Актуальный архив Илья Жегулев meduza.io

Псковское чудо. Каким запомнят губернатора Андрея Турчака жители региона. Репортаж Ильи Жегулева

Вокруг губернатора Псковской области Андрея Турчака разворачивается крупнейший скандал. На прошлой неделе стало известно, что бывшие сотрудники холдинга «Ленинец» (которым управляет супруга Турчака, а владеет его отец) — главные подозреваемые по делу о покушении на журналиста Олега Кашина в ноябре 2010 года.

Вокруг губернатора Псковской области Андрея Турчака разворачивается крупнейший скандал. На прошлой неделе стало известно, что бывшие сотрудники холдинга «Ленинец» (которым управляет супруга Турчака, а владеет его отец) — главные подозреваемые по делу о покушении на журналиста Олега Кашина в ноябре 2010 года. Газета «Коммерсант» опубликовала интервью жены обвиняемого по этому делу Данилы Веселова, в котором она заявила, что у нее есть аудиозапись разговора ее мужа, Александра Горбунова (начальник Веселова, 11 сентября отпущен из СИЗО) и Андрея Турчака. По словам жены Веселова, Турчак якобы сказал, что Кашина нужно сильно избить: «Мол, чтоб писать потом не мог». Сам губернатор Псковской области в рамках расследования дела допрошен не был. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев отправился в Псковскую область, чтобы понять, как бывший «молодогвардеец» руководит одним из самых депрессивных регионов в стране.
Пресс-секретарю губернатора Псковской области Оксане Ширан я позвонил сразу же, как только собрался в Псков.

— Андрея Анатольевича [Турчака] сейчас нет в регионе, — сказала она.

— А когда он будет? Я еду не на один день.

— А когда заканчивается ваша командировка?

Ширан дала понять, что губернатор готов отсутствовать в регионе ровно до тех пор, пока я оттуда не уеду. Правда, буквально на следующий день в инстаграме главы региона появилась фотография, на которой Турчак бегает где-то в Гдовском районе Псковской области. Официально губернатор недоступен для комментариев до сих пор.

На прошлой неделе журналист Олег Кашин объявил, что дело о нападении на него фактически раскрыто. Как минимум, известны имена исполнителей и организаторов этого преступления. Признательные показания дал Данила Веселов, начальник охраны Механического завода (миноритарным пакетом владеет холдинг «Ленинец», в свою очередь принадлежащий семье губернатора Псковской области). По версии Веселова, деньги за исполнение преступления ему передал Александр Горбунов — гендиректор оборонной компании «Заслон» (частично контролируется «Ленинцем»). Наконец, в среду, 16 сентября, жена Веселова рассказала в интервью, что избить журналиста их попросил Андрей Турчак.

Кремль официально отказался комментировать информацию о возможной причастности Турчака к нападению на Кашина. Молчат и соратники псковского губернатора. Сергей Перников, ранее входивший в совет директоров холдинга «Ленинец» (теперь — заместитель губернатора области по экономике), находится в отпуске. Максим Жаворонков, бывший замдиректора «Ленинца» по правовой и корпоративной политике (теперь — заместитель губернатора по внутренней политике), также недоступен для комментариев: он отказался от интервью через секретаря, сославшись на занятость.

Источник, близкий к администрации Псковской области, рассказал мне, что Андрей Турчак на протяжении всей прошлой недели добивался встречи с президентом России Владимиром Путиным, однако ему удалось увидеться только с вице-премьером Ольгой Голодец. «Думаю, решение по поводу губернатора уже принято», — считает самый богатый депутат псковского парламента, крупнейший предприниматель региона Игорь Савицкий.

Псковская пресса предпочла не заметить историю с делом Кашина. Единственным изданием, рассказавшим на первой полосе о том, что происходит, оказалась «Псковская губерния» (ее учредитель — депутат регионального парламента, «яблочник» Лев Шлосберг). С главным редактором «Псковской губернии» Денисом Камалягиным мы прогуливаемся по улицам Пскова, заглядывая в палатки с прессой — газеты нет нигде. «Скупают неизвестные люди, берут все оставшиеся в палатках номера», — говорит Камалягин. В районах области, по его сведениям, весь тираж уже «исчез».

