Актуальный архив Евгения Ефименко pravo.ru

В Верховном суде поспорили о заграничном отдыхе полицейских

В Верховном суде прошли слушания по делу бывшего полицейского, который оспаривал разрешительный порядок выезда за рубеж, утвержденный ведомственным актом.

Хотя у заявителя не было доступа к гостайне, его уволили после "секретного" заграничного отпуска и указали в основании заявления, в числе прочего, и спорный пункт. На заседании ВС представитель МВД заявила, что это произошло по ошибке. Ей пришлось ответить на жесткие вопросы судьи Верховного суда.

Экс-командир взвода ДПС УВД Южного административного округа Москвы Максим Лужных проработал семь лет, а потом съездил в отпуск в Болгарию и Доминикану. Правда, начальство он об этом не уведомил. Через год служебная проверка вскрыла этот факт. Лужных, который к тому моменту уже получил два дисциплинарных взыскания, был уволен. Сотрудник это обжаловал в районном суде и Мосгорсуде. Он указывал, что не должен был ни у кого получать разрешение на отпуск.

Но две инстанции ему отказали, потому что работодатель "может устанавливать ограничения из-за особого статуса правоохранителей". После этого Лужных решил оспорить в Верховном суде ведомственный регламент, который требует получать разрешение на выезд за рубеж. А именно - подп. 1.1 п. 1 приказа МВД России от 12 сентября 2013 № 705-дсп: «Решение о возможности выезда за границу по частным делам принимается на основании мотивированного рапорта сотрудника». 

"Полицейские - тоже граждане РФ"

В Верховном суде Лужных представлял  Владимир Воронцов. По мнению его доверителя, акт нарушает право свободно выезжать за пределы России тем сотрудникам, у которых нет доступа к гостайне – Лужных его не имеет. Также заявитель указывал на двусмысленность приказа, которую можно трактовать как «обязанность согласовывать отпуск». В частности, как пояснял ранее Право.ru Воронцов, бывший начальник УВД по ЮАО ГУ МВД России по Москве Роман Плугин считал, что это – фактический запрет. 

А на заседании Верховного суда 4 июня Воронцов сослался на обязанность «формулировать приказы ясно, четко и кратко, без употребления формулировок, допускающих различное толкование» (п. 16 Дисциплинарного устава ОВД, утвержденного указом Президента от 14 октября 2012 г. N 1377). Здесь же возможны разные толкования, считает Воронцов.

«Вопрос касается не только Лужных, - заявлял другой представитель заявителя Рамиль Ахметгалиев. – Не знаю, что думают в центральном аппарате, но это точно беспокоит рядовых работников, которые работают «на земле» [ДПС, ППС и т.д. – Право.ru]. Они тоже граждане РФ. Да, на них возложены особые обязанности. Но сейчас мы говорим не о командировках, а частных выездах с семьей. И здесь права сотрудников ограничиваются и нарушаются». 

"Рапорт [о выезде за рубеж] можно не подписать, не согласовать, проигнорировать – а значит, человек будет вынужден отказаться от заграничного отпуска", говорит Воронцов.

Никаких нарушений нет, возражала представитель МВД Надежда Торгушина. По ее словам, положение действует только для тех сотрудников, которые имеют доступ к гостайне.  И даже в этом случае порядок уведомительный и не нарушает права на выезд за рубеж, подчеркнула юрист ведомства. По ее версии, спорный пункт приказа никак не затрагивает Лужных. На самом деле полицейского уволили за то, что он «ввел работодателя в заблуждение и нарушил порядок оформления отпуска»: указал, что он поедет в Сочи, а улетел за рубеж. При этом он уже имел два дисциплинарных взыскания, уточнила Торгушина.

Ясный неясный приказ

Судья Алла Назарова спросила, почему тогда спорный пункт указан в кадровых документах как одно из оснований увольнения. Торгушина ответила, что это «стандартная формулировка», которую применили до того, как узнали, что у Лужных нет допуска. Но уволили при этом правильно.

Затем Назарова вернулась к теме трактовки положения приказа.

- А где написано, что спорный пункт применяется только к тем, кто имеет доступ к гостайне? – осведомилась Назарова. – И как сотрудники вроде Лужных могут догадаться, что к ним он не относится?

"Как сотрудники могут догадаться, что спорный пункт приказа к ним не относится?"
Торгушина сослалась на обязанность МВД охранять гостайну, которая установлена Положением об МВД. «Из преамбулы следует…» - начала она.

- Из преамбулы ничего не следует, - отрезала судья. – Откуда мы знаем, как вы защищаете гостайну. С 2013 года приказ действует. Были ли проблемы с применением [спорного пункта]?

- Не было, -  ответила юрист МВД. – Большинство сотрудников имеет форму допуска…

- Участковые, например, не имеют, - возразила Назарова.

В ответ на очередной вопрос, почему в документах Лужных указали спорный пункт, Торгушина пообещала, что МВД издаст методические указания по применению приказа. Кроме представителя МВД, в заседании выступили юристы Минюста и Генпрокуратуры, которые поддержали административного ответчика. У них также не было сомнений, что приказ применяется только к тем, кто имеет допуск к гостайне.

Противоречия и перспективы

В своей финальной реплике представитель Лужных Воронцов вернулся к словам оппонента, что «проблем с применением приказа не было». «Как это не было, а случай Лужных – это не проблема?» - задался вопросом юрист. Он напомнил, что доверителя уволили не за прогул, а за то, что он «скрыл несанкционированный выезд». «А что его обязывает раскрывать факт выезда? Как раз п. 1.1», - рассудил Воронцов. Противоречия в позиции МВД увидел и Ахметгалиев. По его словам, возможно одно из двух: или ведомство не отслеживает, как исполняется его приказ (хотя должно, или считает, что он относится ко всем сотрудникам без исключения.  

А судья Алла Назарова после недолгих раздумий огласила свое решение – в удовлетворении жалобы отказать. После окончания процесса Воронцов заявил о намерении обжаловать его дальше в Верховном суде и ЕСПЧ. Он напомнил, что Европейский суд уже признавал незаконным ограничение на выезд за рубеж даже тем, кто имеет допуск к гостайне. «Там говорится, что Росссия обещала не мешать им выезжать за границу, когда вступала в Совет Европы», - заявляет Воронцов.

В 2018 году ЕСПЧ указал выплатить от 2 500 до 5 000 евро компенсации морального вреда группе граждан, которых не пустили за рубеж в связи с ограничениями по гостайне. Согласно коммюнике Европейского суда, запрет на выезд нарушает статью 2 протокола №4 (свобода передвижений) Европейской конвенции о правах человека. Позиция ЕСПЧ состоит в том, что для ограничения должны быть «чрезвычайно веские» основания. Секретную информацию можно передать разными способами, которые не требуют выезда за рубеж и физического контакта с получателем, отмечается в постановлении по делу "Солтысяк против России" от 10 февраля 2011 г.

 

Опубликовано: 4 июня 2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}