Актуальный архив Елена КУРАСОВА stringer.ru

Отпущенный олигарх

Он был богат и благополучен. Вхож во власть. Занимался благотворительностью. Финансировал СМИ, партию. Его называли самым состоятельным среди соплеменников в чужой стране, в которой он жил. Спецслужбы обвиняли в том, что он работает в интересах третьей крупной державы, а не исторической родины.

Фрэнк Элкапони. Фото: kp.md.

Когда он решил заняться политикой вплотную, его посадили в тюрьму. Дело было в России, в начале ХХI века.

Вы думаете, это Ходорковский?

Вы ошибаетесь.

Олигархи и власть играют друг с другом в игры, в которых нет и не может быть правил. Но сценарии часто похожие.

Детство Физули

С 1995 года его зовут Фрэнк Элкапони. Он родился в 1963 году в деревне Десте Ордубадского района Нахичеванской АССР в семье шахтера Мамедова. Нежные родители нарекли его Физули. Окончив среднюю школу и отслужив военную службу, юноша поехал в столицу фруктами торговать.

Его родственники и соседи «держали» в Москве колхозный рынок в районе станции метро «Речной вокзал». В середине 80-х это был один из самых дорогих очагов свободной экономики. Цены такие же, как на Центральном рынке. Славянам торговых мест здесь не уступали. Зато и зимой можно было купить экзотические фрукты, что было редкостью в те годы. В милицейских сводках этот рынок был известен как место распространения наркотиков. Кавказцы продавали их спичечными коробками. Тут Физули проходил свои первые университеты. Спустя двадцать лет он клянется, что ни разу в жизни не держал в руках героина.

Несомненно, Физули родился лидером. К началу перестройки он стал негласным хозяином колхозного рынка на северной окраине Москвы. По некоторым данным, уже в 1989 году Мамедов зарегистрировал свой кооператив «Интер-Север». Но это все сведения, которыми Физули не склонен теперь гордиться.

Сам он утверждает, что в 1996 году окончил юридический факультет Московского педагогического института, а уже потом организовал свой бизнес. Но директором родного рынка числился с 1992-го.

Противоречий в версиях судьбы этого человека немалоѕ

Снабженец клана Алиевых

Первая легенда про еду. Рассказывают о том, как простой азербайджанский парень, торгуя на московском рынке мушмулой, выращенной его прабабушкой на приусадебном участке под Нахичеванью, во дни смуты познакомился с сыном опального азербайджанского патриарха, то есть Гейдара Алиева, проживавшего в изгнании неподалеку. Сын Ильхам просто забежал еды папе купить. Но юный торговец узнал в нем наследного принца крови и с тех пор сам таскал бесплатно хавчик авоськами высокородному клану Алиевых. Чем и снискал доверие. За что потом и был сторицей вознагражден: когда патриарх вернулся к власти, то поручил Физули открыть контору по продаже азербайджанской нефти в Москве. И даже хотел назначить своим торговым представителем в России.

Вторая легенда про любовь. Купив на первые заработанные деньги видак, Физули посмотрел фильмы о жизни и деятельности выдающегося мафиози Аль Капоне. Светлый образ руководителя организованного преступного сообщества глубоко запал в душу начинающего предпринимателя.

Прошли годы. Физули стал богатым, отправился на Сицилию и сменил свое национальное имя. Он нашел на острове девушку со звучной или, что вернее, с созвучной фамилией, и женился на ней. И по документам стал Фрэнком Элкапони. Судьба сицилийской девушки неизвестна, а в гражданских женах азиат, естественно, держит славянку Татьяну.

Третья легенда - уголовная. Поговаривают, что Алиев, вернувшись в Азербайджан, начал борьбу с преступностью и арестовал некоторых воров в законе. В том числе Хикмета, имевшего большой вес в России. В 1996 году Физули, забрав из «общака» 1,5 млн долларов, отправился в Баку вызволять друга. Но здесь ему объявили, что вернут Хикмета в обмен на скрывавшихся в России противников Алиева Аяза Муталибова, Рагима Казиева и Сурета Гусейнова. Может быть, это простое совпадение фактов, но Гусейнова и Казиева Баку передали, а в Москву Элкапони вернулся с Хикметом.

Четвертая легенда - оперативная. Некоторые считают, что Фрэнк - агент турецких спецслужб. В московской школе он открыл несколько классов для азербайджанских детей. Изучают здесь турецкий язык и историю Османской империи. А турецкие строители, возводившие торговые ряды у «Речного вокзала» по заказу «Интер-Севера», фирмы Элкапони, говорили, что и деньги на это строительство Фрэнк получил не от Алиевых из Азербайджана, а от Стамбула.

Пятая легенда - как он утратил любовь патрона. Говорят, что на строительство торгового центра у «Речного» ему выделили 10 миллионов долларов и пообещали 50 % акций. В это время Фрэнк ждал назначения на должность азербайджанского торгпреда в России. Пообещал ему это сам Алиев, вернувшийся к власти. В Азербайджане началась борьба с антиалиевскими кланами. Посол в России Рамиз Резаев был членом одного из таких кланов. И сделал все, чтобы человек Алиева должность торгпреда не получил. А Физули к тому времени уже отремонтировал особняк на Гоголевском бульваре, в котором ему посулили офис. Но посол Азрбайджана считал, что на это место есть люди и достойнее Фрэнка. И Элкапони кинули. В отместку он оставил себе 4 миллиона долларов, сэкономленные на строительстве торгового центра, а все его акции записал на себя. Ни с кем в Баку не поделился.

