Актуальный архив Александр Калинин rosbalt.ru

«Была допущена грубая политическая ошибка»

Должна ли власть разговаривать с молодежью? И если да, то о чем? На эти вопросы ответили эксперты.

молодежь,протесты,студенты,школьники

На вручении премии «Ника» кинорежиссер Александр Сокуров призвал власть вступить в диалог с молодым поколением, которое стало основной силой протестных митингов 26 марта. «Я говорю это потому, что я университетский человек…и я хорошо знаю настроения молодых людей. Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Никто из наших политиков не желает их услышать и не разговаривает [с ними]. В течение многих лет я обращался к [Валентине] Матвиенко, обращался к нашему нынешнему губернатору с просьбой начинать разговаривать с молодыми людьми. Я никогда не получал положительного ответа. Они боятся это делать. Почему?» — сказал Сокуров.

Корреспондент «Росбалта» поговорил с экспертами о том, нужно ли власти вести диалог с молодежью, и о чем стоит говорить.

Олег Басилашвили, почетный гражданин Санкт-Петербурга, народный артист СССР:

«Люди вышли на улицы с одной только целью — прекратить коррупцию, в результате которой народ беднеет, а верхи богатеют со страшной силой. Такие митинги не должны позорно разгоняться. Надо соблюдать закон, чтобы слова о борьбе с коррупцией были делом, а не просто словами. Тогда и молодые люди на улицы не пойдут. А зачем проводить какие-то специальные беседы с молодежью? Ребята, просто ведите себя нормально. Если вас обвинили в коррупции, а вы считаете, что это обвинение ложное, то возмутитесь, обратитесь в прокуратуру. Пусть она докажет вашу невиновность. Но не умалчивайте трусливо факты, о которых нам поведали ваши противники.

Нам говорят, что детей „совратили“ и вывели протестовать, но это демагогия. Их никто не совращал. Они сами услышали призывы Алексея Навального, сами вышли. И слава богу, что эти школьники и студенты вышли. Значит, у страны есть будущее. А если с ними будут вести душеспасительные беседы люди, которые отдавали приказания о разгоне шествий по всем городам страны, то это вряд ли как-то улучшит ситуацию».

Борис Кипнис, военный историк:

«Трудно не согласиться с Александром Сокуровым в определении того, что произошло. Но вопрос в том, захочет ли власть услышать народ и, в первую очередь, молодежь. Неблагополучие в стране очевидно. То, что произошло в воскресенье, было закономерно.

Считаю, что применение силы по отношению к молодежи было неблагоразумным решением.

Не вызывает никакого сомнения, что власть должна находиться в диалоге со своим народом и тем паче с молодым поколением. Это просто ее обязанность. Вопрос в том, насколько способны представители власти услышать молодое поколение. Ведь они заняты управлением и обеспечением соседственного благополучия.

В воскресенье была допущена грубая политическая ошибка. Если наша страна собирается оставаться цивилизованной, то диалог надо вести цивилизованным образом. Представители власти не должны прятаться за спинами силовиков и бояться выходить к народу, когда он протестует. Дубинки и щиты омоновцев не могут быть последним доводом власти в диалоге с народом. У молодого поколения очень легко сформировать рефлекс „нас не захотели услышать, нас били и хватали, а, следовательно, мы имеем право отвечать так же“. Этот рефлекс очень легко породить, применяя насилие.

Сегодня у молодых людей очень ограничены возможности для применения себя, если, конечно, они не принадлежат к узкому кругу избранных элитарных семей, прикормленных властью. Все это рано или поздно будет порождать сопротивление. Необходима демократия не на словах, а на деле. Иначе гражданская война может придвинуться к нашим дверям. Это самое страшное. Очень не хочется, чтобы наш народ снова прошел через это испытание».

Людмила Петрановская, психолог и писатель, лауреат премии Президента РФ в области образования:

«Власть не то, что с молодым поколением, вообще ни с кем не умеет и не собирается разговаривать. Чиновники считают, что на этой территории живут люди, которые просто мешаются под ногами, требуют какую-то социалку и каких-то выборов.

