Актуальный архив ng.ru

Хроники алюминиевой войны

Об очередном задержании бывшего председателя совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова трубят в стране на каждом углу.

Судя по тональности газетных и телевизионных пассажей, в России вот-вот свершится акт высочайшего торжества справедливости и правосудия. Иные столичные газеты дописались уже до того, что, мол, жители Красноярска гневно обвиняют Быкова в организации многочисленных заказных убийств и требуют для него суровой кары. К сведению коллег: на берегах Енисея все обстоит с точностью до наоборот. Стародавняя рекомендация Ленина в основе любых отношений видеть отношения собственности нынче актуальна, пожалуй, как никогда прежде в вечно реформируемом отечестве нашем многострадальном.

Так вот 9 из 10 красноярцев абсолютно убеждены в том, что путешествие Быкова из венгерской тюрьмы в СИЗО-1 Красноярска, а затем в Лефортово прежде всего обусловлено необходимостью "вытрясти" из него 22-процентный пакет акций КрАЗа. А все рассуждения о нормах закона ничего, кроме печальной улыбки, к сожалению, в городе не вызывают. Ибо слишком свежи еще воспоминания о том, насколько избирательны в своих действиях по делу Быкова были как местные, так и столичные слуги закона. В итоге закон в который уже для России раз подменялся революционной целесообразностью. Ибо чем как не революцией и является сегодняшний очередной виток передела собственности в Красноярском крае.

Начало большого пути

Впрочем, не стоит думать, что у кого-то из красноярцев есть иллюзии по поводу того, как Быков наживал свои капиталы. Законопослушным гражданам алюминиевые заводы в карман ни с того ни с сего не падают. По этому поводу в городе любят вспоминать о том, как несколько лет назад безызвестный боксер Толя Бык из небольшого городка Назарово, объединив вокруг себя непьющих-некурящих спортсменов, взялся методично выкорчевывать в крае деляну под свой будущий бизнес. Кто-то вспоминает о былой его бригаде рэкетиров в Центральном парке. Кто-то с его именем связывает убийства и исчезновения всех мало-мальски известных в городе "синих" - криминальных "авторитетов".

Реальность такова, что к тому времени, когда Быков стал полновластным хозяином КрАЗа, в Красноярске не осталось ни одного "вора в законе". Уголовников Быков не любил и в своем окружении не держал. Не прижились в Красноярске и кавказские преступные группировки и прежде всего чеченские, хотя попытки утвердиться в городе у них были. То, что их вышибли из края, заслуга отнюдь не милиции или прокуратуры, а группировки Быкова. И мирные обыватели об этом прекрасно знают. Тем более что есть с чем сравнивать. Достаточно взглянуть на положение бандитов с Кавказа в соседних с краем сибирских областях.

О причинах неуязвимости и непотопляемости Быкова строили разные предположения. Все попытки местных правоохранительных органов возбудить дело против алюминиевого барона раз от раза заканчивались ничем. Думается, что красноярской милиции в то время прежде всего самой было выгодно иметь дело не с десятками разрозненных мелких преступных групп и залетных гастролеров, а с прогнозируемым лидером одного мощного и хорошо организованного сообщества. Есть основания полагать, что и сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД достаточно долго поддерживали контакты с неофициальным хозяином края. Однако что-то в этих отношениях не срослось, и поставить под контроль стремительно набиравшего вес амбициозного Быкова не удалось. К тому же вполне открыто в крае стали говорить о том, что явное покровительство Быкову оказывает сам начальник УВД края генерал-лейтенант милиции Борис Петрунин. В силу чего, естественно, ни о какой эффективности судебного преследования красноярского олигарха говорить не приходилось. Вскоре Петрунина от греха подальше забрали в Москву, а Быков продолжал широко улыбаться в объективы телекамер, в том числе и прежде всего созданной на его деньги телекомпании ТВК.

