Актуальный архив Станислав Белковский lenta.ru

Любовь к Владимиру Путину

Станислав Белковский желает президенту досрочно и с почестями покинуть Кремль и уехать в Баден-Баден.

путин,ельцин,белковский,президент,срок,трибунал

Президент Путин не тянет ни на тирана, по которому плачет международный трибунал, ни на кровавого чекиста, последовательно расправляющегося со своими политическими противниками. Он никогда не мечтал стать Иосифом Сталиным - только Романом Абрамовичем. Именно поэтому Путин не останется на третий срок, ему и двух многовато будет, считает политолог Станислав Белковский.

Общественная дискуссия о том, что в России в ближайшие годы все-таки сменится власть, обретает, наконец, реальные очертания.

В этом плане весьма примечателен нашумевший отчет аналитика "Альфа-банка" Кристофера Уифера, согласно которому третий срок Владимира Путина будет несомненным благом для инвесторов и российской экономики в целом. Бесспорно, отчет мог быть отчасти вызван к жизни конъюнктурными резонами: "Альфа-групп" неожиданно оказалась вовлечена в скандал вокруг приватизации госдач "Сосновка-1" и "Сосновка-3". И владельцам группы важно было отвлечь внимание СМИ от проклятых сусловско-черненковских резиденций, а заодно лишний раз напомнить, что правильный правитель России в настоящем и будущем - вовсе не текущий жилец первой "Сосновки" Михаил Касьянов. Однако гораздо важнее реальная основа отчёта Уифера.

Действительно, Владимира Путина привели к власти вовсе не какие-то мифические чекисты, а крупные собственники - выгодоприобретатели приватизации 1990-х. Причем, в первую очередь, акционеры "Сибнефти" и "Альфа-групп". Именно они рекомендовали летом 1999-го тогдашнего секретаря Совета безопасности РФ Путина как преемника Бориса Ельцина - в противовес альтернативным претендентам, Сергею Степашину и Николаю Аксёненко. И, надо сказать, Роман Абрамович и Михаил Фридман с Петром Авеном не прогадали. Путинский Кремль сделал всё возможное не только для защиты их бизнес-интересов и обеспечения экспансии подконтрольных этим людям компаний, но и благословил "обналичивание итогов приватизации" - сначала продажу Тюменской нефтяной компании British Petroleum (2003), а затем и операцию по покупке "Газпромом" (вероятно, совместно с Royal Dutch / Shell) "Сибнефти" (2005).

Мудрый аналитик Уифер продемонстрировал понимание и другого важного обстоятельства: если выборы 2007-2008 будут действительно демократическими, то есть решение вопроса о составе новой российской власти будет зависеть от простых избирателей, ни Владимира Путина (независимо от конституционных поправок), ни его прямого преемника (Сергея Миронова, Бориса Грызлова или Дмитрия Козака) в Кремле не будет. Следующий выборный цикл принесет победу тем политическим силам, которые решительно и радикально поставят вопрос о социальной справедливости (а значит, о ревизии ельцинопутинской приватизации) и восстановлении статуса России как сверхдержавы (хотя бы региональной). Иными словами - победитель должен будет выполнить всё то, что Путин в начале своего правления как будто обещал сделать, но на самом деле - делать вовсе не собирался.

Так что для "Альфы" и ей подобных Путин действительно остается лучшим, уместнейшим российским президентом нашей эпохи. Но - как бы странно это ни звучало - уговаривая нынешнего главу государства задержаться у властного штурвала, "Альфа-групп" объективно присоединяется к врагам Владимира Путина.

Легенда о кровавом тиране
У второго демократически избранного президента РФ немало публичных недоброжелателей. Особенно среди статусных либералов.

"Комитет-2008", Гарри Каспаров, Михаил Касьянов, опальные олигархи Гусинский, Березовский и Невзлин неизменно называют Путина кровавым порождением чекистской корпорации, который хочет отменить все данные русскому народу Борисом Ельциным свободы. Подобная точка зрения достаточно популярна и на Западе, где многие специалисты по России и завзятые кремленологи муссируют тезисы о "чекистском авторитаризме" и "отказе от ценностей благословенных 1990-х". Все чаще и громче звучат голоса о том, что Путин - преступник, и политическую карьеру ему суждено закончить чуть ли не в Гаагском трибунале.