Разговор подразумевает уважение. Ты должен считать собеседника равным. А у нашей власти таких мыслей даже нет. С кем разговаривать? С этими людишками, которые не смогли себе толком на дворец наворовать? О чем с ними можно говорить? Молодежь и власть находятся в разном времени, в разных интеллектуальных категориях.

Молодежь тоже придет к выводу, что ей не с кем во власти разговаривать. В нашей ситуации идея диалога очень странная. То, о чем говорит Александр Сокуров, называется „постройкой золотого моста“. Есть такой прием в полемике. Оппоненту в споре показывают выход, воспользовавшись которым можно сохранить лицо. Но у нашей власти нет вообще никакой заинтересованности в сохранении лица. Она абсолютно нагло говорит: „Да, воруем, а чё?!“»

Михаил Веллер, писатель:

«Сегодня разговаривать с молодежью некому. Есть старая английская мудрость: „Не пытайтесь воспитывать своих детей, они все равно вырастут похожими на вас“. Люди 16-20 лет говорят о том же, о чем их родители на кухне. Но родители думают о зарплате и работе, а дети решили сказать правду. Их слова надо умножать на два, четыре, десять.

Нынешнее положение складывалось в несколько этапов. Первый — расстрел парламента 1993 года, когда погибли школьники, студенты, несовершеннолетние. Второй — фальсифицированные выборы 1996 года. Третий — „операция преемник“ 2000 года, когда в результате слаженного действия всей власти Владимир Путин стал президентом. Четвертый — неизбежность политического процесса, когда Путин, пришедший к власти с эшелоном своих однокашников, земляков, сторонников, со временем начал от них избавляться.

Сегодня разговаривать с молодежью просто некому. Когда за идеологию в стране отвечал первый помощник главы Администрации президента Владислав Сурков, то было движение „Наши“, лагерь на озере Селигер, организация „Идущие вместе“, то есть что-то пытались делать. Когда был Вячеслав Володин, человек более простой и прямолинейный в своих действиях, чем Сурков, по инерции что-то продолжалось. Но сегодня когда глава Администрации — это технический исполнитель Антон Вайно, а первый заместитель- нормальный кризисный менеджер Сергей Кириенко. Они не умеют и не знают, как разговаривать с молодежью.

Молодым людям промывать мозги надо планомерно. Если мозги не промыты, то им невозможно врать. Они ненавидят фальшь. Карьеру они еще не делают. Оправдать воровство, казнокрадство, социальную бесперспективность в стране нечем. Что ты им скажешь? Президенту Путину свойственно долго ничего не говорить. А его подчиненные боятся без одобрения босса делать что бы то ни было. Власть загнала себя в цугцванг, любые ее действия только плохие. Нужно срочно принимать какие-то меры, или „реформы“ попрут снизу, остановить их будет практически невозможно».

Сергей Алексеев, основатель лагеря для трудных подростков «Прометей»:

«Власть обязана говорить с молодежью. Очень жалко, что этого сегодня не происходит. Проблема подростков мало кого волнует. Вот я даже не знаю, как зовут нынешнего начальника Главного управления МВД РФ по Петербургу. Но отлично помню начальника милиции Ленинграда Александра Ивановича Соколова. Он лично ходил по ленинградским улицам и расспрашивал ребят об их проблемах, интересовался, как у них дела.

Вы можете сегодня такое представить? Занимается ли сегодня чем-то подобным петербургский глава МВД? В 60—70-е годы проблемы подростков волновали абсолютно всех в Петербурге. Горисполком, горком партии, обком партии. Та же Валентина Матвиенко, работая в Ленинградском областном ВЛКСМ, всеми этими делами очень интересовалась. А сегодня взрослые просто бросили молодое поколение. Подростки занятия себе не находят. Патриотическое воспитание отсутствует, зато в институты поступают абсолютно все: заплатил деньги, получил диплом, а знаний нет».

Опубликовано: 29 марта 2017

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}