Актуальный архив Роман Баданин, Мария Жолобова, Ольга Чуракова, Михаил Рубин proekt.media

Расследование о том, как Россия помогает Эво Моралесу победить на выборах

Эво Моралес пытается стать президентом Боливии в четвертый раз. Как стало известно «Проекту», в избирательной кампании ему активно помогали российские политтехнологи. Тем самым Москва хочет гарантировать присутствие российских госкомпаний, в первую очередь «Росатома», в Боливии.

— У них не самые высокие результаты, зато никогда не бывает публичных скандалов, — этой фразой опытный российский чиновник описывает работу политтехнологов «Росатома». Это может показаться странным, но в России избирательные кампании ведут не только политики. Нередко крупные государственные компании также занимаются выборами, имея на контракте политических консультантов. Так, «Росатом», объединяющий все атомные компании и предприятия ядерного оружейного комплекса России, традиционно отвечает за политику в своих закрытых городах (ЗАТО). Например, в 2016 году, когда в России выбирали нынешний состав парламента, политтехнологи, нанятые «Росатомом», обеспечивали победу «Единой России» в десяти ЗАТО .

В 2019 году умение «Росатома» провести избирательную кампанию настолько скрытно, что ее за пять месяцев не заметило ни одно СМИ мира, пригодилось в Латинской Америке. Все лето и начало осени в Боливии работала миссия «Росатома», деятельность которой курировали из Кремля, рассказали «Проекту» три не связанных между собой источника, близких к организации этой командировки.
 
Доктор коки

В июле 2019 года в здании Российского университета дружбы народов (РУДН) в Москве проходила торжественная церемония присвоения звания почетного доктора. Его получил человек, не имеющий даже высшего образования и прославившийся в том числе тем, что жевал лист коки на конференции ООН. «Доктор Эво звучит немного странно», — поразился полученному званию президент Боливии Эво Моралес. Он уже почти 14 лет возглавляет эту латиноамериканскую страну, и за в этот период успел несколько раз побывать в Москве, где его принимали с неизменной теплотой. После церемонии в РУДН он переместился в Кремль, где с ним встретился российский лидер Владимир Путин. Завершился этот визит подписанием многочисленных соглашений между двумя странами.

Моралес провел на посту президента уже три срока подряд, хотя это и не особо соответствует местной конституции . Но большинство боливийцев долгое время прощали Моралесу любые проблемы: при нем резко вырос уровень жизни в стране, во многом благодаря высоким ценам на нефть и газ.

Но в 2016 году ситуация стала сложнее: после череды внутриполитических скандалов Моралес проиграл специально организованный референдум об изменениях в конституцию, которые бы позволили ему избираться на четвертый срок. От идеи сохранить власть он все равно не отказался, и Высший трибунал правосудия с сомнительными формулировками позволил ему участвовать в выборах 20 октября. Кампания оказалась непростой: она сопровождалась уличными протестами, которые вспыхнули в Боливии из-за того, что власть медленно реагировала на масштабные лесные пожары. В этой непростой ситуации президенту понадобилась помощь.
Новые расследования «Проекта» у вас в почте

Сторонники

Во встрече Путина и Моралеса участвовал человек, который мог переживать за исход выборов в Боливии немногим меньше, чем сам Моралес — глава «Росатома» Алексей Лихачев.

Проведя огосударствление экономики, Моралес допустил на рынок своей страны российские компании. Так, у «Росатома» появился контракт с Боливией на строительство в Эль-Альто (это самый высоко расположенный мегаполис мира — город-спутник Ла-Паса) ядерного центра стоимостью $300 млн. Повезло и другим: «Газпром» стал участником проектов по добыче газа , а «Вертолетам России» (входит в состав госкомпании «Ростех») Моралес посулил заказ в будущем, по крайней мере во время переговоров с Путиным боливиец подтвердил планы купить российские машины.

Если бы Моралес проиграл выборы, судьба этих контрактов «была бы под сомнением», потому что новая власть всегда может изменить политику «под давлением американцев» и лишить Россию контракта, передает опасения «Росатома» собеседник, близкий к руководству компании. Поводы для опасений были: в течение всей кампании опросы показывали, что Моралес не набирает достаточного для победы в первом туре числа голосов .

Рисковать в руководстве атомной компании не хотели и решили поддержать Моралеса . По словам одного из собеседников, «Росатом» и раньше сопровождал свои проекты за рубежом работой политических советников — якобы без этого контракты «не раз срывались»: «Когда „Росатом“ появляется на территории любой страны, тут же объявляются экологи, китайцы, французы, американцы, которые начинают кричать, что строить тут нельзя». Последний громкий скандал с участием «Росатома» случился в 2017 году в ЮАР: оппозиция и СМИ обвиняли тогдашнего президента Южной Африки Джейкоба Зуму в получении денег от России за подписание договора о строительстве АЭС. В итоге Зума лишился власти, а «Росатом» — контракта. Сейчас компания, по словам собеседника «Проекта», отправляет политтехнологов во все точки мира, где у нее есть интересы, чтобы создавать там «благоприятное информационное поле».

В последние годы политические возможности «Росатома» увеличились еще больше. В 2016 году глава компании Сергей Кириенко, взяв с собой ближайших подчиненных по атомной корпорации, перешел на должность первого замруководителя администрации президента — на этом посту он отвечает за всю внутреннюю политику в России и активно взаимодействует с политтехнологами. При этом он сохранил позиции и в «Росатоме», где занял пост председателя наблюдательного совета.

