Актуальный архив Петр ЖУРАВЛЕВ echo.msk.ru

Дело - табак

Рассмотрение Госдумой законопроекта о введении госмонополии на производство и оборот табачных изделий; возможные последствия принятия данного решения.

Алкоголь и табак является излюбленными товарами любого государства. Фото: http://www.euramost.org.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Петр Лидов, руководитель службы по связям со СМИ табачной компании "Philip Morris".

Эфир ведет Петр Журавлев.

П.ЖУРАВЛЕВ: Так уж случилось, что новый парламентский сезон в Думе, в частности, открывается с парламентских слушаний, которые начались и проходят сейчас. Речь там идет о перспективах введения государственной монополии на производство и оборот табачной продукции. Безусловно, тема не новая. Насколько я понимаю, всплыли сразу несколько документов, которые довольно давно существуют в Госдуме. Как Вы оцениваете вообще перспективу подобного рода? Насколько это реально и насколько это страшно для вас?

П.ЛИДОВ: Действительно, сегодня в 2 часа началось рассмотрение парламентских слушаний трех законопроектов, которые касаются введения монополии, как, собственно, звучат названия этих законопроектов, и на производство, и на оборот табачных изделий. В меньшей степени приходится говорить о монополии на производство. В принципе, мы не рассматриваем возможность национализации нашей собственности, как и собственности всех других табачных компаний. На сегодняшний день, кстати, практически ни у одной из табачных фабрик нет государственной собственности. Действительно, три этих законопроекта существуют довольно давно. Корни их возникновения уходят в ситуацию, которая существовала на рынке два, может быть, год назад. Тогда достаточно активно предпринимались различные попытки создания разного рода унитарных предприятий, ужесточения контроля, в том числе и методом введения и усиления роли государства в этом контроле. Вообще процедура парламентских слушаний - процедура в большой степени демократическая и правильная, потому что проведение парламентских слушаний дает возможность высказать свои точки зрения всем участникам рынка, включая и производителей, и исполнительные органы, которые регулируют рынок, и законодателям послушать различные точки зрения на этот вопрос. Результатом парламентских слушаний становятся некие рекомендации, которые принимаются по их результатам и впоследствии передаются в соответствующие органы государственной власти, которые имеют к этому отношение.

П.ЖУРАВЛЕВ: Как расценивать то, что всплыли эти законы? Это лоббизм? Это выпад против вас, против западных компаний, которые производят сигареты, в частности, здесь, в России?

П.ЛИДОВ: Слово "лоббизм", конечно, можно употреблять и в ругательном смысле.

П.ЖУРАВЛЕВ: У нас странная страна, конечно.

П.ЛИДОВ: Что касается того, против кого это направлено, естественно, совершенно очевидно, что те положения, которые являются ключевыми, направлены вообще против рынка табачных изделий в целом, независимо от того, российские, местные это производители, крупные или мелкие и так далее. Два ключевых положения, которые содержатся в трех этих законопроектах, включают в себя, цитирую: "создание сети государственных унитарных предприятий федерального, республиканского, областного, местного уровня по контролю за объемами, качеством и платой акцизов с табака" и так далее. Речь идет, если упростить, о возврате к социалистической, плановой экономике.

П.ЖУРАВЛЕВ: Табачная вертикаль.

П.ЛИДОВ: Да. Будет существовать некий Гостабакторг как на федеральном уровне, так и на уровне до деревни Гадюкино. И он будет определять потребности деревни Гадюкино, ассортимент тех сигарет, которые необходимо закупить для этой деревни на отчетный период, и устанавливать розничные цены, осуществлять необходимое квотирование, лицензирование и еще изымать с этого акцизы и продавать соответствующие марки. Вот так примерно, если максимально упростить ситуацию. То есть речь идет не больше не меньше как о возврате в 1991 год, когда все усилия по изгнанию государственного сектора из движения товаров на рынке закончились. Это первая угроза. Говорить о ее реалистичности, мне кажется, особенно не приходится. Хотя, в принципе, эта идея унитарных предприятий весьма заманчива, потому что создается искусственное звено в оптовой торговле, которое занимается не чем иным, как взиманием дополнительных средств с производителей. Плюс, опасность возникновения различных квот, определения ассортимента и, тем более, ценообразования.

