствия одного вечера растянулись на четыре года. Сергей Олейник стал инвалидом третьей группы «без права заниматься вождением». Половину своего имущества продал, чтобы заплатить за лечение и адвокатов и как-то содержать семью. Почти полгода провалялся в больнице. И столько же времени пытался вместе со своими братьями отыскать правду. А правда все не отыскивалась. Было много лжи. Был следователь Кирюков, который «все не находил доказательств» и отправлял отказы в прокуратуру. Писал своей рукой «записки очевидца». Очевидец Филлипов с тем, что «с его слов записано верно», не соглашался. Под протоколом допроса дописал своей рукой: «Следователь записал не то, что я говорил. Олейник и его друг пьяны не были, матом не ругались. Сопротивления сотрудникам милиции не оказывали». После Кирюкова был следователь Нелидов — бывший подчиненный обвиняемых Фролова и Хорьякова. Нелидов поставлял лжесвидетелей. Один из них — Хаврошечкин — впоследствии признался, что «инвалид я, и у меня заболевание связано с потерей памяти на прошлые события». Другой — Попов — сказал, что кары убоялся, так как государственный алюминий воровал, за чем и был пойман. А свидетельствование его было откупным… Версии, которые выдвигались следствием, были абсурднее одна другой. Например, указывалось, что все травмы Олейник получил, упав на канализационный люк. Сам Олейник комментирует это так:

— Ну я могу понять, что, упав на этот люк, можно получить черепно-мозговую травму. Но, простите, как я могу гениталии об него отбить?! Очень сложно! Даже если сделаю шпагат.

Но следователи на этой версии настаивали и посылали к Олейнику в больницу ходоков.

— Ко мне много раз приходили сотрудники, пытались сделать так, чтобы я забрал заявление. Говорили, что Хорьяков хороший. У него — карьера. Ну, блин, если у тебя карьера, чего же ты тогда лезешь избивать людей?

Но Сергей Павлович и его братья не сдавались. Через полгода обратились в Комитет против пыток. Комитет взялся за дело. Юлия Кирсанова, зампредседателя комитета, сказала: «Это обычная практика, что такие дела долго ведут. На то и рассчитывают, что люди опустят руки, устанут и прекратят искать правду». Хронология дела Олейника подтверждает слова Юлии Кирсановой. В одиночку никто бы не совладал с этой волокитой.

Хронология дела

Декабрь 2000 года. Канавинской прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту избиения С.П. Олейника сотрудниками Канавинского РУВД. Ведение дела поручено следователю Кирюкову О.В. В то же время Канавинской прокуратурой было возбуждено еще одно уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство») в отношении уже Олейника. Расследование также было поручено Кирюкову О.В. Дела были соединены в одном производстве.
Май 2001 года. Следователь Кирюков прекратил уголовное дело в отношении Олейника и вынес постановление о прекращении дела по жалобе Олейника.
Сентябрь 2001. Постановление Кирюкова о прекращении дела было отменено прокуратурой Нижнего Новгорода.
Октябрь 2001. Кирюков повторно вынес постановление о прекращении уголовного дела.
Декабрь 2001. Прокурор повторно отменил постановление Кирюкова.
Январь 2002. Кирюков вновь вынес постановление о прекращении дела.
Февраль 2002. Прокуратура отклонила постановление следователя Кирюкова. Дело было перепоручено следователю Смотракову.
Апрель 2002. Смотраков вынес постановление о прекращении уголовного дела.
Май 2002. Прокуратура отменила постановление Смотракова.
Август 2002. Хорьякову было предъявлено обвинение…
Далее примерно с той же периодичностью пытались обвинить Фролова. Сначала его долго «искали». Хотя всем было известно, что Фролов спокойно проживал по адресу прописки и даже отвечал на телефонные звонки. После нескольких жалоб, переговоров комитета с прокуратурой Фролову в апреле 2004 все-таки было предъявлено обвинение.

Уголовное дело по факту избиения С.П. Олейника сотрудниками Нижегородского РУВД длилось 3 года 9 месяцев.

Николай Хорьяков. 28.05.2003 был признан виновным в совершении преступления. Ему назначили наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет условно. И лишением права занимать должности в органах МВД в течение двух лет. Смягчающим обстоятельством суд признал то, что Хорьяков после совершения преступления более никого не избивал и вел себя прилично. За время следствия Хорьякова успели дотянуть до пенсии. Сейчас он торгует одеждой на Мещерском рынке Нижнего Новгорода.

Максим Фролов. 23.08.2004 был признан виновным в совершении преступления. Назначили наказание в виде лишения свободы сроком на три года условно. Из органов МВД уволился в 2001 году. По имеющимся данным, занимается мелким предпринимательством. Проживает с матерью в Нижнем Новгороде.

Михаил Нелидов. 28.05.2003 был признан виновным в совершении преступления. Его наказание — три года условно. Дело Нелидова осложнилось одним обстоятельством. В 2001 году следователь Нелидов был осужден и приговорен к 12 годам лишения свободы по делу об убийстве. Весной 2001 года на местном телеканале прошел сюжет, где показывались оперативные съемки следственного эксперимента. На пленке Нелидов показывал, куда закопал труп, и объяснял суть происшедшего. После суда Нелидова отправили в колонию в Оренбургской области. Через год присутствие Михаила Нелидова потребовалось в Нижнем Новгороде по делу Олейника. Однако из Оренбурга сообщили, что «Нелидов на смертном одре и этапировать его в Нижний мы не можем». Через несколько месяцев Сергей Олейник случайно встретился с ним на улице Нижнего. Говорят, что сейчас работает охранником в городском развлекательном комплексе.

Сергей Павлович Олейник. Прошел длительный курс лечения. Комиссией признан инвалидом третьей группы. Долгое время не мог работать по специальности как из-за физических травм, так и из-за эмоционального состояния. Признается, что до сих пор входит в подъезд, выбрасывая вперед руку в случае внезапного нападения. Не может общаться с людьми в форме. Даже одноклассника, который служит в милиции, просит при встречах переодеться. Некоторое время назад вернулся к профессии. Однако рейсы удаются трудно, «каждые 60 км приходится делать остановки». Живет с женой и двумя дочерьми — 16 и 19 лет — в Нижнем Новгороде. Сейчас выступает истцом в гражданском деле о материальном возмещении ущерба государством. Государство обещает заплатить 2 тысячи рублей. Из принципа решил довести дело до конца.

 

Опубликовано: 27 сентября 2004 г

Данное сообщение (материал) создано (или могло быть создано) и/или распространено (или могло быть распространено) иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и/или российским юридическим (или физическим) лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Комментарии

{{ comment.username }}

Спасибо за сообщение, Ваш комментарий отправлен на модерацию.

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}