Актуальный архив og.ru

Иностранные агенты «Росатома»

Остатки уранового производства, которые ввозят в Россию с немецких предприятий Urenco смертельно опасны, поскольку радиоактивны и токсичны, но для кого-то очень выгодны.

На днях экологи из Greenpeace предупредили мировую общественность, что из Германии с предприятия Urenco 18 ноября в Россию отправился очередной эшелон с урановыми отходами. Буквально через несколько дней из европейских СМИ пришло сообщение, что поезд с урановыми отходами из немецкого города Гронау в тот же день был блокирован немецкими экологами и удерживался около 8 часов.

Для немцев – это отходы

Всего Urenco планирует отправить в Россию 12 тыс. тонн ядерных отходов «хвостов», по информации Greenpeace, уже отправлено примерно 4,2 тыс. тонн. Потенциально опасные для здоровья урановые «хвосты» перевозят в Россия по контракту между Техснабэкспортом (организацией, входящей в систему госкорпорации «Росатом») и Urenco, международной компанией, занимающейся обогащением урана для использования в качестве топлива на АЭС.

Оказалось, что с такого же, но британского предприятия отходы тайком ввозят в Россию уже три года. Причем в контракте «урановые хвосты» отходами не называются. По классификации «Росатома» это сырье (ОГФУ - обедненный гексафторид урана), потому что из него можно, в теории, извлечь остающийся там в мизерных концентрациях уран-235. А по российскому законодательству, радиоактивные отходы – это «не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества».

Большинство атомных электростанций не могут работать на природном уране. Концентрация 235-го, «полезного» изотопа урана должна быть примерно до 4%. А в природных условиях, в урановой руде, которую добывают из земли, концентрация меньше одного процента. При обогащении урана примерно на одну тонну продукта остается шесть-восемь тонн отходов. В урановых «хвостах» концентрация «полезного» изотопа по сравнению с природной еще меньше в 3-4 раза. «Полезный» уран здесь содержится в таких малых концентрациях, что его извлечение слишком дорого.

Примечательно, что «Росатом» молчал до тех пор, пока информация не попала в СМИ. На этом фоне атомщикам важно было отчитаться перед немецкой общественностью, которая уверена – в Россию вывозят отходы, урановый «мусор». Поэтому и затеяли разговоры про некую переработку. А когда стало понятно, что все несколько иначе, «Росатом», ответственный за ввоз урановых «хвостов», вынужден был пойти на диалог и даже провел целое заседание общественного совета корпорации с участием экологов.

На мероприятии «Росатом» заявил, что он собираются избавиться от накопленных отходов к 2080 году и для этого создана даже специальная программа. Но это только подтвердило уверенность экологов в соей правоте: если это не отходы, то зачем иметь специальную программу, чтобы от них избавиться? При этом, «Росатом» нигде не говорит, что завозит эти отходы на вечное хранение. Вроде как он полежит-полежит, а потом мы с ним что-нибудь сделаем. Но российские экологи заверениям «Росатома» уже не верят.

«Ценное» сырье для личных нужд

Для Германии это отходы, а для России юридически – это сырье. И есть Базельская конвенция по трансграничному перемещению ядерных и других опасных отходов. В ней записано, когда в отходах много ядерного вещества, и есть страна-партнер, которая говорит, что у них есть оборудование, способное делать из него конфеты, то юридически все чисто.

Но в этой сделке налицо признаки скрытой торговли отходами. «Росатом» уже признал, что получает этот урановый гексафторид бесплатно. А это первый знак, что все совсем не так, как нам рассказывают. И германская сторона при этом не оплачивает услуги по переработке (дообогащению) этого «давальческого сырья», как это записано в контракте. Хотя по этим новым контрактам нет никаких юридических зацепок по схеме оплаты и суммам.

«Урановые хвосты» очень опасны и токсичны. Формально их ввозят, чтобы отправить назад дообогащёнными. При этом, если в Россию ввезут 12 тыс. тонн урановых «хвостов», то после дообогащения примерно одна тысяча тонн готового продукта вернется назад в Германию, а 11 тысяч тонн отходов останется в России. Это вторичные отходы от дообогащения. И это мягко говоря плохо.