П.ЖУРАВЛЕВ: Почва для взяточничества появляется

П.ЛИДОВ: Естественно. Второй момент - это вопросы, касающиеся импорта табака, которые тоже будут обсуждаться. В принципе, схема аналогичная и там. На сегодняшний день большая часть табака, практически 100%, у нас импортируется, так как российские объемы выращивания табака незначительны. Здесь тоже логика мне не очень понятна. Естественно, на импорт табака существуют соответствующие таможенные процедуры, он переходит границу, его не запускают сюда из космоса. И каким образом и зачем дальше это контролировать, не очень понятно. Звучит аргумент о засилье подделок и контрабанды, что на сегодняшний день не соответствует действительности.

П.ЖУРАВЛЕВ: Насколько я понимаю, вы же не в чистом виде импортеры. Ведь вы ввозите только табак, а сигареты в значительной степени делаются здесь?

П.ЛИДОВ: Что касается нашей компании, мы порядка 95% продукции производим здесь. В ближайшее время это будет 100%. Импорт сейчас вообще сократился. На российском рынке порядка 7% от общего рынка является импортом готового товара.

П.ЖУРАВЛЕВ: То есть конкретные привезенные сигареты?

П.ЛИДОВ: Да, вот это - примерно 7%. В принципе, тенденция очень позитивная и правильная. Идет импорт сырья и производство, соответствующие инвестиции здесь. Инвестиции очень крупные, отрасль развивается очень динамично. Не только наша компания, но и другие западные компании, в том числе многие крупные российские фабрики, сейчас вкладывают значительные средства в модернизацию производства. Безусловно, подобные инициативы в состоянии подорвать все то, что было достигнуто. Особенно это касается системы дистрибуции продукции. Ведь Россия - огромная страна с точки зрения географии, и, чтобы развить нормальную систему дистрибуции, требуются сотни миллионов долларов и достаточно продолжительное время. На сегодняшний день в табачной отрасли у крупных компаний система дистрибуции, система региональных складов очень хорошо развита. Я думаю, развита во многом лучше, чем у любых других потребительских товаров. Как раз это и ставится под угрозу подобными инициативами. Создание некоего унитарного предприятия явно потребует государственных затрат. Кроме того, вызывает большие сомнения эффективность его функционирования и воздействия на рынок. Последствия легко предсказуемы: это рост цен, это возврат к дефициту, это коррупция, потому что кто-то будет получать квоту, кто-то нет. Естественно, сценарий пессимистический. Но для этого и есть парламентские слушания, которые можно отнести как раз к области цивилизованного лоббизма, когда все, в том числе и мы, имеем возможность высказать свою позицию с профессиональной точки зрения, вникнуть во все детали, поговорить и донести ее до тех, кто принимает решение.

П.ЖУРАВЛЕВ: Агентства сообщали, что на прошлой неделе представители вашей компании, компании "Philip Morris", встречались с вице-премьером Клебановым. О чем там шла речь? Просто была выражена обеспокоенность подобного рода перспективами или вопросы рассматривались гораздо шире? Не каждый день случается, когда, правда, безумно крупные производители, но, тем не менее, добираются на уровень вице-премьера.

П.ЛИДОВ: Действительно, речь шла в основном об этом. На тот момент (это было в августе) существовала еще и ситуация с лицензированием, которую мы на сегодняшний день благополучно преодолели: было введено в действие постановление о лицензировании оптовой торговли и производства табачных изделий. Слава богу, все лицензии получили, несмотря на существенные сбои.

П.ЖУРАВЛЕВ: Там, по-моему, даже на месяц продляли.

П.ЛИДОВ: Да. Всегда проблемы есть, потому что сезон отпусков, и сама процедура не была достаточно подготовлена. Но вроде бы мы успешно преодолели. Тоже звучит аргумент, что недостаточно государственного контроля на табачном рынке. Опять возьму на себя смелость сказать, что табачный рынок, если говорить о потребительских товарах, - один из наиболее контролируемых рынков. С точки зрения его законности и прозрачности он носит модельный характер. В качестве иллюстрации могу привести две цифры. По данным Госналогслужбы, в прошлом году акцизы и налоги были уплачены практически с 300 млрд. сигарет, произведенных в России. При этом объем внутреннего потребления составляет, по разным оценкам, от 250 до 270 миллиардов. То есть все, что потреблено, было произведено законно. Если есть подделки и контрабанда, то это незначительно, на уровне самых благополучных в этом отношении стран, может быть, 2-3% рынка. Поэтому, в принципе, ситуация очень хорошая и прозрачная.

