Актуальный архив bbc.com

Идлибский тупик. Есть ли перспективы у переговоров Путина и Эрдогана

Сирийские оппозиционные силы, которых поддерживает Турция, после ожесточенных боев отступили из города Саракиб в провинции Идлиб

Кремль и офис турецкого президента подтвердили, что Реджеп Тайип Эрдоган приедет в четверг в Москву к Владимиру Путину, чтобы обсудить резкое обострение ситуации в сирийском Идлибе. Би-би-си спросила экспертов, какие могут быть варианты выхода из ситуации, которая на сегодняшний день выглядит тупиковой.
Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в понедельник сообщил, что на переговорах с Эрдоганом Москва будет придерживаться сочинских договоренностей по Сирии, выступать за территориальную целостность страны и поддерживать Дамаск в борьбе с террористами.

В субботу Эрдоган заявил, что он призывал Путина оставить Турцию наедине с режимом сирийского президента Башара Асада.
"Я сказал Путину вчера: "Что вы там (в Сирии) делаете? Уйдите с нашего пути и оставьте нас с режимом [Асада] один на один... Поверьте нам, мы сами сделаем, что нужно", - сказал турецкий лидер, добавив, что его войска вошли в Сирию не по приглашению Асада, а по просьбе сирийского народа.

В ответ на это Песков подчеркнул, что Россия действует в регионе по просьбе легитимного сирийского руководства и что это единственная страна, чьи военнослужащие находятся в Сирии на законных основаниях.
"Все остальные военные других стран находятся в Сирии в противоречие нормам и принципам международного права", - добавил Песков.
Слишком разные цели. Как российские и турецкие военные будут патрулировать границу в Сирии?
"Остались считанные дни". Ждать ли столкновения России и Турции в Сирии?
Война в Сирии: Путин победил, Запад проиграл. Взгляд из Франции
Ранее Кремль также обвинил Анкару в том, что она не выполняет договоренности, подписанные в Сочи президентами двух стран в октябре прошлого года. В них, в частности, указано, что именно Анкара должна обеспечить разведение, размежевание и вывод тяжелых вооружений из зоны деэскалации в Идлибе.
Ситуация в Идлибе вновь накалилась после того, как Турция объявила о проведении операции "Весенний щит". Как пояснял глава минобороны Хулуси Акара, она началась 27 февраля после "подлого нападения на турецких военных".
Накануне стало известно, что турецкие истребители сбили два самолета сирийских ВВС над Идлибской зоной деэскалации, после чего командование группировки российских войск в Сирии предупредило, что не может гарантировать безопасность полетов авиации Турции в сирийском небе.

Русская служба Би-би-си спросила экспертов по Ближнему Востоку, если ли шанс у Путина и Эрдогана достичь договоренности по Идлибу, учитывая резкие заявления последних дней, и возможен ли вообще компромисс по Сирии, который устроит обе стороны.

Ирина Звягельская, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН

Мне представляется, что различного рода резкие заявления официальных лиц Турции не стоит принимать всерьез. Есть местная политическая культура и традиция - максимально повысить ставки, высказать некие угрозы в адрес противоположной стороны. К тому же ясно, что в том числе цель Эрдогана - демонстрировать аудитории и на внутриполитической сцене, что он силен и крепок.

Но если посмотреть серьезно, Эрдоган не может себе позволить резкого и глубокого конфликта с Россией - это невозможно.

Интересы России и Турции сталкиваются не только в сирийском Идлибе. Куда большее значение для Эрдогана имеют двухсторонние отношения. Тут и Турецкий поток, и российский туризм в Турцию (а это около 7 миллионов туристов в год), и поставка турецких овощей, и строительство АЭС "Аккую".

Две страны связывают плотные экономические и политические взаимовыгодные отношения. Разрушить все это из-за Идлиба никто не собирается. Если бы не было надежды на компромисс, анонсированная на 5 марта встреча лидеров вряд ли бы состоялась.

Эрдоган конечно игрок, но игрок, который всегда знает, где нужно остановиться.

Михаил Магид, эксперт по Ближнему Востоку

Компромисс России и Турции по Сирии если и достигается, то происходит это, как правило, при участии третьей стороны. Интересы России и Турции противостоят друг другу, они поддерживают разные группы, поэтому им легче договориться за счет кого-то еще.
Этой третьей стороной может быть сам Асад, может быть сирийская оппозиция, а с высокой вероятностью могут быть курды, потому что они могут договориться о том, что Турция прекращает наступление в обмен на расширение контроля Турции над курдскими районами на северо-востоке Сирии.
Что касается сочинских договоренностей, то они работают плохо. Как вы видим, они не привели ни к какому радикальному действующему решению. Перемирие в районе Идлиба постоянно срывается, и в настоящий момент там произошла еще одна эскалация.

В последние дни Турция очень усилилась в Сирии, она ведет борьбу за завоевание господства в воздухе и уничтожает большие подразделения Асада, а Россия пока это допускает.

Район Идлиба находится недалеко от Турции - второй армии в НАТО, а у России там маленький контингент, который находится на огромном расстоянии от российских баз. Поэтому соотношение сил не в пользу России, что позволяет Турции заходить очень далеко.

Константин Труевцев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Россия и Турция вошли в очень серьезный клинч, но надо вспомнить, что когда Эрдоган вошел на северо-восток Сирии, то казалось, что ситуация будет развиваться драматически. Однако то, что произошло в Сочи в октябре прошлого года, показало, что ситуацию можно разрешить.
Ситуация дошла до точки, дальше возможно расширение войны, но никому это не нужно. Поэтому я не исключаю, что определенная договоренность будет достигнута.
Скорее всего, сирийские войска останутся на тех позициях, на которых они стоят, при этом турки отказываются от поддержки откровенных террористов, а остальная часть Идлиба остается за турками и протурецкими формированиями. Это будет замораживанием ситуации, но пока я не вижу другого решения.
Ситуация в Идлибе сейчас входит в фазу позиционной войны: то есть сегодня одни отвоевывают себе больше территории, а завтра - другие. Например, турки вместе с [группировками] Хайят Тахрир аш-Шам отвоевали долину Аль-Габ, а сирийские войска вошли в Саракиб.

Это показывает тенденцию к относительной стабилизации военных действий в сторону позиционной войны, когда ни одна из сторон не способна одержать победу. В таких случаях и происходит замораживание конфликта.

Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам

Компромиссы появляются не от хорошей жизни, и сейчас сложилась именно такая ситуация, что другого выхода нет.
Сколько бы Россия не хотела помочь Асаду вернуть под контроль весь Идлиб и куда-то отодвинуть турецкие войска, в свете последних событий мы видим, что это не получится. Все попытки продолжать наступление обернутся потерей наиболее боеспособных частей режима Асада. И это при том, что силы Асада пока даже не ведут бои напрямую с турецкими войсками.

С другой стороны, у Турции тоже нет возможности вернуться на линию, которую предусматривал сочинский меморандум. Даже после успешной атаки оппозиции Асаду все равно удается исправить ситуацию, как мы видим по ситуации с Саракибом.
Конечно, у Эрдогана остается возможность вовлечь свои сухопутные войска в прямое противостояние с Асадом, но он вряд ли на это пойдет, потому что это приведет к большим потерям.

Даже если в итоге удастся договориться просто о временном прекращении огня, то скорее всего оно будет более устойчивым, чем любые предыдущие меморандумы и сделки просто за счет того, что там находится турецкая армия.

 

Опубликовано: 2 марта 2020 г

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}