Актуальный архив Cергей ХУРБАТОВ nakanune.ru

Леонид Ивашов: США решили разоружить Россию без ядерных ударов

"Олицетворение перезагрузки", американский президент Барак Обама уже провел в Москве встречи с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным, будто очаровав российскую политэлиту своими "прогрессивными" взглядами. Обаму поили чаем из самовара с сапогом, кормили пельменями, словом, приобщали, как могли, к русским традициям. И президент США "в долгу" не остался.

Леонид Ивашов: США решили разоружить Россию без ядерных ударов.

Уезжать из России он будет с подписанным документом, по которому российские ядерные средства перестанут быть опасными для Америки. Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью Накануне.RU рассказал президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

Вопрос: Прежде всего, хотелось бы спросить о том, какие оценки уже можно сделать тому документу о ядерном оружии, которое подписали президенты РФ и США?

Леонид Ивашов: Пока заявлены рамки по количеству носителей и количеству зарядов для того, чтобы переговорщики в этих параметрах вели переговоры и договаривались. Это не жесткие рамки, они могут быть сужены или расширены. В целом, я оцениваю это как некий тяжелый компромисс, ведь американцы, в общем-то, заявляли о том, чтобы сократить вооружения до 1 тыс. боезарядов – до уровня, который они в состоянии уничтожить или перехватить, российская сторона, видимо, заявляла о 2 тыс. "Гуляли-гуляли", и насчитали верхний параметр в 1 тыс. 675 – это результат тяжелого компромисса.

Вопрос: За счет чего мог быть достигнут тяжелый компромисс?

Леонид Ивашов: Российская сторона считает, что нижний предел на сегодня – это возможность иметь и запускать 1 тыс. 700 боезарядов, тогда наше ядерное оружие будет иметь фактор сдерживания. Эта цифра базируется на том сценарии развития событий, когда американцы внезапно наносят удар по нашим ядерным средствам крылатыми ракетами высокой точности и большой дальности. Вслед за ним наносится уже ядерный удар. 1 тыс. 700 боезарядов – то количество, которое выдержит удар обычными средствами вооружения и может стартовать в ответ, прорвав систему американской ПРО и достигнув американской территории, нанеся неприемлемый ущерб. Вот такой расчет сделали наши специалисты, и если мы закрепимся на цифре 1 тыс. 675, то это нас будет удовлетворять.

Вопрос: А размен по ПРО, судя по всему, российской стороне не получилось осуществить…

Леонид Ивашов: То, что американцы, по сути, отказались вести переговоры по средствам ПРО, для нас является серьезным минусом. Они договорились консультироваться, оценивать ракетные угрозы в мире, но замораживать развитие ПРО и класса крылатых ракет, которые будут участвовать в первом ударе, они категорически не согласны – о крылатых ракетах в договоре ничего не упоминается, а по поводу ПРО американцы снова будут объяснять нам, что она не угрожает России, что это направлено против Северной Кореи.

Это нас не устраивает, потому что, если мы остановимся даже на уровне 1 тыс. 675 зарядов и 1 тыс. 100 носителей, а американцы будут развиваться свою ПРО и крылатые ракеты, то уже к 2020 году мы уже не сможем преодолеть американскую систему ПРО – то есть, мы будем содержать оружие, которое не может выполнить свою функцию, таким образом, фактор сдерживания сводится на нет.

Вопрос: Но ведь очевидно, что американцы будут развивать и систему ПРО, и обычное высокоточное вооружение – крылатые ракеты, а подписанный документ это никак не учитывает…

Леонид Ивашов: В этом случае мы должны сделать односторонне заявление о том, что, если США будут наращивать свои оборонительные и ударные возможности в обычных вооружениях, то мы выйдем из этого договора, и будем наращивать свои средства прорыва американской ПРО. Сегодня ситуацию, когда один, который в бронежилете, говорит голенькому: "Давай, сократим оружие до равного количества", уже можно назвать неравноценным разменом. Это нам и грозит.