На нервах
Редкий случай: Путин публично поругался со своей охраной. Это произошло 9 августа 2013 года в Петербурге. Президент с раздражением попросил телохранителей оставить его в покое и решил в одиночестве прогуляться по Кондратьевскому проспекту в сторону Невы. Перед этим закончилась панихида по Анатолию Рахлину, тренеру по дзюдо, у которого Путин учился с 13 лет в спортивном клубе «Турбостроитель» (получив звание мастера спорта по самбо и дзюдо). Рахлина Путин называл «вторым отцом».

Близкий круг Путина — это, в том числе, те, кто вместе с ним занимался у Рахлина; например, братья Аркадий и Борис Ротенберги, которые при президенте Путине стали обладателями самых выгодных госзаказов в стране. Питерский историк и журналист Лев Лурье отмечал, что другим партнером Путина на татами был Анатолий Турчак, президент Союза промышленников и предпринимателей Петербурга, отец псковского губернатора. Правда, сам Турчак-старший этого не подтверждал; да и Рахлин не упоминал Турчака как «члена команды Путина». Турчак на семь лет старше Путина, и вряд ли они могли оказаться на одном ковре. Тем не менее, с середины 1990-х Турчак работал вместе с Путиным: он был его заместителем, когда Путин возглавлял в Петербурге штаб «Наш дом Россия» на выборах в 1995 году. Уехав в Москву 1997-м, Путин оставил местное отделение партии Анатолию Турчаку. 

Начиная с 1985 года, Анатолий Турчак возглавлял объединение «Ленинец». Бывшее научно-производственное объединение выпускало радиоэлектронную начинку для авиации, после приватизации в холдинг вошли 40 заводов и институтов. Сейчас холдинг сдает помещения в нескольких бизнес-центрах, управляет отелем и коттеджным поселком под общим брендом Obuhoff; его основной актив — завод «Ленинец», переименованный в АО «Заслон», — поставляет для Минобороны бортовое оборудование, системы военной навигации и электронику для ВМФ (выручка в 2014 году — 3 миллиарда рублей).

Сын Турчака прошел путь отца экстерном. Уже в 16 лет стал тренером по дзюдо, в 20 — менеджером на предприятии отца, в 30 — переехал в Москву, где вместе с коллегой из «Ленинца» Александром Горбуновым в 2005-м основал «Молодую гвардию Единой России» (по версии Веселова, именно Горбунов заплатил исполнителям 3,3 миллиона рублей за избиение Олега Кашина). В «Единой России» Андрей Турчак делал серьезную карьеру — в 2008 году он был избран заместителем секретаря президиума генсовета «Единой России»; секретарем тогда был Вячеслав Володин.

Еще в 2007-м Турчака-младшего начали готовить к губернаторству, назначив сенатором от Псковской области (Турчак был самым молодым членом Совета Федерации). А в 2009 году Турчак оказался среди первых «медведевских губернаторов». Любопытно, что кресло главы региона Турчаку уступил один из основателей группы МДМ Михаил Кузнецов. Андрею Турчаку уже приходилось с ним сталкиваться раньше — МДМ пыталась бороться за контроль над активами «Ленинца». 

33-летнего губернатора называли «мажором», его назначение связывали исключительно с влиянием Анатолия Турчака, что конечно, не могло не раздражать одного из самых молодых региональных руководителей России.

К тому же «повышением» это назначение можно было назвать с большой натяжкой. Особенно если сравнить карьеру Турчака-младшего с восхождением его партийного начальника Володина, который уже в 2010-м возглавил аппарат правительства и стал вице-премьером, а на третьем сроке Путина оказался первым замглавы Администрации президента — человеком, который отвечает за всю внутреннюю политику в стране. Турчаку же достался один из самых бедных регионов.

