Актуальный архив Гильермо Алтарес (Guillermo Altares) / http://internacional.elpais.com inosmi.ru

Каталония и Косово: ничего общего

Нельзя проводить параллели между бывшим сербским краем и Испанией.

косово, каталония, испания,югославия

Косово, бывший сербский край с компактным проживанием албанского населения, объявил о своей независимости в 2008 году при поддержке части международного сообщества во главе с США. По прошествии семи лет оно скорее напоминает несостоявшееся государство: постоянные протесты граждан в связи с безработицей, отсутствие перспектив у молодежи и массовая миграция на Запад. Хотя Косово и признали более 100 стран, его по-прежнему не признают Россия, Китай и Испания. Международный Трибунал в Гааге в 2010 году вынес не обязывающее решение, в котором подтвердил, что одностороннее объявление независимости не было незаконным.

Недавно косовские власти предприняли безуспешную попытку вступить в ЮНЕСКО, поскольку в этом ооновском органе не существует права вето, в отличие от вступления в ООН, которое должно быть одобрено всеми пятью постоянными членами Совета Безопасности, обладающими правом вето. В докладе, подготовленном по поручению автономного правительства Каталонии, предлагается воспользоваться тем же приемом, чтобы попасть в ООН через задний ход. Всякие параллели между Косово и Каталонией здесь заканчиваются, как с точки зрения истории, так и проживания различных национальностей, как недавнего прошлого, так и международного права. Между этими двумя случаями нет абсолютно ничего общего.

В Косово начались и закончились войны, испепелившие Балканы в 90-е годы. Югославия была федерацией, в которую входили шесть республик, теоретически имевших право на самоопределение, и два автономных края, входивших в Сербию: Косово, около 90% населения которого составляли албанцы, которое сербы, тем не менее, считали колыбелью своей истории и религии, и Воеводина, где проживало венгерское меньшинство. Когда после смерти маршала Тито в Югославии начался процесс распада, глава Сербии, ныне покойный Слободан Милошевич (Slobodan Milosevic), использовал Косово для разжигания националистических настроений и в 1989 году организовал многотысячное сборище на Косовом поле, в окрестностях Приштины. Это весьма символическое место: именно там, в 1389 году сербы потерпели поражение от турок и с тех пор отмечают 15 июня как день памяти битвы на Косовом поле.

По мере усиления центростремительных сил в Югославии Милошевич захотел распространить свой контроль надо всеми республиками и областями и в 1990 году принял решение отменить автономию Косово и Воеводины, в котором многие историки усматривают причин войн в Югославии. Потерпев поражение в Словении, которая добилась независимости после короткого конфликта, длившегося десять дней, а также в Хорватии, Милошевич провел этническую чистку в Боснии и решил сделать то же самое в Косово. Когда он развязал жестокие преследования против албанцев, НАТО в 1999 году начала бомбардировки, в результате которых сербские войска через два месяца покинули Косово. В соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН, этот край перешел под контроль Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово (UNMIK), деятельность которой обеспечивали войска НАТО и миротворческие силы ООН для Косово (KFOR).

Месть сербам со стороны албанцев, сила, которую набрали бывшие боевики, разделение по национальному признаку и страх сербского населения, разрушение церквей (объявленных ЮНЕСКО достоянием человечества), разгул преступных группировок, чувствовавших свою безнаказанность и торговавших всем, чем угодно, нищета и безработица превратили Косово в пороховую бочку. Ситуация взорвалась в марте 2004 года, когда в Косово восстало сербское меньшинство. Во время протестов около 50 тысяч радикально настроенных албанцев (согласно данным расследования, проведенного ООН) убили за два дня 19 сербов и подожгли 4 тысячи зданий, включая 39 церквей. Миротворцы KFOR, число которых составляло 15 тысяч (после беспорядков оно было увеличено до 19 тысяч), и три тысячи полицейских ООН ничего поделать с этим не смогли. Тогда ООН поручила финскому дипломату Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) найти выход из создавшегося положения, чтобы избежать опасности нового витка насилия на Балканах. Он приехал в Приштину в ноябре 2005 года, когда температура воздуха опустилась ниже нуля, а отопления не было. Как во многих странах Восточной Европы, на весь город была только одна теплоцентраль, да и та не работала. Это была своеобразная характеристика положения дел во всем Косово. Лидеры косовских албанцев заявили, что согласны только на независимость края, а сербы сказали, что ни в коем случае не согласятся на независимость. Разве это хоть как-то напоминает Каталонию? Шло время, и многие представители Белграда, в том числе и члены националистических партий, тихо говорили о том, чтобы были бы рады, если бы Косово без большого шума отсоединилось фактически, но не юридически.

Ахтисаари разрубил гордиев узел, поддержав странную форму опекаемой независимости, и в феврале 2007 года предложил свой план, разрешавший серьезную юридическую проблему: Милошевич согласился на вывод своих войск и ввод международных миротворческих сил при условии, что Косово никогда не получит независимость, что нашло свое отражение в резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, разрешавшей проведение миротворческой операции и гарантировавшей территориальную целостность Сербии. Это план был отвергнут Белградом, что не помешало Косово объявить независимость в 2008 году при поддержке международного сообщества.

В этом плане провозглашалось, что «Косово представляет собой многонациональное общество, которое будет осуществлять самоуправление в соответствии с принципами демократии и соблюдения закона, а также основных прав человека». В предисловии документа говорилось о том, что «международная гражданская администрация» будет осуществлять надзор за местными властями.

Косово признали более 100 стран, хотя некоторые, в частности, Испания, Россия, Китай, Индия и Румыния отказываются это сделать, полагая, что нельзя признать независимость страны, отколовшейся от другого государства. Косово не является членом ООН и вряд ли вступит в ЕС, причем не столько в силу политических соображений, а в силу того, что отсутствуют даже предпосылки для начала переговоров. Решение Гаагского трибунала оказало большую поддержку, но является обязывающим. В любом случае, в нем четко указывалось, что Косово представляет собой почти единственный и исключительный случай. Косово объявило о независимости в одностороннем порядке, не согласовав это со страной, в которую до этого входило. Но сделало это в соответствии с планом ООН, разрабатывавшимся в течение двух лет, при поддержке большинства стран-членов ООН и взяв на себя обязательство подчиняться наблюдению со стороны международных организаций. Какие-либо параллели с Каталонией обнаружить невозможно.

Опубликовано: 10.11.2015

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}