Именно сотрудники Кириенко координировали из Кремля подбор специалистов для отправки в Боливию — это подтверждают два собеседника, близких к президентской администрации, правда, федеральный чиновник настаивает, что в Кремле «были лишь в курсе» этой работы. Непосредственно за отправку миссии в Боливию отвечал начальник управления по работе с регионами «Росатома» Андрей Полосин . В «Росатоме» не ответили на вопросы «Проекта» .
Союзники в Латинской Америке

Из семи стран, признавших Крым российским, три — старые союзники России в Южной Америке: Венесуэла, Никарагуа и Куба (Боливия официально Крым не признала, но голосовала против резолюции ООН, осуждающей присоединение полуострова). Никарагуа и Венесуэла кроме Крыма признали и независимость Абхазии с Южной Осетией. Сделать это их якобы уговорил глава государственной компании «Роснефть» Игорь Сечин .

Помощники в канализации

Группу россиян для отправки в Боливию начали формировать еще в январе . Нанимали людей с опытом региональных кампаний в России, а к ним в помощь набирали специалистов со знанием испанского . В группе шутили, что едут сражаться за рынок кокаина, рассказывает знакомый технологов, но на самом деле задачи в Москве им поставили другие.

— Социальные сети похожи на канализацию, — сказал во время избирательной кампании Моралес. Действительно, соцсети доставляли боливийскому лидеру немало трудностей. Когда летом выяснилось, что власти поздно включились в борьбу с пожарами и ситуация привела к митингам, Моралесу пришлось срочно предстать перед камерами в образе пожарного.

Но пользователи соцсетей усилия не оценили и ответили президенту мемами, где Моралес изображался с водяным пистолетом в руках. Работать с этой «канализацией» и должны были российские специалисты: все собеседники «Проекта» утверждают, что главной целью группы была работа в интернете. В частности, они размещали в соцсетях посты с упоминанием тезисов программы Моралеса «Одна Боливия для всех» («Una Bolivia para toda la gente») и занимались борьбой с конкурентами .

Как минимум с 4 июня они уже были в Ла-Пасе. В этот день политтехнолог Владимир Рябинин выложил в своем Facebook первую фотографию из этого города. Он публиковал их и дальше, вплоть до 25 сентября.

Рябинин был одним из участников группы общей численностью около десяти человек . Остальные — в основном консультанты, в разное время помогавшие российским властям с выборами в Самаре и Екатеринбурге. В группе, в частности, был Александр Шереметьев (ранее носил фамилию Пустовой), который во время последних выборов в Госдуму вел успешную кампанию единоросса Алексея Балыбербина, выходца с Уралвагонзавода.

На связь с российскими властями указывает имя еще одного технолога, отправившегося в Боливию, — это Валерий Соловьев. Он — один из руководителей «Агентства интернет-агитации», которое взаимодействует с кремлевским подрядчиком Владимиром Табаком. Как ранее писал «Проект», руководители агентства во время недавних выборов санкт-петербургского губернатора Александра Беглова занимались в том числе работой с фейковыми аккаунтами в соцсетях.

В Боливии Соловьев в том числе отвечал за использование системы «Призма» — ею стали пользоваться кремлевские чиновники еще в начале 2010-х, когда поняли, что надо следить за блогосферой. Эта система производства компании «Медиалогия» «анализирует интерес блогосферы к тем или иным проблемам и предупреждает о возможных репутационных рисках» . Собеседник, близкий к менеджменту «Медиалогии», слышал о переговорах с Боливией о поставке системы в эту страну. Представитель компании сообщил «Проекту», что «Призма» имеет испаноязычную версию, но на вопрос о работе в Боливии отвечать отказался.

Основная часть группы вернулась в Москву к октябрю, то есть не дожидаясь дня голосования. В разговорах со своими знакомыми один из них жаловался, что работа была непростой из-за разногласий в штабе Моралеса. По итогам поездки политтехнологи составили отчет. «Сказали, что он пойдет в администрацию президента», — передает один из их знакомых слова коллег.
 
Усилия российских технологов не помогли Моралесу одержать уверенную победу. 20 октября вместо оглашения результатов выборов в стране начался скандал: первые данные показывали, что президент не смог победить в первом туре и потребуется второй (он набирал 45% против 38% у его оппонента Карлоса Месы), но затем подсчет голосов приостановили, Моралес объявил себя победителем, а многие жители Боливии вышли на акции протеста. Поедут ли теперь российские политтехнологи в Боливию , собеседники «Проекта» не говорят.

Распространяться об этой миссии нельзя, она считается очень важной и секретной, поясняет федеральный чиновник. Собеседник, близкий к руководству «Росатома», считает, что связанные с ней люди опасаются международных санкций за участие в выборах за рубежом.

Все участники миссии, с которыми связались корреспонденты «Проекта», наотрез отказались комментировать свою поездку в Боливию, либо объясняли ее невинными причинами. Соловьев сказал, что не участвовал в кампании Моралеса, но не ответил на вопрос, что он делал в Боливии. Рябинин утверждает, что был в Латинской Америке в отпуске: «А в прошлом году я был во Вьетнаме. Почему не задаете вопросы про визит в эту страну?».

 

Опубликовано: 23 октября 2019 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}