Подобные оценки свидетельствуют о глубоком непонимании - либо сознательном искажении - сути и содержания путинского режима.

Власть Путина есть не что иное, как режим консервации позднеельцинского (1997-1999 гг.) status quo. Бывший подполковник ФСБ был посажен на престол для того, чтобы позволить 10-12 бизнесменам, оказавшимся в нужное время в нужном месте и взявшим под контроль индустриальное достояние Союза ССР:

- закрепить контроль над активами;

- продать активы и получить за них "живые" миллиарды у.е.;

- легализовать эти миллиарды у.е. на Западе.

При этом ближайшее окружение (пресловутая "семья") Бориса Ельцина, сделавшая ставку на Владимира Путина, прекрасно понимала, что консервация с "обналичиванием активов" в условиях реального демократического процесса, независимых СМИ, полноценной политической и интеллектуальной конкуренции в стране невозможна. Поэтому еще во второй половине девяностых был взят курс на отказ от выборов как механизма формирования власти, вытаптывание политико-аппаратного поля и подмену реальной политики манипулятивными технологиями.

Так, превращение парламента из полноценного органа власти в придаток кремлевской администрации началось еще 12 лет назад - с расстрела Верховного Совета и принятия суперпрезидентской Конституции (1993 г.) Использование уголовных дел и судебной системы для отстранения конкурирующих политических фирм от выборов или отмены результатов эти выборов - тоже ельцинское детище; достаточно вспомнить судьбу Андрея Климентьева, так и не сумевшего стать мэром Нижнего Новгорода, или чехарду на думских выборах 1999 года. Передел собственности? Он активно идет в России последние 10 лет, причем технологии абсолютно честного изъятия у первичных собственников СИДАНКО, крупнейших алюминиевых заводов Сибири или "Ингосстраха" с Автобанком ничем принципиально не отличались от тех, что были применены в 2004-2005 гг в деле ЮКОСа. И то, что контроль над страной - это контроль над основными федеральными телеканалами и 2-3 газетами, наша власть сформулировала для себя еще в середине прошлого десятилетия.

Владимир Путин развил и укрепил, а вовсе не переломил эти тенденции. Так что Путин - на самом деле преемник и продолжатель дела Ельцина, а отнюдь не могильщик политики своего предшественника, как полагают незадачливые путинологи по все стороны Атлантического океана.

Необходимо раз и навсегда понять, что по психологии и мировоззрению Владимир Путин отнюдь не является классическим чекистом. В системе советской госбезопасности будущий президент РФ был очевидным аутсайдером. В 1990 году его - за серию провалов - сослали из благополучного полубуржуазного Дрездена на унизительно низкую должность помощника проректора (!) Ленинградского госуниверситета, в результате чего целый подполковник был вынужден подрабатывать частным извозом. Основные же административные навыки и основы политической философии Путин познал в античекистской по духу питерской администрации Анатолия Собчака.

Чиновники, существенно влияющие на принимаемые Путиным решения - от военного переводчика Игоря Сечина до младшего экономиста Алексея Кудрина - тоже не имеют никакого отношения к системе КГБ СССР. Ни по происхождению, ни тем паче по идеологии. Мундир и образ Героя Советского Союза штандартенфюрера В. А. Тихонова были не более чем предвыборной бутафорией, средством введения в заблуждение русского народа, который хотел смены облика власти: молодого подтянутого офицера с бодрым голосом вместо невнятного старого медведя, который то ли еще жив, то ли уже нет. Псевдочекизм был и остается лишь политтехнологией продления ельцинской модели власти и распределения собственности.

