Актуальный архив sibnet.ru

Пыльная история: уголь — не кондитерская фабрика

Из деревни Ургун Новосибирской области стали звучать жалобы на деятельность угледобывающей компании «Сибирский антрацит», якобы она провоцирует появление угольной пыли, что наносит вред природе и здоровью местного населения.

Корреспонденты Sibnet.ru побывали на месте, чтобы понять реальную обстановку в населенном пункте, и опросили заинтересованные стороны.

Недопонимание между жителями Ургуна, местной властью и компанией «Сибирский антрацит» на самом деле длится уже на протяжении нескольких лет.  Но недавно в ряде федеральных и региональных СМИ тема зазвучала особенно громко — жители деревни Ургун «задыхаются в угольной пыли». Побывав на месте, мы увидели, что все не так однозначно.

Проблема в пыли, которая поднимается в воздух от проезжающих машин. Часть жителей считают, что виной всему грузовые автомобили, на которых добывающая компания перевозит уголь. Другие местные жалуются, что пыль образовывается внутри поселка, и винят во всем местную власть, которая не в силах заасфальтировать дороги.

Деревня находится в Искитимском районе, где «Сибирский антрацит» добывает уголь. Жителей — почти тысяча человек. Ближайший угольный разрез — Ургунский — расположен примерно в километре от населенного пункта. Обогатительные фабрики компании находятся между поселками Евсино и Линево. Ежесуточно грузовые Scania выполняют около 300 рейсов от разреза до фабрик по технологической дороге.

Через деревню углевозы не ездили никогда — это факт, с которым никто не спорит. Также факт, что технологическая дорога, построенная в 1980 году, огибает деревню, и находится от жилых домов на расстоянии минимум в 500 метров (санитарная зона согласно СанПиН — не менее 300 метров). Когда проезжают грузовики, дорожная пыль поднимается, но довольно быстро оседает. Что касается шума от работ, которые ведутся на разрезе, то в деревне в день визита его слышно не было.

Началась последняя «шумиха», по словам местных, после того, как в деревню приехала некая инициативная группа, которая и настраивает ургунцев против «Сибирского антрацита».

Чужаки провоцируют?

«Баламуты», как называют их местные жители — это активисты из соседних поселений Иосиф Судаков и Александр Трушакин. Судаков ранее был депутатом в Листвянском сельсовете. Связаться по телефону с ним не удалось, а в секретариате сельского совета лишь подтвердили информацию о его должности, но комментировать его действия и характеризовать личность отказались.

Трушакин является депутатом Гусельниковского сельсовета. По его словам, с «Сибирским антрацитом» он воюет уже несколько лет, причем не только из-за угольной пыли. Главной причиной раздора стали незаконное, по его убеждению, владение землей, несоблюдение границ угольных отвалов и нарушения содержания угольных разрезов. Практически по всем вышеперечисленным претензиям у активиста состоялись судебные тяжбы с компанией, но ряд споров уже оказался проигран.

«Трушакин тут есть такой, появился-объявился, когда-то на нас в суд подавал, что мы много вреда сделали, суд проиграл…», — прокомментировал ситуацию советник гендиректора компании Борис Волобоев.

Но активисты продолжили добиваться своей правды. По утверждению Трушакина, сумма ущерба экологии в 24 миллиарда рублей, прозвучавшая в СМИ, сильно занижена. И в целом, заявляет он, во многих СМИ проблематика обозначается вскользь, а все гораздо глубже и серьезнее. В том числе и в социальных вопросах.

«Предприятие не участвует в социальных вопросах. То, что оно участвует, пытается изобразить, это ерунда по сравнению с тем вредом, который оно причиняет. Кроме этого, добывая ресурсы на территории, оно причиняет вред здоровью населения», — заявил Трушакин Sibnet.ru, правда, результатов официальных данных о вреде здоровью не предоставил.