Это дает повод предполагать, что на самом деле никакого дообогащения не происходит, а весь контракт является прикрытием с одной лишь целью – переместить эти 12 тысяч тонн из Германии в Россию. Если бы Россия после переработки ядерных отходов возвращала в Германию не только 10% первоначальных объемов, но и остальные 90%, то на такой вариант немцы никогда бы не пошли – для них это лишняя головная боль.

Программы по переработке – блеф или распил

Установка, на которой происходит так называемое обогащение, у нас в стране всего одна. Она произведена во Франции, называется «W» и находится в Зеленогорске Красноярского края. На совещании с экологами в «Росатоме» заявили, что собираются избавиться от накопленного ОГФУ к 2080 году, что существует специальная программа которую никому не показывают. Если это не отходы, как утверждают в «Росатоме», то зачем иметь специальную программу, чтобы от них избавиться? К тому же, своих урановых отходов в России около 1 миллиона тонн, и с ними ничего не делают. Не обогащают, не используют в качестве сырья на атомных электростанциях.

этом нам продолжают рассказывать сказки, что вот-вот они изобретут новый реактор, для которого уран-238 станет топливом. Теоретически – да, но в мире реакторы на быстрых нейтронах считаются слишком дорогими и очень ненадежными. Имеющиеся в России реакторы БН-600 и БН-800, работающие на уране-238, пока не запущены в работу. В реальности же планы использовать урановые «хвосты» поверить сложно. В «Росатоме» говорят, что Россия умеет обогащать уран намного лучше, чем Германия. В это тоже сложно всерьез поверить: это как убеждать водителей, что у нас и «Жигули» лучше «Мерседеса», всем и так все понятно. Почему это выгодно «Росатом»? Что говорить, если раньше деятели из этой корпорации совершенно серьезно собирались завозить к нам со всего мира отработавшее ядерное топливо? А ведь это – намного более опасный вид отходов, чем сегодняшний ОГФУ.

И если сегодня в «Росатоме» хотят заработать на ввозе чужих отходов, они просто пишут программу об использовании гексафторида урана на протяжении следующих 50 лет, а деньги за отходы получают сегодня. Самое главное здесь – не обещать перерабатывать это сырье прямо сейчас. Ведь всему миру известно, что к 2022-му году в Германии планируют закрыть все атомные электростанции, и это переработанное сырье будет им уже абсолютно не нужно. А если бы этот контракт был действительно выгоден для России, представляете какой бы пиар в «Росатоме» устроили: мы заключили выгодный контракт с европейской компанией, они нам доверили исполнять сложную технологическую услугу, мы заработаем много миллионов. Но никакой официальной информации нет, все приходится искать по крохам.

В «Росатоме» делают вид, что не понимают, почему шум

В 2006 г. «Гринпис» обнаружил железнодорожный состав контейнеров с отвальным гексафторидом у питерской платформы «Капитолово». Радиационный фон возле него был более чем в 100 раз выше естественного. В тот раз факт нарушения требований безопасной транспортировки радиоактивных материалов был подтвержден надзорной организацией.

2008 году случился очередной скандал. Тогда из Германии в Петербург тоже прибыло судно с урановыми отходами. Через несколько дней после перегрузки отвального гексафторида на железнодорожные платформы его собирались отправить на один из заводов России. Состав с отходами экологи обнаружили в районе станции питерского метро «Автово», вблизи жилых домов. Замеры радиационного фона возле контейнеров показали его повышение более чем в 30 раз.

Руководитель энергетической программы Greenpeace в России Владимир Чупров в интервью петербургскому изданию «Новый проспект» сказал так: «Судя по нашей информации, в России все контейнеры с ОГФУ хранятся под открытым небом. Их, кстати, видно на картах Google. Формально за этим следит и «Росатом», и Ростехнадзор, там есть специальное подразделение. До 2011 года у них были проблемы с хранением этих контейнеров из-за коррозии, вызванной дождями и снегопадами. После 2011 года отчеты на эту тему просто перестали публиковать. Проблемы с безопасностью фиксировались на всех четырех площадках хранения, существующих в России».