Ни в коей мере Владимир Путин не может быть признан и тираном, последовательно и безжалостно расправляющимся с политическими противниками. Нынешний российский президент живет и действует в соответствии с неким сводом неформальных правил, именуемых на околокриминальном сленге "понятиями". И обрушивается он на тех и только на тех, кто нарушает правила, то есть, в путинском понимании, "кидает по понятиям". Например, Михаил Ходорковский обещал Путину, что не будет финансировать коммунистов - и данного слова (по информации президента) не сдержал. Сергей Глазьев клялся и божился, что не пойдет в президенты в 2004 году, и взамен получил высочайшую поддержку для проекта "Родина" - а потом обманул благодетеля. Борис Березовский считался лучшим другом - и вывалил Путину на голову вдов погибших моряков АПЛ "Курск" (по искреннему мнению президента, нанятых и оплаченных). Наконец, Михаил Касьянов получил на увольнение царский подарок в виде гигантской дачи стоимостью $100 млн. - а потом позволил себе нещадно ругать щедрого жалостливого дарителя. К тем же, кто "понятийных" нарушений не совершает - пусть даже оставаясь при этом противником Кремля - Путин относится вполне снисходительно и даже порой благородно.

На преступника, по которому трибунал плачет, сегодняшний российский правитель никак не тянет. Ведь даже вторую чеченскую войну начал, если вдуматься, не Путин, а Борис Ельцин - по настоятельной рекомендации "семьи", которая понимала, что без большого потрясения продать стране проект "Преемник" и предотвратить триумф Евгения Примакова никак не удастся. А что Путин Ходорковского посадил - так тогда всех чемпионов Большой Приватизации придется в Гаагскую тюрьму отправлять, потому что все они, причем задолго до появления Владимира Владимировича на подступах к Кремлю, использовали коррумпированных правоохранителей как орудие уничтожения конкурентов.

Путин никогда не мечтал стать Иосифом Сталиным - только Романом Абрамовичем. Ни за что не отвечающим и принимаемым в лучших домах Европы рантье с доходом порядка $300-500 млн. в год. И Путин, если вдуматься, вполне заслуживает такой участи.

Дайте ему уйти
А на третий срок Владимир Путин совершенно не хочет. Ему и двух сроков многовато будет.

Поскольку, в отличие от большинства функционеров собственной деградировавшей администрации, он понимает, что за последние 5,5 лет стране во всех сферах - кроме резервов ЦБ и стабфонда - стало хуже, а не лучше. И уже очень скоро на поверхность вылезут страшные беды, которые схватят российского правителя костлявой рукой за горло: от фактического отделения Северного Кавказа, который и сегодня уже на самом деле не подконтролен Москве, до серии техногенных катастроф, неизбежных в условиях крушения не модернизировавшейся с брежневских времен национальной инфраструктуры.

Владимир Владимирович хотел войти в историю и умиротворителем Чечни, и спасителем Приднестровья, и архитектором ЕЭП. Ни на одном из направлений ничего не вышло - в силу бездарности и неэффективности его собственной властной машины. Бездарности, которая, в свою очередь, есть закономерное следствие ведущегося с 1997 года последовательного вытаптывания всего умного и яркого на кремлевских холмах. Теперь Путину ничего не остается, как предложить учебникам истории первый, последний и единственный свой подвиг: предотвращение гражданской войны и распада страны. Но надо торопиться. За следующие 3 года и это достижение может быть поставлено под сомнение. И тогда уже никогда не стать Путину Абрамовичем.

Путин, как говорят хорошо знающие его люди, осознает, что время работает против него. Потому все чаще оказывается на грани, и срывается, и кричит даже на ближайших друзей, вплоть до лабрадора Кони. "Если семь лет работать с полной отдачей, с ума можно сойти" - так говорил сам Путин. Его безумные 7 лет истекают в январе 2007-го.

Так что если кто любит Путина и хочет ему добра (да, да, господин Уифер!) - пусть желает ему уйти досрочно, а не засиживаться. Покинуть Кремль с миром и почестями, как человек, который якобы и вправду что-то хорошее спас и чего-то ужасного не допустил. Уехать в Баден-Баден и стать, скажем, зицпредседателем ЕврАзЭС или главой международной федерации дзюдо.

А программу сохранения, развития и преумножения страны предложит уже новое поколение лидеров, которое придет на смену затянувшейся сверх всяких приличий эпохе Ельцина - Путина.

Опубликовано: 21 июля 2005

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}