Актуальный архив Михаил Шевчук dp.ru

Неприкасаемый Сечин: почему история с Улюкаевым на самом деле дикая

В стремительно развернувшемся деле министра экономразвития Алексея Улюкаева есть довольно любопытная деталь — недоверие, которое высказывают многие комментаторы, связано с неприкасаемостью потенциального объекта вымогательства.

"Надо быть безумцем, чтобы... угрожать "Роснефти" чем-то и вымогать 2 млн у Игоря Ивановича Сечина, фактически одного из самых влиятельных людей в нашей стране", — говорит глава РСПП Александр Шохин. "Представить себе Улюкаева, вымогающего взятку в "Роснефти" во главе с Игорем Ивановичем Сечиным — это как-то за пределами", — недоумевает политик Борис Надеждин, знающий Улюкаева 20 лет. "Улюкаев угрожал "Роснефти" и вымогал взятку. Видимо, я что-то перестал понимать в этом мире", — закатывает глаза председатель правления "РОСНАНО" Анатолий Чубайс. "У меня случается недооценка глубин разложения власти, но поверить, что Улюкаев запросил взятку у Сечина, не могу", — согласен Михаил Ходорковский.

"Одиозный", "дикий" случай, разводят руками эксперты. Но одиозность видят не в том, что министр мог вымогать взятку, а в том, что кто-то мог посметь вымогать взятку у самого Игоря Ивановича Сечина. Даже представить такое, оказывается, невозможно. И представить это никто не может только потому, что главный исполнительный директор НК "Роснефть" Игорь Сечин — один из самых влиятельных людей в нашей стране, а вот министр экономического развития Алексей Улюкаев, видимо, не из самых влиятельных.

Оценка веса министра в истеблишменте, таким образом, минимальна. А ведь Алексей Улюкаев — член правительства страны, возглавляющий одно из ключевых министерств. Собственно, почему бы ему и не иметь теоретической возможности вымогать взятку? Коррупционные дела, связанные с вымогательством за подпись на документе, встречаются нередко, правда, на уровнях пониже. Однако Игорь Сечин, возглавляющий пусть очень крупную, пусть аффилированную с государством, но все-таки компанию, безоговорочно воспринимается всеми наблюдателями как фигура, куда более могущественная, чем министр. Настолько, что невообразима сама мысль о том, что кому-то может прийти в голову идея покуситься на неисполнение его желаний.

Только Владимир Путин в негласной иерархии может стоять выше Игоря Сечина — только он может наложить вето на очередные финансовые запросы "Роснефти", как это было летом прошлого года.

Такое положение дел в общем и целом адекватно обывательскому взгляду на природу власти в России, согласно которому власть возникает в результате делегирования полномочий не снизу по четко определенной процедуре, а сверху, вне всяких процедур, произвольным образом. Она при этом не очерчена конкретной сферой деятельности, а является властью вообще, властью, которую можно употребить практически в любом направлении. Правительство воспринимается как бессильный, беспомощный орган, призванный удовлетворять запросы магнатов или спецслужб, его формальные полномочия ничего не значат.

Не наблюдается и движения в поддержку Алексея Улюкаева. Он точно так же не воспринимается в массах "своим", так как масса на назначение министров не влияет вовсе никак. Правительство не назначается победившей на выборах партией, и кто такой Улюкаев и откуда он взялся — на этот вопрос ответят только профильные специалисты. Обыватель испытывает в лучшем случае недоумение, а в худшем злорадство, но оно не должно обманывать, точно такое же злорадство он будет испытывать, если вдруг арестуют Игоря Сечина.

Обыватель на то и обыватель, но любопытно, что такой взгляд, по всей видимости, распространен и в руководящих кругах: неприкасаемость Игоря Сечина не ставится под сомнение, хотя сам по себе механизм оказания услуг за мзду вряд ли в этих кругах является чем-то совершенно непредставимым. Нормально, когда "Роснефть" пишет жалобу, и министра берут под арест, хотя ничья другая жалоба к такому результату бы не привела. Недаром скандал, который бы стал ударом для любых других компаний и сделок, никак не повлиял ни на котировки "Роснефти", ни на сделку по поглощению "Башнефти". Рынок тоже воспринял ситуацию как нечто само собой разумеющееся.

Председателем совета директоров "Роснефти" сейчас работает Андрей Белоусов — предшественник Алексея Улюкаева на посту министра экономического развития. Это придает истории выпуклость: хороший министр, который не ссорился с "Роснефтью", после отставки идет туда работать, он вознагражден, а плохой министр отправляется за решетку.

Источником бесспорной власти в России является Владимир Путин, и это, по большому счету, единственный ресурс Сечина. Никто не возражает, но приоритет неформального над формальным, находящий подтверждение в очередной раз, может привести к серьезным потрясениям после того, как Путин так или иначе оставит руководство страной.

 

Опубликовано: 15 ноября 2016 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}