Актуальный архив Илья Давлятчин rosbalt.ru

«Они молятся на газетах с Путиным»

Мусульманам негде молиться, учение Дарвина — псевдонаучно, передача зданий РПЦ является восстановлением справедливости. На петербургском юрфоруме поговорили о религии.

Петербургский международный юридический форум,рпц,государство

Петербургский международный юридический форум — особая площадка. Здесь куда меньше политических новостей, чем, например, на форуме экономическом. В основном разговоры ведутся в области права — собственно, название обязывает. Спорт, культура, да и последние новости из Украины обсуждаются разве что в кулуарах. За редким исключением. Тем примечательнее тот факт, что на ПМЮФ два часа говорили о религии. Вернее, о государственно-конфессиональных отношениях. Говорили впервые за семь лет.

Депутат Сергей Гаврилов, избранный модератором дискуссии, сразу поставил точки над i — вопрос вызван интересом со стороны правового сообщества.

«Мы считаем, что наша страна является светской, но понимаем, что основные религиозные конфессии влияют не только на своих членов, но и на государство, политический мир, законодательство», — сказал он, после чего сразу отметил, что все больше жителей страны хотят жить в соответствии со своими религиозными взглядами. «Как светский характер нашего государства соотносится с поступательным развитием конфессий в нашей стране?» — спросил он у руководителя юридической службы РПЦ игумении Ксении (Оксаны Чернеги).

По мнению Чернеги, российское государство не вмешивается в дела религии — это ему запрещает Конституция РФ, где прямо прописан светский характер страны. Но зато помогает финансово. Это и выделение средств на реставрацию и строительство различных духовно-просветительских центров. СМИ ранее сообщали, что в 2012—2015 годах РПЦ и связанные с ней структуры получили из бюджета около 14 млрд руб.

«Оказание государственной поддержки связано с тем, что религиозные организации, помимо религиозной деятельности, осуществляют деятельность социальную, благотворительную, имеющую важное государственное значение», — отметила игумения.

 

Дух Исаакия, передаваемого РПЦ, незримо присутствовал в зале Эрмитажа, где обсуждали религию. Правда, название собора за два часа прозвучало всего один раз. Из уст зрителя. Но участники дискуссии, кажется, ответили недовольным.

«Почему религиозные организации не приватизируют имущество, а получают его безвозмездно?» — задала вопрос игумения Ксения. И сама же на него ответила. «Во-первых, безвозмездная передача является, на мой взгляд, актом возмещения ущерба, нанесенного в годы гонений. Изъятие имущества в те годы — это документальный факт», — сказала Чернега, напомнив о судебных процессах 1922 года, связанных с изъятием церковных ценностей в России. Часть тех судов закончилась расстрелами.

«Но ведь здание Исаакия ранее принадлежало императорской семье, а не церкви», — заметили в зале. Ответ был у Сергея Гаврилова.

«Государство возвращает не только имущественные комплексы, но и права, поскольку понимает, что является правоопреемником СССР. Мы должны отвечать и за громадные человеческие потери, которые понесли различные конфессии», — отметил он. И добавил, что РПЦ активно участвует в миротворческой миссии в Сирии.

«Федеральный закон № 327 (О передаче религиозным организациям имущества) предусматривает передачу зданий, ранее не принадлежавших религиозным организациям, в собственность последних. Это происходит потому, что государство не способно обеспечить использование церквей по их прямому назначению. Церкви строились для богослужений. И государственные органы эту функцию выполнять не могут. Церкви передаются для того, чтобы в них продолжилась сакральная жизнь, которая создавалась нашими предками», — добавила Чернега.

Справедливости ради стоит отметить, что не только РПЦ занимается возвратом религиозного имущества. Так, в процесс включились и представители иудаизма. Об этом сообщил руководитель юридического отдела «Федерации еврейских общин России» Евгений Романов.

«Для нас это очень принципиальный вопрос. Исторических синагог не так много, если сравнивать с другими конфессиями, но мы активно работаем над этим. Потому что синагога — это центр духовной жизни, объединяющий вокруг себя евреев и формирующий среду местной общины», — заявил Романов.

Но не все так хорошо у верующих, как может показаться. Запретов, дескать, много. И государство не поспевает за ними.

 

«Если, с одной стороны, мы говорим о необходимости введения в школах мусульманской культуры, а с другой, что туда нельзя ходить в хиджабах, возникает дихотомия. Тогда у мусульман возникает очень болезненный вопрос — а каково их место в Российской Федерации?» — возмутился первый заместитель председателя Духовного управления мусульман РФ Дамир Мухетдинов.

По его словам, сегодня в России проживают что 25 млн мусульман, в стране 8 тыс. храмов, с момента распада Советского Союза их число увеличилось в сотни раз. Но и этого, оказывается, недостаточно.

«Эти люди не понимают, почему, будучи налогоплательщиками, они не могут построить мечеть, а должны молиться на газетах, простите, с портретом Путина. В грязи и лужах. И должны делать это десятилетиями. Когда государство не успевают выстраивать эти взаимоотношения, мусульмане становятся жертвами вербовки. Им говорят, мол, молиться вам негде, хиджабы вам не разрешают, о халяльном питании уже и говорить не стоит», — заметил Мухетдинов.

В зале нашлись согласные — да, религию принижают. Дескать, доходит до того, что в учебниках не упоминают того факта, что астроном Николай Коперник был еще и священником.

«Очень странная тенденция», — покачал головой Сергей Гаврилов. «Учебник биологии, в котором искусственно навязываются дарвинистские псевдонаучные взгляды, не может не вызывать у многих чувства раздражения», — отрезал он.

Что касается термина «светское государство», участники дискуссии, похоже, сошлись во мнении, что он слишком размыт. Вычеркивать его пока не стоит, но конкретизировать уже пора бы.

Опубликовано: 19 мая 2017

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}