О психологическом состоянии губернатора Псковской области в это время можно судить по тому, как он нервно среагировал на случайное упоминание своего имени в «Живом журнале». Турчака журналист Олег Кашин вспомнил через запятую — в ленте комментариев к посту, посвященному отставке руководителя Калининградской области Георгия Бооса. Один из пользователей заявил, что Боос никогда не был готов к компромиссам; Кашин предложил сравнить Бооса с любым губернатором — «даже не с Рамзаном и не с Тулеевым, с любым ср*ным Турчаком — это Боос-то бескомпромиссный?»

Турчак понял все предельно буквально. «У вас есть 24 часа на то, чтобы извиниться. Вы можете это сделать здесь или отдельным постом», — написал Турчак Кашину. На Турчака набросились тролли. Псковичи вспоминают, что какие-то веселые хакеры взломали официальный сайт Турчака и приписали к «губернатору Псковской области» тем же шрифтом слово «ср*ный». Кашин, естественно, и не подумал извиняться. Через месяц его избили. Месть со стороны Турчака журналист считал возможной, но маловероятной версией случившегося, поскольку конфликт был публичным.

По словам бывшего лидера регионального ЛДПР Сергея Макарченко, в первые три года в Пскове Турчак был «взрывной» и несдержанный. По мнению Макарченко, иногда его поведение сложно было назвать адекватным. Макарченко вспоминает, что ему пришлось судиться с Турчаком. В 2012 году депутат расследовал историю приватизации дорожных компаний «ДЭУ» и «ДЭУ-3». Он выяснил, что предприятия за бесценок перешли в руки питерским предпринимателям (позже они были консолидированы в группе компаний «Баер»). По подсчетам Макарченко, область на этом потеряла почти 84 миллиона рублей. Когда губернатора попросили это прокомментировать, Турчак заявил: «Мы переговоров с террористами и политическими проститутками не ведем». Макарченко подал иск о защите чести и достоинства, но так и не смог доказать, что «проституткой» назвали именно его.

Публичную полемику губернатор вел обычно жестко и на повышенных тонах. Так, что некоторые не выдерживали. 30 мая 2012 года Турчак приехал в Пыталовский район — выяснять, как вышло, что главой района избрали не согласованного с ним кандидата. Прямо во время заседания одному из коммунистов, поддержавшему «не того» кандидата, стало плохо — он там же и умер. Главред «Псковской губернии» Денис Камалягин рассказывает, что журналистов просили не писать о смерти на заседании. И только когда стало ясно, что «Псковская губерния» все равно это сделает, администрация срочно разместила на сайте соболезнования от Турчака. Позже место умершего коммуниста занял единорос, а Турчак со второй попытки продавил своего кандидата.

Сейчас, по словам местных, Андрей Турчак стал мудрее — он уже не вступает в жесткие споры, общаясь с оппонентами снисходительно. «Идите сюда, ну идите, что вы там тявкаете?» — ласково говорил он в прошлом году депутату от «Справедливой России» Олегу Брячаку на встрече с жителями в поселке Дно — вместе с депутатом они жаловались главе региона на отмену электричек.

Брячак тогда обиделся, но в суд подавать не стал. Сейчас он признает: Турчак со всеми его недостатками все же лучше прежнего руководителя региона. «[Бывший губернатор Псковской области Михаил] Кузнецов — чистый коммерсант, который преследовал экономические интересы. Страдала социальная сфера — он закрывал школы, садики, библиотеки, сельские клубы. Повальное закрытие всего было на территории региона. Закрывал, потому что говорил, что экономически это невыгодно. Андрея Анатольевича не назовешь великим управленцем, но я не сказал бы, что он нанес вред Псковской области», — рассуждает Брячак. 

Предприниматель Владимир Афанасьев, когда-то работавший в администрации Кузнецова, соглашается: предыдущий губернатор старательно сводил дебет с кредитом и закрывал то, что региону не потянуть — тем более что друзей в Москве среди влиятельных чиновников у него не было. Зато после себя он оставил Турчаку регион с бюджетным профицитом.