П.ЖУРАВЛЕВ: Вячеслав Салтаганов, директор Федеральной службы налоговой полиции, несколько дней тому назад сказал, что объем теневого оборота табачных изделий - 45%.

П.ЛИДОВ: Я только что ответил.

П.ЖУРАВЛЕВ: Да. Причем, он говорит, что чаще всего подделывают "Мальборо", в частности, продукцию вашей компании. А вы каким-то образом боретесь с подделками?

П.ЛИДОВ: Нам затруднительно самим осуществлять эту борьбу, потому что мы не обладаем соответствующими функциями.

П.ЖУРАВЛЕВ: Ну, вводить какую-нибудь ультравкладочку, наклеечку.

П.ЛИДОВ: Такие попытки предпринимались, в том числе по отношению к видеокассетам, например. Я заезжал вчера на "Горбушку", там продается огромное количество разных голографических наклеек, которые можно приобрести и завернуть в них все, что угодно. Мы, конечно, с искренней ненавистью относимся и к подделкам, и к контрабанде. Это нарушает нашу работу. Что касается борьбы, это дело правоохранительных органов, которым мы всячески помогаем информацией и экспертизой. Но если говорить о проблеме, то на сегодняшний день этой проблемы перед Россией не стоит. Да, года два назад это была очень серьезная проблема, в том числе и для наших марок, но и для других тоже. В большей степени это сейчас проблема для других потребительских товаров. Это, конечно, не очень хорошо, но для нас несколько лучше. Это и кофе, и ряд других видов продукции. Для нас это сегодня незначительно.

П.ЖУРАВЛЕВ: Как вы смогли добиться подобного результата?

П.ЛИДОВ: Это не мы. Существуют методы экономического замещения контрабанды и подделок. Это разумная система налогообложения. Отсюда, кстати, и возрастающий объем экспорта наших марок в страны ближнего зарубежья - экспорта как легального, так, к сожалению, и нелегального. У нас невысокие налоги, что гарантирует их собираемость в большом объеме. С другой стороны, это делать просто нерентабельно - ввоз контрабанды, риски, связанные с этим, производство подделок. Ведь сигареты - не водка, их в подвале нельзя делать. Оборудование достаточно дорогое, даже если брать его в аренду, требуются специалисты, наладка. Это достаточно большие вложения, и на сегодняшний день это просто невыгодно.

П.ЖУРАВЛЕВ: То есть рынок сам выметает подделки, которые наверняка будут дороже стоить?

П.ЛИДОВ: В общем, да. Действительно, здесь дело в разумном уровне налогов. С одной стороны, государство заинтересовано в том, чтобы налоги были максимальные. Но притом, что налоги должны быть максимальными, они должны быть собираемыми, иначе в них нет никакого смысла. Можно их сделать большими, но собирать их никто не будет, потому что контрабанду будет ввозить выгоднее. На сегодняшний день система такая: существует плановое повышение налогов, существует высокий уровень конкуренции (это нужно отметить) на рынке. Поэтому большинство производителей стараются не поднимать цены, а наоборот, постоянно стараются их снижать.

П.ЖУРАВЛЕВ: Даже себе в убыток?

П.ЛИДОВ: Нет, себе в убыток, естественно, никто не работает. Но в последнее время значительных шагов по подъему цен не происходит. Ценовая конкуренция очень велика, потому что ценовой фактор играет очень большую роль для потребителя. Кроме этого, я уже упомянул о развитой системе дистрибуции, что вносит огромный вклад в систему ценообразования. Скажем, для нас задача - чтобы пачка "Мальборо" по всей стране стоила одинаково, во Владивостоке ли, в Калининграде, в Краснодаре или в Москве, чтобы потребитель мог купить ее по одной и той же цене.

П.ЖУРАВЛЕВ: Один из самых распространенных упреков, очень часто слышанных мною. Разговор идет о том, что "Ой, я курил это наше местное "Мальборо", которое здесь сделали. А вот когда мне привезли из Штатов - вот это сигареты! А здесь, у нас". Откуда вы завозите табак? Можно ли говорить о потере качества тех сигарет, которые производятся здесь?

П.ЛИДОВ: Нет, конечно, нельзя. Если говорить конкретно о "Мальборо", то фабрика, которую мы построили, на сегодняшний день лучшая в мире по уровню технологии, контроль качества осуществляется по 200 параметрам. Но это детали. Естественно, мешка табака та же самая, все материалы те же самые. Когда я бываю в Америке, я привожу наше "Мальборо", и местные потребители говорят: "О, вот это то, что надо, это настоящие". Есть, очевидно, какие-то возможные различия, связанные с личным восприятием. Но основная наша задача, чтобы качественный уровень был одинаковый в любой стране мира. А восприятие во многом субъективно, к сожалению.