Относительно социальных вопросов активист привел в пример кадровую политику. По его словам, предприятию невыгодно привлекать к работе местное население. «Почему их не устраивают местные жители? Потому что сейчас они нанимают так называемых пришлых, гастербайтеров, и так далее, которым можно платить меньше», — выразил свое негодование Трушакин.

У местных на это своя реакция. «Появилась инициативная группа эта, вообще, люди левые. Еще, главное, специально зарегистрировались здесь (в Ургуне), чтобы только на «Сибирский антрацит» наехать. Они ходят пропагандируют… Ажиотаж наводят в народе, чтобы только к «Сибирскому антрациту» отношение было плохое», — поделился своим мнением один из местных жителей Сергей Бондаренко.

«Я с ними поговорил, говорю: что вы сюда приехали, баламутите население? А они, мол, не твое дело», — добавил ургунец Николай Гусельников.

Пыль была и будет?

Ни местные жители, ни глава деревни, ни представители «Сибантрацита» не отрицают, что пыль в деревне была и есть. Однако ее происхождение спорное. 

«Внутренние дороги поселка Ургун в основном отсыпаны сланцем, это делалось давно по просьбе местных жителей, от сланца внутри поселка и образуется пыль. Поэтому сейчас мы обсуждаем с главой сельсовета вопрос отсыпки улиц поселка щебнем», — рассказал советник гендиректора компании Волобоев. 

«Пыль, конечно, беспокоит. Куда ее деть? На листьях пыль скапливается, не угольная, но все равно она есть… Никто нам никогда не поможет. Мы же не видим, поливают ли там техническую дорогу, мы же туда каждый день не ходим... Мы постоянно поливаем, смываем, что-то делаем. Стараемся, чтобы этого не было», — поделилась коренная уроженка Ургуна, постеснявшаяся представиться.

Житель деревни Александр Гамер, показывая на въездную дорогу в поселение, заявил, что пыли здесь очень много и вся она угольная. «Здесь-то по дороге всегда пыль бешеная. А дорога технологическая рядом, если чуть ветерок сюда, то все. Здесь природной пыли почти и нет, здесь все — угольная. Вот эта подсыпка (в деревне) тоже угольная, и машины везут уголь, с них же сдувает», — сказал он.

С мнением, что пыль летит в деревню с технологической дороги, согласны не все. «Основная масса пыли у нас в самом Ургуне. С трассы самой, вот со стороны «Сибирского антрацита» намного меньше сейчас. Вот 30% оттуда, а 70% — внутри деревни. Поэтому нужно внутри деревни сначала навести порядок, чтобы не было пыли», — считает Бондаренко.

И добавляет, что если дороги внутри деревни не сделать, то «от пыли мы как задыхались, так и будем задыхаться».

Такую же позицию занял Гусельников: «У нас тут надо, чтобы область или кто, заасфальтировали улицу вот эту от трассы и до остановки, до клуба хотя бы, а остальное щебенкой засыпать. Тогда пыли меньше будет. А я с детства здесь живу, в Ургуне, нравится мне тут, я уезжал и обратно сюда вернулся. Хотя, конечно, пыль беспокоит…».

Местные меры

Глава Евсинского сельсовета, к которому относится Ургун, Алексей Колотий также высказал свое мнение относительно происхождения пыли и мер избавления от нее. «В чем-то, конечно, люди правы, что пыль есть. В том числе и с технологической дороги есть, и внутри села. Грубо говоря, не нравится людям, что, например, вывесили белье, а оно замаралось. Ну, нормально, что люди это говорят», — сказал Колотий.

Представитель местной власти пояснил, что улицы в селе отсыпались угольной породой. И от этого тоже есть пыль. А чтобы сделать хорошую асфальтированную дорогу, необходимо около 50 миллионов рублей. В местном бюджете на дорожные работы заложено лишь десятая часть этой суммы.

«Пыли не должно быть, которая попадает с технологической дороги на село, вот в этом направлении идет работа плановая. Волшебной палочки ни у кого нет — ни у меня, ни у руководства «Сибирского антрацита». По мгновению это не сделается», — добавил Колотий.