Андрей Турчак дефицит организовал уже на следующий год. Сейчас Псковская область входит в список 15 самых проблемных регионов России — по отношению долга к налоговым и неналоговым доходам бюджета (81%). Только расходы на выплату процентов по долгам в 2014-м достигли 2,7% от всех расходов бюджета — это сопоставимо с расходами на культуру. Как писала в недавнем исследовании экономист-регионалист Наталья Зубаревич, некомфортна и структура долга — «48% составляют кредиты коммерческих банков: они дороже, и трудно договариваться об отсрочке платежей». Зубаревич отмечает, что от руководства области зависит, удастся ли договориться пролонгировать бюджетные кредиты по ставке 0,5% (как это было сделано для Татарстана и Краснодарского края), а коммерческие превратить в бюджетные с государственной помощью. Пока эта проблема не решена. По словам знакомого с ситуацией депутата Гдовского района Алексея Малова, бюджетникам и чиновникам в Псковской области уже выплачивают зарплату на неделю позже положенного срока.

Бюджет региона трещит по швам, и от дефолта его может спасти только чудо.

Человек федеральной проходимости
Эту фразу полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе Ильи Клебанова псковичи до сих пор вспоминают, когда их спрашивают о Турчаке. «Это человек высокой федеральной проходимости», — так представил нового губернатора полпред во время инаугурации 28 февраля 2009 года. «Федеральная проходимость» Турчака оказалась весьма полезной. Практически сразу после его назначения в областной администрации появились проекты, которые не могут осуществиться без федерального участия.

Первым из них стало празднование 1150-летие Изборска — маленького городка с крепостью в 30 километрах от Пскова. Когда-то Изборск доверил своему младшему брату Трувору легендарный Рюрик. Правда, с тех пор Изборск переехал на новое место, так что возраст нынешнего города в действительности меньше раза в два.

Крепость, построенная на границе с Европой, выдержала восемь осад. Девятой оказалась осада гастарбайтеров, которых наняла на работу в 2012 году питерская компания «Балтстрой». До этого реставрационные работы вела местная компания, но от нее отказались — под предлогом того, что она не успеет освоить такое количество денег в отведенные сроки. «Балтстрой» освоил деньги быстро, но с чудовищным скандалом: историки и реставраторы указывали, что вместо реставрационных работ в Изборске проводился обыкновенный ремонт.

7 мая 2013 года по факту растраты Следственным комитетом Печорского района было возбуждено уголовное дело. По данным следствия, «реставрация» была выполнена частично, а государство переплатило 100 миллионов рублей. Кроме того, из-за низкой квалификации рабочих Изборской крепости был нанесен непоправимый ущерб. Например, стены «реконструированной» Никольской церкви уже через полгода покрылись огромными пятнами, похожими на плесень. Расследование по этому делу продолжается до сих пор.

Другая неприятная история случилась с набережной реки Великой: в том же 2012 году Покровский бастион XVIII века раскопали для организации технической дороги и выдрали деревья. На работы потратили 500 миллионов рублей. «Да, может, набережная обошлась слишком дорого, но раньше я здесь не мог даже ходить, а теперь — бегаю каждое утро», — рассказывает совладелец «Псковметалла» и депутат областного парламента Анатолий Тиханов.

Набережные достроили на федеральные деньги: благодаря Турчаку правительство поддержало программу «Туристическо-рекреационный центр Псковский»; он обошелся Москве в полтора миллиарда рублей. Правда, региональные власти обещали, что на программу придут частные инвестиции, но на набережных до сих пор нет даже ни одного кафе. «Не факт, что здесь вообще удобно работать, в том числе подвозить еду, организовывать точки питания, тем более что проекты на набережную будут избираться по конкурсу», — говорит Тиханов.

По словам Тиханова, Турчак умеет работать с Москвой: он много сил потратил, чтобы обеспечить видимые результаты управления. Один из этих видимых результатов — псковская улица Пушкинская, ставшая пешеходной; она венчается отреставрированным Пушкинским театром. С этой реставрацией, впрочем, тоже был скандал: на работы потратили 800 миллионов рублей, тогда как, например, реставрация Театра на Таганке стоила 150 миллионов.