П.ЖУРАВЛЕВ: Еще в самом начале августа появилась информация от имени Всемирной организации здравоохранения, что появились некие документы о заговоре табачных компаний во главе с компанией "Philip Morris" против Всемирной организации здравоохранения как основного контрагента табачным компаниям, который пропагандирует отказ от курения. Буквально, что ВОЗ объявляется злейшим врагом табачной промышленности и наступает большая кампания против дискредитации, противодействия. Так ли это?

П.ЛИДОВ: Это вообще довольно серьезная тема для большого разговора. На сегодняшний день основным документом, над которым работает ВОЗ, является всемирная рамочная конвенция по табачному контролю. В Женеве в ближайшее время состоятся слушания. Что касается собрания этих документов, многие из них относятся к довольно старым периодам времени. Наши отношения, мягко говоря, не были безоблачными, мы в большей степени находились в состоянии противостояния и взаимных обвинений с Организацией здравоохранения. На сегодняшний день ситуация изменилась. Мы недавно поддержали введение такой рамочной конвенции по контролю за табаком. В некоторых положениях мы не согласны, но на сегодняшний день наша позиция, мы открыто заявили и Всемирной организации здравоохранения и надеемся, что она будет реализована, - это сотрудничество. Мы понимаем, что табак - продукт рискованный. Мы понимаем, что, очевидно, у государства есть роль по ограничению табакокурения. Если оно считает нужным, оно вправе это делать. Мы готовы оказывать здесь всяческую поддержку и сотрудничать и с Всемирной организацией здравоохранения, и с национальными организациями. Здесь никаких проблем нет.

П.ЖУРАВЛЕВ: Что вас больше пугает и настораживает - перспектива ограничения табакокурения со стороны государства (запретить продавать там, здесь, тем и сем) или разговор о монополизации в той или иной степени, импортных препон?

П.ЛИДОВ: Эти вещи во многом связаны. Монополизация - это тоже косвенный запрет, ограничение на продажу. Мне кажется, что в обеих ситуациях подход, во-первых, должен быть разумным, во-вторых, должен учитывать мнения, и здравый смысл должен присутствовать. Мы всегда выступаем за диалог, мы никогда не выступаем против ограничений как таковых. Мы понимаем, что ограничения нужны. Какие - вопрос, которые должен решаться в результате разговора и учета мнений и курящих, и некурящих, и тех, кто считает, что это самое страшное зло на земле, и тех, кто считает, что это демократическая свобода. Поиск золотой середины. Во втором случае, если мы хотим вернуться к социалистическим временам в экономике, надо возвращаться тогда по полной программе, а не только монополизировать табачное производство.

П.ЖУРАВЛЕВ: Вы не хотите остаться в одиночестве?

П.ЛИДОВ: Не очень хочется, да.

П.ЖУРАВЛЕВ: Что должно произойти здесь, чтобы вы ушли с российского рынка?

П.ЛИДОВ: Мы пришли сюда году в 1975. Это было тогда, когда мы начали производить здесь сигареты "Союз-Аполлон" в результате замечательного космического проекта совместно с Главтабаком тогда. Я не могу себе представить, что должно произойти, чтобы мы отсюда ушли. Как говорится, и не такое видали.

П.ЖУРАВЛЕВ: То есть сегодняшние слушанья в Думе Вы воспринимаете философски?

П.ЛИДОВ: Вообще сегодняшние слушанья в Думе мы воспринимаем очень хорошо. Во-первых, потому что у нас есть возможность высказаться, а во-вторых, потому что это действительно серьезная и продуманная работа. Принимать решение будет не один человек, а масса специалистов, как в правительстве, так и в Госдуме, поэтому сам факт их проведения позитивен.

П.ЖУРАВЛЕВ: Несколько конкретных вопросов, связанных с продукцией компании "Philip Morris". Периодически люди спрашивают, имеете ли вы отношение к тем сигаретам, которые ввезены сюда - это "Мальборо" и другие марки, - которые продаются по фантастическим ценам, но под маркой того, что это прямая поставка из Соединенных Штатов.