На войне как на войне

Пришествие в Красноярский край два с половиной года назад Александра Лебедя Быков поначалу встретил с энтузиазмом. Имея на алюминии до 100 млн. долл. в год, он активно помогал генералу стать губернатором. В тот период Быков с Лебедем комплиментов в адрес друг друга не жалели. Лебедь не уставал повторять, что в Красноярске есть три настоящих мужика: естественно, сам генерал, а также Быков и глава администрации города Петр Пимашков.

Не вызывает сомнений и активное участие Быкова в финансировании избирательной губернаторской кампании Лебедя. Причем в тот период генерал не позволял себе ни малейших упреков по поводу законности происхождения капиталов хозяина КрАЗа. Более того, когда уже после победы на выборах Лебедя спросили об источниках финансирования его кампании, он, не тушуясь, сказал, что это "серые деньги", которые нормальные люди вынуждены прятать из-за дурацких налогов.

Идиллия между Быковым и Лебедем тогда была полной. И Анатолий Петрович вскоре после инаугурации нового губернатора справедливо решил, что тому пора платить по счетам. И обратился к Лебедю с предложением о создании в крае единой энергометаллургической корпорации. Планировалось замкнуть под контролем Быкова в единую технологическую цепочку Красноярский алюминиевый завод, Ачинский глиноземный комбинат, Красноярскую ГЭС, Красноярский металлургический завод и ряд других предприятий. В окружении (во многом - столичном) Александра Лебедя быстро подсчитали, что аппетиты Быкова распространяются на наиболее лакомые куски краевой собственности, и отказались от "отступного" - 500 тыс. долл. ежемесячно, которые Быков пообещал выплачивать в обмен на контрольные пакеты акций глянувшихся ему предприятий.

С этого момента началась война Лебедя и Быкова. Хозяин в крае будет один, командирским своим басом вразумлял губернатор красноярцев. А в ответ на упреки в том, что зачем-де нужно было пользоваться поддержкой Быкова на губернаторских выборах, триумфатор лишь небрежно отмахивался, мол, на войне как на войне. "Мне надо было проникнуть в край, а на войне обманывать можно. Это военная хитрость", - именно так Александр Лебедь воздавал должное своему недавнему соратнику.

Однако Лебедь прекрасно понимал, что ни сам он, ни местные правоохранительные органы с любимцем народных масс, видевших в Быкове эдакого романтичного Робин Гуда - мецената-покровителя всего и вся в крае, явно не справятся. И добился приезда в Красноярск из Москвы комиссии МВД под руководством генерала Владимира Колесникова. Фактура и командный голос, что у столичного генерала, что у красноярского, были похожи. Поэтому и взаимопонимание они нашли полное. Комиссия Колесникова за дело взялась рьяно. На пресс-конференциях генерал говорил о десятках возбужденных и возобновленных уголовных дел, рисовал четкую перспективу ликвидации преступности в крае, просил не подозревать его в заказном характере приезда в Красноярск, делал упор на то, что Быков для него такой же рядовой фигурант, как и все остальные. И вообще, мол, география его поездок по стране объясняется исключительно соображениями борьбы с преступностью. Дескать, вот до Красноярска ему пришлось успешно искоренять криминальную гидру в Дагестане...

(Интересно, у кого сегодня в стране повернется язык сказать, что организованная преступность в Дагестане сломлена?)

В принципе таким же пшиком закончилось многомесячное сидение комиссии в Красноярске. Многочисленные возбужденные дела разваливались еще до суда. Правда, против Быкова осенью прошлого года дело возбудили, обвинив его в легализации незаконных доходов и в причастности к организации убийства одного назаровского предпринимателя. А тем временем Быков без проблем стал депутатом Законодательного собрания края и чуть было не попал в Госдуму по списку ЛДПР. Тот факт, что он был включен в первую тройку партийного списка, опять же говорит о его солидных финансовых возможностях.

Правда, тогда скандал дошел до Центризбиркома, и список ЛДПР пришлось в аварийном порядке перелицовывать. Ну да у Петровича еще все впереди. Однако, устав от выборной нервотрепки, Быков уехал за границу. Как сообщили его адвокаты, на лечение.