В здании театра на прошлой неделе проходил фестиваль особых театров «Великая сила искусства»: на сцене аутисты играли вместе с обычными актерами. Директор Псковского центра лечебной педагогики, председатель псковской общественной организации для детей с аутизмом «Я и ты» Андрей Царев говорит, что 20 лет пытался достучаться до губернаторов, но на него никто не обращал внимания: «Не получалось. Может, плохо мы старались, а может, люди были заняты другими проблемами». Турчак рассудил по-другому. Он превратил центр Царева из муниципального в региональный и принялся искать деньги на аутистов. По словам Царева, раньше о фестивале нельзя было и мечтать; сейчас он на две трети финансируется областью.

При Андрее Турчаке Псковская область одной из первых в России поддержала программу «сопровождения проживания» — когда особенно тяжелых детей, которые так и не смогли социализироваться, отправляют не в психоневрологические диспансеры, а расселяют в квартиры, где учат обслуживать себя самостоятельно. Деньги на квартиры Андрей Царев нашел сам, область на остальное тратит 2,5 миллиона рублей в год. «Это не вписывается в тематику существующих государственных учреждений, — рассказывает мне первый заместитель губернатора Псковской области Вера Емельянова. — Но это не те расходы, которые идут на психоневрологические интернаты. Это совсем другой подход». По словам Царева, этот эксперимент противоречит законодательству, зато позволяет изменить всю систему.

Еще одно заметное культурное событие в Псковской области под патронатом Турчака — Dovlatovfest в Пушкинских горах (там когда-то работал экскурсоводом Сергей Довлатов). На фестивале, который должен пройти в ближайшие выходные, Станислав Говорухин планирует презентовать фильм о Довлатове. Мероприятие собирались посетить многие заметные общественные и культурные деятели — шесть лет назад такое в провинциальной Псковской области и представить себе было трудно. Однако из-за скандала вокруг дела Кашина важные персоны по очереди отказываются от участия в фестивале. Спасти от провала Dovlatovfest может только чудо.

Бизнесмен не для бизнеса 
Многие запомнили фразу Клебанова о «федеральной проходимости» Турчака, зато забыли другую, сказанную им тогда же. «Думаю, что в ближайшие годы Псковская область превратится из традиционно дотационной в самодостаточную», — говорил полпред, представляя главу региона.

С точки зрения бизнеса время Андрею Турчаку досталось непростое. С одной стороны, в Псковской области наконец-то появились федеральные сети. Совладелец «Псковметалла» и депутат областного парламента Анатолий Тиханов жалуется, что местным предпринимателям тяжело конкурировать с «Лентой» и «Магнитом»; в отличие от Турчака, прежние губернаторы просто не пускали в регион «чужих». С другой стороны, по-настоящему больших инвестиций регион не дождался; и его предпринимательские показатели не впечатляют. 

Скажем, в 2013 году, еще до украинского кризиса, доля Псковской области в общем объеме иностранных инвестиций по Северо-Западному федеральному округу не доходила и до 0,3% (в похожей по прочим параметрам Новгородской области этот показатель составляет 2,3%). В 2014-м статистика продолжала портиться.

Чтобы завлечь инвесторов, Турчак решил построить в пригороде Пскова технопарк. По факту это был еще один проект губернатора, направленный на выколачивание федеральных денег. На создание инфраструктуры в особой экономической зоне «Моглино» Москва направила 2,8 миллиарда рублей, а Псковская область — всего 468 миллионов.

«К проекту изначально относились как к шутке, — рассказывает главный псковский предприниматель Игорь Савицкий. — Такой фейк-проект. Были какие-то развалины. И какой-то неудачливый предприниматель показывал прожект ни о чем. Хотели тогда об этом поговорить в рамках местной предвыборной кампании. Говорили-говорили, а потом неожиданно подтянулись федеральные деньги». Савицкий не понимает, зачем прокладывать инфраструктуру в пригород, когда в Пскове рядом с центром — огромное количество брошеных земель.