П.ЛИДОВ: Вообще это контрабанда, конечно. Не рекомендую приобретать, потому что здесь продавцы играют как раз на глубоком заблуждении людей, что то, что якобы привезено оттуда, гораздо лучше. Может быть, это некий стиль и возможность пороскошествовать: приобрести пачку сигарет за 50 рублей

П.ЖУРАВЛЕВ: Я бы сказал, 120 иногда.

П.ЛИДОВ: Ну, или 120. Но я бы рекомендовал эти деньги тратить на что-нибудь более полезное для себя и покупать ту продукцию, которая производится здесь. Тем более что качество мы гарантируем, а качество той продукции мы, к сожалению, гарантировать не можем, потому что сроки ее хранения, например, известны одному Богу.

П.ЖУРАВЛЕВ: А сколько хранятся сигареты?

П.ЛИДОВ: Это зависит от того, как и где их хранить. В принципе, довольно долго. Сигареты могут храниться примерно 2 года, может быть даже больше, если условия хранения нормальные. Но понятно, что контрабандисты хранят где попало. Если сигареты сложить, грубо говоря, рядом с колбасой и подержать пару месяцев, то хорошего от этого ничего не будет. Сам по себе табак - очень абсорбирующий продукт.

П.ЖУРАВЛЕВ: Я думаю, что колбасе тоже будет нехорошо.

П.ЛИДОВ: Насчет колбасы не знаю.

П.ЖУРАВЛЕВ: Правда ли, что прекращено производство собственно марки "Philip Morris"?

П.ЛИДОВ: Нет, это неправда, она производится. Она на сегодняшний день присутствует на российском рынке. Правда, в небольших количествах - это не самая популярная марка. Вообще сегмент сигарет "lights" и "super lights" очень небольшой. Естественно, для нас важно работать в крупных сегментах. Являясь крупным производителем, важно работать в сегменте "full flavor", который является лидирующим на сегодняшний день. У нас достаточно много марок на сегодняшний день в России представлено. Не буду перечислять. Есть планы по созданию новых брендов. Так что мы не стоим на месте, постоянно развиваем ассортимент.

П.ЖУРАВЛЕВ: И в Штатах, и в Европе очень часто и много продают сигареты в пачках по 25 штук. В России подобного я не видел. Почему так? Это идеологический момент или просто не прижилось?

П.ЛИДОВ: Вообще все эти нововведения: фильтры другого цвета, пачки по 25 штук и так далее - основаны на традициях, существующих на рынке, то есть что потребителю нравится, к чему он привык. С пачкой по 25 штук есть момент ценообразования: она может стоить дешевле или столько же, сколько конкурирующая пачка по 20 штук. Были подобные кампании. Я, честно говоря, не берусь вспомнить, ограничено ли сейчас как-то количество сигарет в пачке. По-моему, нет. Но в некоторых странах есть ограничение: должно быть только 20 штук или не меньше. Часто запрещена реализация поштучно, потому что дети могут себе позволить быстрее их купить. Или - пачки сигарет по 10 штук, такие тоже бывают. Но вообще это основано на потребительских предпочтениях. Естественно, все крупные компании очень тщательно изучают рынок, и эти вещи, которые связаны с привычками, очень важны.

П.ЖУРАВЛЕВ: Вы заговорили о детях. Сейчас существует масса кампаний антирекламы табака среди подрастающего поколения. Вы каким-то образом участвуете в этом?

П.ЛИДОВ: Да, в большинстве из них мы являемся инициаторами. Вообще наша позиция, мы достаточно давно и твердо ее придерживаемся и стараемся подкреплять ее делами, состоит в том, что курение - это выбор только взрослого человека. Потому что есть определенный риск, ребенок не в состоянии этот выбор сделать. Может быть, у него недостаточно опыта. Поэтому мы вкладываем достаточно большие средства в реализацию как кампаний по ограничению продаж в розницу, чтобы продавцы не продавали, так и различных образовательных кампаний, чтобы научить детей принять правильное решение, воздержаться от курения, наркотиков, алкоголя и всего, что с этим связано. И масса других вещей. Кстати, пользуясь случаем, обращаюсь еще раз (я уже делал это один раз в эфире вашей радиостанции) к депутатам Государственной Думы: примите, пожалуйста, закон об ограничении продаж несовершеннолетним, с 18 лет, запретите продавать сигареты детям, пожалуйста!

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Петр Лидов, руководитель службы по связям со СМИ табачной компании "Philip Morris".

(Опубликовано 12 сентября 2000 г.)

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}