Шестая легенда - тюремная. Будто бы, устав от политической активности Физули, Алиевы просто «заказали» его Москве. Один бывший руководитель КГБ попросил бывшего руководителя ФСБ, и Физули загребли.

Пиар

Элкапони к концу 90-х был человеком богатым, влиятельным и известным. Он имел свою партию - Народно-патриотический союз «Азербайджан-ХХI». Как любил повторять Элкапони на не совсем хорошем русском языке, «в ее задачи входило объединение усилий двухмиллионной диаспоры азербайджанцев в России с 245 тысячами последователей на родине, в первую очередь, на развитие торговых связей между государствами».

В 2003 году объем товарооборота между Россией и Азербайджаном составлял всего 4% от уровня 1991 года. Ужас до чего дошло!

В Меджлисе представителям партии Элкапони досталось 7 депутатских мест.

В Москве выходила единственная в России бесплатная газета для азербайджанцев «Азербайджан XXI век».

Физули создал некоммерческий благотворительный «Фонд Фрэнка». Что-то типа «Открытой России» Ходорковского. Фонд спонсировал программы поддержки малоимущих, сирот, ветеранов, социальных заведений (больниц, школ, домов призрения) в Санкт-Петербурге, Саратове, Рязани, Тюмени, Ставрополе, Азербайджане, в Украине и Белоруссии. Филиалы открылись в Эфиопии и на Кубе.

Он был человеком с большими возможностями, но с подмоченной репутацией. Организовал Всероссийский съезд азербайджанцев, который проигнорировала даже московская диаспора - залы арендованной гостиницы «Измайловская» стояли пустыми. Попытался устроить прием в честь президента Путина во время его пребывания в Баку - посол России Николай Рябов не пустил его даже на порог.

Но он, мятежный, все просил бури. Вместо того чтобы спокойно и в удовольствие проживать подозрительного происхождения богатства (только арендаторы помещений «Интер-Севера» приносят ему около 350 тысяч долларов в месяц), Физули пытается сколотить «нахичеванскую коалицию», безуспешно заманивает к участию в ней экс-спикера азербайджанского парламента Расула Гулиева.

Это было уже слишком.

Турьма - твой дом

4 июня 2001 года сотрудники Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУВД Москвы арестовали Фрэнка Элкапони во дворе его дома на Ленинградском проспекте. По материалам дела выходило, что во время личного досмотра у него в штанах обнаружили футляр от видеокассеты, в которой находилось полкило чистейшего героина. Позже при обыске квартиры нашли еще полкило героина.

На свободу с чистой совестью Фрэнк вышел через два года. Головинский суд Москвы вынес оправдательный приговор.

Главными аргументами защиты в деле стали абсурдные промахи тех, кто «вел» азербайджанского предпринимателя. Во-первых, экспертиза показала, что следов порошка не было ни на одежде, ни на руках, ни в крови Элкапони. Во-вторых, злополучную кассету оперативники вынули у него из заднего кармана брюк, перед этим насильно вытащив обвиняемого из-за руля машины. Вряд ли ему было удобно сидеть на пластмассовой коробке - наверняка она защемила бы Физули кое-какие места. В-третьих, героин в квартире был найден при повторном обыске и без присутствия понятых.

Странным образом из материалов следствия исчезла видеозапись задержания «наркобарона». Когда же события решили восстановить в суде по показаниям свидетелей, оказалось, что, лежа лицом в асфальт, Фрэнк выкрикнул наклонившемуся над ним неустановленному мужчине: «Зачем ты подсунул мне пушку?» А сотрудники милиции, первыми обыскавшие Элкапони, заявили, что ничего, кроме денег, в карманах не обнаружили. Ни пушки, ни кассеты. Откуда она взялась потом, понятия не имеют.

Но злые языки утверждают, что за справедливое решение по делу Элкапони пришлось выложить полмиллиона долларовѕ И что освободить его могли бы раньше, если бы не бездействие соратников и близкихѕ На время заключения Элкапони распоряжавшихся его имуществом.

Каждый сам по себе

Из тюрьмы Фрэнк Элкапони вышел другим человеком.

То, что перерождение началось, было ясно уже по первым сообщениям из Бутырки. Для начала Физули, кумиром которого был благородный и бесстрашный Че Гевара, - пытался симулировать рак. Но медицинский осмотр определил, что он - человек исключительно здоровый. А справку, представленную адвокатами, эксперты признали фальшивой.

Элкапони говорил, что посадили его «орловские» и чиновники, которым он отказывался платить дань. Но при этом называл себя «политическим» и считал, что должен сидеть в Лефортово. Пропало и жизнелюбие - Фрэнк жаловался, что 90-95% людей, которых он встречал, были злыми и непонятными. Объединитель азербайджанской диаспоры в России уже без иллюзий говорил о своих соплеменниках: «Я не хочу вмешиваться ни в дела диаспоры, ни во что другое. Она мне не нужна. Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое. Интеллигенция никогда не вмешивалась в дела диаспоры. Если честно, здесь азербайджанцы живут, как волки - каждый сам по себеѕЧестно говоря, я очень устал от всей этой грязиѕ»

Когда он вышел на свободу, его спросили, предъявит ли он иск государству за два года, вычеркнутых из жизни. Он сказал, что претензий к власти не имеет.

(Опубликовано 25 февраля 2004 г.)

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}