Альтернативным технопарком в итоге стал Псковский завод механических приводов, принадлежащий Игорю Савицкому. Предприниматель едет по территории завода на сегвее, с гордостью показывая мне свежепокрашенные здания и чистые дороги. Савицкий отремонтировал корпуса и сдает их по демпинговой цене — 250 рублей за квадратный метр в месяц.

В кабинете Савицкого — два молодых человека в одинаковых белоснежных рубашках с расстегнутым воротом и черных костюмах. Молодые люди просят организовать автобус и освещение на территории завода — ночной смене страшно ходить. «Автобус организуем муниципальный, вы только письмо на мое имя напишите как депутату — я этим займусь уже по обращению населения», — обещает Савицкий.

Один из мужчин — владелец крупнейшего в России коллекторского агентства Filbert Андрей Иванов, другой — его менеджер. По словам Иванова, раньше их колл-центр располагался в Пулково, но из-за кризиса и высоких цен на недвижимость пришлось переместиться в Псков — они запускают офис на территории завода Савицкого и даже собираются расширяться.

«Губернатор мне помогает тем, что пока [технопарк] Моглино строится, всех потенциальных инвесторов направляет ко мне», — радуется Савицкий. На его же площадях разместила часть производства корейская Yura Corporation, производящая проводку для Hyundai. Однако даже у Савицкого не все задерживаются — например, его покинули эстонские производители облицовочной плитки Tempsi-plaat: компания через суд пыталась решить проблему со штрафом, который ей несправедливо начислили в финансово-бюджетном надзоре Псковской области за ненадлежащее оформление документов. Когда это не удалось, эстонцы из принципа покинули Псковскую область и Россию.

Для решения проблем бизнесменов в Пскове работает уполномоченный по защите прав предпринимателей — бывший депутат депутат областного парламента от КПРФ Аркадий Мурылев. По мере сил он пытается влиять на ситуацию (скажем, недавно ему удалось снизить в 15 раз штрафные санкции для только что созданной фирмы — суд согласился, что нарушения незначительны). Местные бизнесмены отмечают, что чиновникам в Псковской области, в отличие от других регионов, звонить невозможно — они «слишком высоко парят». И это несмотря на то, что вся область по численности населения — не больше трех районов Москвы. Заместитель губернатора Сергей Перников общается с бизнесменами слишком высокомерно, с позиции «я начальник, ты дурак», считает бывший лидер регионального ЛДПР Макарченко. 

С таким подходом привлекать инвесторов тяжело. А надеяться на чудо предприниматели не привыкли, поэтому в случае проблем предпочитают просто покидать регион.

Мертвые души 
Анализируя статистику регионов, Зубаревич удивлялась, что расходы на экономику росли в Псковской области опережающими темпами, резко отличаясь от суммарной динамики регионов России. Структура этих расходов такова: 41% — дорожные фонды (выполнение путинских указов по вводу дорог), 35% — на поддержку сельского хозяйства. По мнению Зубаревич, это более чем странно для региона с неблагоприятными агроклиматическими условиями и низкой конкурентоспособностью сельскохозяйственного сектора.

Такой странности можно найти объяснение. «Золотая жила» агросектора в Псковской области — одно-единственное предприятие, Великолукский мясокомбинат. В 2014 году 96,68% всего объема средств по региональной госпрограмме (10,6 миллиарда рублей) составила подпрограмма «развитие подотрасли животноводства». Примерно столько же собирается потратить область и в 2015-м. По словам лидера местного «Яблока» Льва Шлосберга, именно через эту программу происходит поддержка Великолукского агропромышленного комплекса. 