Региональное управление Роспотребнадзора, куда впервые за несколько лет поступило обращение из Ургуна, предлагает свои методы по охране здоровья от угольной пыли в деревне. Например, это защита расстоянием и сокращение выбросов. Но, поскольку ведомство еще проводит внеплановую проверку по обращению, информацию о наличии или отсутствии текущих нарушений со стороны компании предоставить не может. 

По информации ведомства, угольная пыль может становиться причиной ряда тяжелых заболеваний легких, что нередко наблюдается у шахтеров со стажем 15-20 лет. Однако данных о подобных нарушениях здоровья у местного населения нет.

Между углем и людьми

На сегодня представители угледобывающей компании совместно с администрацией деревни разработали меры, которые снижают запыленность. Например, со стороны «Сибантрацита» летом по технологической дороге каждые два часа ездят специальные поливальные машины. То есть, дорога регулярно увлажняется. В районе Ургуна также дополнительно орошаются обочины.

Руководство предприятия распорядилось ограничить скорость движения по участку дороги, проходящей мимо деревни, до 30 километров в час. Соблюдение требований отслеживается системами навигации и дополнительно контролируется внутренними проверками.

Также планируется создать пылеотбойники, которые попросту не будут пропускать пыль с дороги в деревню. Возле предполагают посадить лесополосу, которая будет в дальнейшем нести защитную и очистительную функции.

«Мы находимся в постоянном диалоге и всегда откликаемся на запросы жителей, взаимодействуем с представителями муниципальных образований Евсинского района (сельсовета) и села Ургун», — прокомментировала работу в этом направлении руководитель управления по связям с общественностью компании Елена Лещинская.

Не кондитерская фабрика

В департамент Росприроднадзора по СФО жалоб на «Сибирский антрацит» не поступало. Но проверки проходят — в плановом порядке. 

«Конечно, оно (предприятие) под контролем. И в прошлом году, и в этом году мы уже проверяли, замучились их проверять. И в прокуратуру областную написали, была совместная проверка у нас. То есть, это все было, все проверяется, (поскольку) в законе об охране природы сказано, (что) любая деятельность наносит ущерб окружающей среде», — сообщил начальник департамента Евгений Калинин.

Он добавил, что «добыча угля, это не кондитерская фабрика», поэтому пыль на месте работ, естественно, имеется. Но «Сибантрацит» — единственное предприятие такого серьезного профиля в Новосибирской области и его деятельность важна для региона.

Ситуацию прокомментировал и губернатор области Владимир Городецкий. По его данным, на «Сибантрацит» никто не жаловался.

«Я знаю "Сибирский антрацит" как одну из таких стратегических компаний на территории Новосибирской области, которая успешно очень работает, которая наращивает свои объёмы. Сегодня почти 5 миллионов тонн высококачественного энергетического угля, 92% — экспорт. Эта компания входит в десятку налогоплательщиков Новосибирской области. Поэтому какие там трудности возникли и какие там могут быть неудобства… Разберёмся», — сказал Городецкий.

СПРАВКА:

АО «Сибирский антрацит» — одна из ведущих компаний в своей области, занимается добычей на месторождениях Западно-Сибирского региона России, обогащением и реализацией высококачественного антрацитового угля.

Суммарные запасы антрацитового угля на месторождениях «Сибирского антрацита» составляют более 168 млн. тонн по состоянию на 31 марта 2016 года (по стандартам JORC).

Основные производственные мощности компании расположены в Искитимском районе Новосибирской области. Добыча ведется на месторождениях Горловского угольного бассейна. Предприятие объединяет четыре угольных разреза, две обогатительные фабрики.

Продукция «Сибирского антрацита» поставляется в адрес более 50 предприятий в России и на экспорт: в страны Европейского Союза, Китай, Японию, Южную Корею, Индию и Бразилию.

 

Опубликовано: 16 июля 2016 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}