Курс лечения, как известно, заканчивал он в тюрьме в Венгрии, на территории которой по запросу российской стороны он был задержан по линии Интерпола. Причем все полгода в неволе вплоть до самой экстрадиции в Красноярск в апреле нынешнего года Быков руководил из тюрьмы работой своего завода.

Империя, которая лопнула

Однако инициативу в борьбе за контроль над КрАЗом к тому моменту Быков уже упустил. Контрольный пакет предприятия приобрела "Сибнефть", сегодня он составляет 66% акций. Началась зачистка завода от топ-менеджеров из команды Быкова. Вслед за сменой собственника назревали перестановки и среди основных красноярских акционеров КрАЗа.

У Быкова оставался (как остается еще и по сей день) 22-процентный пакет акций предприятия. Однако большинство мест в совете директоров КрАЗа получила "Сибнефть". От поста председателя совета директоров новые акционеры освободили Быкова еще в феврале нынешнего года. В результате сегодня, после завершения многоходовой организационно-структурной комбинации, КрАЗ является собственностью компании "Русский алюминий", которая, несмотря на свою всего лишь полугодовую историю существования, уже входит в тройку мировых лидеров в алюминиевой отрасли. И что бы там ни говорили о периодически возникающих противоречиях между Романом Абрамовичем и Олегом Дерипаской, в борьбе за КрАЗ победили они вместе.

А Быков соответственно проиграл. Как проиграл и Александр Лебедь, не сумевший в тоге поставить финансовые потоки завода под свой контроль.

Что же касается вынужденного недавнего переезда Быкова из своего поместья под Красноярском в столичное Лефортово в сопровождении чекистов и новой раскрутки его дела в Москве с помощью инсценировки убийства Струганова и Исмендирова, так ведь Быков действительно хороший игрок и просто так отдавать свои акции новым хозяевам завода не хочет. Вот торг и затягивается: то из Красноярского СИЗО под поручительство выпустят, то на лефортовские нары бросят. Видимо, хорошая боксерская закалка Быкова все еще позволяет ему держать удар. А может, партнеры по торгу скупятся.

А вот недавний компаньон Быкова по алюминиевому бизнесу Геннадий Дружинин, ныне депутат Госдумы от Эвенкии, искушать судьбу не стал. Бывший член совета директоров КрАЗа не так давно продал свой 10-процентный пакет акций "Русскому алюминию". Дружинин спешил, ибо если бы Быков свой пакет "сбросил" раньше, то акции депутата Госдумы уже никого не интересовали бы.

Несколько раньше с КрАЗа, вслед за Львом Черным, был вынужден уйти и другой крупный акционер и глава компании "Трастконсалт" Василий Анисимов. В начале этого года ему пришлось продать свой пакет акций КрАЗа. А весной в Екатеринбурге были убиты дочь Анисимова и его зять...

Если враг не сдается...

Что же сегодня в сухом остатке? Рядовым красноярцам вся эта затянувшаяся история с Быковым смертельно надоела. И если кто из них и отзывается о нем недоброжелательно, то по классической схеме: "Сомоса, конечно, сукин сын, но это наш сукин сын". Все понимают, что свято место пусто не бывает. Уберут в сторону Быкова - непременно появятся другие люди с распальцовкой: не из Москвы, так из Чечни. И тогда уже никто из пришлых не станет тратить заводскую прибыль на компьютерные классы для красноярских школ и оборудование для госпиталей инвалидов войны.

Да и аттракцион с псевдоубийством в Москве красноярского "авторитета" Струганова-Цветомузыки, имевшего совместный бизнес с одним из бывших владельцев КрАЗа Василием Анисимовым, опять-таки наводит на мысль о том, что Быкова решено "додавить" до расставания с акциями любым способом. Подбросили бы, как водится, в карман ему и дозу, да все знают, что он не колется. Ощущение такое, что государство, его силовые структуры явным образом используют в коммерческих "разборках".

А вообще-то уже ясно, что Быков проиграл. И не только на КрАЗе. Не потянул он на олигарха российского уровня, не состоялся. Масштаб личности не тот оказался, чтобы на равных противостоять новым хозяевам нашей сегодняшней жизни.

 

Опубликовано: 18 октября 2000 г.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}