2019 году Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) оценивал общий объем накопленных в стране ядерных отходов как раз в 1 млн т. документе подтвержадалось, что контейнеры с урановыми отходами хранятся на открытых площадках, что создает существенные экологические и радиационные риски.

Тогда, в 2008 году был большой скандал по поводу маршрутов транспортировки опасных отходов, общественность настояла, чтобы маршрут поезда в сердце России, где находится оборудование для переработки ядерных отходов, проходил бы вне крупных городов и населенных пунктов. Где проходит сейчас маршрут транспортировки урановых «хвостов» – неизвестно. Если сейчас раскрыть все эти вопросы, то потенциально этот груз становится мишенью для провокаций или терактов. Поэтому о маршрутах ничего неизвестно, но рисков разгерметизации это не снимает. Но в «Росатоме» все еще делают вид, что непонимают, почему начался шум.

«Это циничный и аморальный бизнес»

Пока Россия продолжает свозить на свою территорию ядерные отходы из других государств, все больше стран приходят к тому, что век классических реакторов на тепловых нейтронах (которым нужен уран-235, который получают из ОГФУ) подходит к концу. Дешевые запасы урана стремительно сокращаются. А возобновляемая энергетика (или регенеративная, «зелёная», энергия из возобновляемых энергетических ресурсов) стремительно дешевеет. Этим она становится все привлекательнее.

На этом фоне в Германии теме экологии придают большое значение. Благодаря поднятой немецкими экологами шумихе вокруг отправки урановых отходов в Россию, есть вероятность, что Urenco вообще закроют. Тем более, что в планах Германии к 2022 году совсем закрыть все атомные станции, и стране обогащение урана вообще не нужно будет. И тогда Urenco не нужны будут даже те 10% обогащенных отходов, о которых сегодня ведет речь «Росатом».

«Это циничный и аморальный бизнес. Он нужен Urenco, чтобы сэкономить миллиарды евро на утилизации своих урановых «хвостов», отправив их в Россию. Поражает готовность «Росатома» зарабатывать на захоронении фактических иностранных отходов, что является нонсенсом в любой цивилизованной стране», – прокомментировал журналистам ситуацию с ядерными отходами после совещания в Росатоме сопредседатель экологической организации «Экозащита» Владимир Сливяк.

Член Российского социально-экологического союза, физик-ядерщик Андрей Ожаровский был более откровенен: «Я не исключаю, что и в 2009 году, и сейчас в вопросе ввоза в Россию урановых «хвостов» есть и коррупционная составляющая. Может быть, какие-нибудь сотрудники Техснабэкспорта уже строят виллы где-нибудь в Испании, а нам везут ядерные отходы. Довольно странно, что ««Росатом»», гонясь за прибылью, готов ввозить в Россию иностранные отходы, а иностранные агенты, предатели или кто-там еще – это мы, экологи, выступающие против ввоза уранового «мусора» в Россию. Я же считаю, что в этом конкретном деле это «Росатом» является не просто иностранным агентом, а агентом компании Urenco».

Мнение экологов после совещания в «Росатом»е однозначно. Нужно просто остановить этот опасный бизнес, перестать ввозить чужие отходы и разобраться со своими. Необходимо вкладывать деньги в то, чтобы площадки для хранения урановых «хвостов» под открытым небом в России исчезли. Немедленного прекращения ввоза в Россию радиоактивных отходов требуют сегодня уже около 25 экологических движений, в том числе Гринпис, Социально-экологический союз, «Комитет спасения Печоры» и другие. Они уже опубликовали совместное заявление властям с требованием прекратить беззаконие.

Наше издание будет следить за развитием событий.

 

Опубликовано: 22 ноября 2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}