«Великолукский мясокомбинат» уже входит в тройку лидеров мясопереработки по России, и явно не планирует на этом останавливаться. Официальный владелец завода, один из самых закрытых предпринимателей региона Владимир Подвальный строит свинокомплекс на два миллиона голов. Если это получится, в Псковской области свиней будет в три с половиной раза больше, чем людей. На увеличение поголовья Подвальный собирается потратить 50 миллиардов инвестиций, львиная доля которых — кредит Сбербанка. 

Проект «Великолукского комбината» похож на то, чем привык заниматься Турчак в Псковской области: масштабно, показательно, на московские деньги. 

По словам другого предпринимателя из Великих Лук, владельца Великолукского молочного комбината Дмитрия Матвеева, Турчак забыл, что Псковская область крайне инвестиционно привлекательна для молочной промышленности и выращивания крупного рогатого скота. «На все молочное животноводство они выделили 100 миллионов [рублей]. А когда какую-нибудь масленицу отмечают, по 40 миллионов тратят. Если раньше субсидии не составляли меньше 40 копеек на литр, то в этом году — всего десять копеек», — жалуется Матвеев. 

Сам он взял кредит и переоборудует предприятие под выпуск сыра по франшизе от литовской «Сваля», которая теперь не может ввозить свою продукцию в Россию. Однако смерть отрасли ему не на руку. «Во-первых, сколько бы ферм не строилось, все равно будет мало, — объясняет Матвеев. — Во-вторых, когда отрасль имеет такой устойчивый негативный тренд в банковских кругах, это влияет и на вас как заемщика — вам становится сложнее взять кредит. И третье — надо задумываться, где живете. Когда посреди полей одна ферма, а в радиусе 20-30 километров — одни вымершие деревни… Мы, как ни странно, в этом не заинтересованы».

Вымершие деревни, о которых говорит бизнесмен, — не преувеличение. Согласно переписи населения 2010 года, в четверти сел Псковской области вообще никто не жил. Еще треть сел — это населенные пункты, в которых живут от одного до пяти человек. С 2000-го по 2010-й Псковская область лишилась 10% населения. Приход Андрея Турчака на пост губернатора не помог переломить эту тенденцию: в 2012-м область была первой в стране по убыли населения; в 2013-м — второй. За шесть лет правления Турчака (с 2009-го по 2015-й) население области сократилось на 6%, то есть на 45 тысяч человек. Такими темпами регион терял людей только в Великую Отечественную. 

Причины — пьянство, низкая рождаемость, чудовищная бедность: по уровню доходов населения ни в Северо-Западном, ни в соседнем Центральном федеральном округе беднее региона нет. Даже декларация доходов семьи губернатора Андрея Турчака, который входит в пятерку самых богатых региональных руководителей, не преображает статистику. Федеральные инвестиции, привлеченные Турчаком, помогли построить красивый фасад, но не смогли вывести область из социально-экономического кризиса. От вымирания регион может спасти только чудо. 

* * *
19 августа 2010 года, в праздник Преображения Господня, в Свято-Троицком кафедральном соборе Псковского кремля прошла особенная служба. Вел ее патриарх Кирилл, а после богослужения состоялась торжественная передача чудотворной иконы XIV века «Спас Вседержитель» («Елеазаровский») из собрания Псковского музея-заповедника на временное хранение в Спасо-Елеазаровский монастырь. 

Передача иконы XIV века «Спас Вседержитель» на временное хранение в Спасо-Елеазаровский монастырь
Фото: пресс-служба патриарха Московского и всея Руси
Именно из этого монастыря икону забрали после революции. О том, чтобы передать икону из музея в монастырь, Андрей Турчак договорился с министром культуры Александром Авдеевым. 

Источником чудесных действий, по мнению церкви, является благодать Божия, действующая через икону. Чудотворных икон в России не так много — около тысячи, а таких старых и того меньше. По просьбе Турчака на бюджетные деньги был смонтирован специальный киот для ее сохранности. 

Что происходит с чудотворной иконой, раньше можно было бы посмотреть с помощью веб-камеры, установленной в монастыре. Однако сейчас сайт выдает только черный экран. Камера отключена. 

Опубликовано: 18 сентября 2015
 

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}