Вопрос: То есть, уже есть предпосылки к тому, что визит Обамы приводит к неравноценному размену по вооружениям, который будет закреплен в договоре по СНВ? Мы вместе сокращаем ядерные арсеналы, но в то же время США наращивают другие виды вооружений, которые американцам в чем-то даже предпочтительнее использовать в складывающихся условиях.

Леонид Ивашов: Конечно, это совершенно неравноценный размен и нам он не нужен. Мы знаем программы США – они нас "подтягивают" под свои программы. Они сегодня сокращают ядерные средства и наращивают ударный класс крылатых ракет. Самые мощные подлодки, каждая из которых несет 24 ракеты по 10 боезарядов, они демонтируют, и на каждую подлодку устанавливают 154 крылатых ракет. Мы видим, что они отрабатывают районы базирования – это и Баренцево, и Охотское моря, словом, это те территории, через которые "насквозь" простреливается вся территория России.

Вопрос: Способны ли наши силы этому противостоять или об этом говорить не приходится?

Леонид Ивашов: Нам ответить нечем – у нас противоракетной обороны нет вообще, а противоздушная работа будет уничтожена после реформы Сердюкова. При том, что 63% нашего воздушного пространства не прикрыто. Тогда крылатые ракеты у США будут "вольными охотниками".

Вопрос: Еще и танковый корпус сокращают в десять раз.

Леонид Ивашов: Да, и танки сокращают. У нас ведь как реформа делается – посчитали, сколько мебельных магазинов в России, и на каждый магазин – по танку.

Вопрос: Чем все-таки с российской стороны может быть компенсирован перевес американских войск в обычных вооружениях, в силах ВМФ? То есть возможно ли, что США были поставлены дополнительные условия сокращения ядерных арсеналов, которые не афишировались?

Леонид Ивашов: Особенность нашей переговорной позиции заключается в том, что главное, американцам выдавать все, но при этом все скрывать от российской общественности, от специалистов. Американцы, прежде чем предложить, несколько лет отрабатывали различные модификации этого варианта сокращения, а нам в апреле объявили, а в июле уже нужно определиться. Теперь – определились, к декабрю нужно срочно заключать договор. Зажатость по времени, недостаток специалистов нас на самом деле ставят совершенно в неравные условия.

Вопрос: А как бы Вы оценили создание совместной противоракетной обороны, о чем заявлялось?

Леонид Ивашов: Это полная безграмотность. Мы не можем средствами ПВО прикрыть территорию России, а будем создавать какую-то систему ПРО с американцами. Нас просто "разденут", и все это останется грудой металла. Там есть намек, что создаваться она будет против корейских и иранских ракет. Но нам эти ракеты не угрожают, эти проблемы нужно решать политико-дипломатическими средствами, экономическими, об этом должно было быть заявлено с российской стороны.

Вопрос: Не напоминает ли Вам эта "перезагрузка" то, что происходило во времена Горбачева? Или это неверное сравнение?

Леонид Ивашов: Мы из горбачевского периода и не выходили – с тех пор, как этот чудак запустил неравноценные подходы к переговорам. По сей день весь переговорный процесс идет "по-пионерски": мы уступаем им, показываем добрый пример, которому американцы сами не следуют – они все просчитывают досконально и на несколько шагов вперед. Их задача – разоружить Россию, не нанося ядерных ударов. А мы ради того, чтобы понравиться Обаме, "щелкаем каблуками", между тем, опытные специалисты для этих переговоров не приглашаются – они лишь собираются отдельно, за пределами кремлевских стен.

Вопрос: А как обозначенные президентами РФ и США рамки сопоставляются с ядерными арсеналами Китая?

Леонид Ивашов: Даже после обозначенного уровня можно говорить о том, что у Китая будет меньше ядерных средств. По оценкам, у Китая всего лишь 25-30 межконтинентальных баллистических ракет, которые достигают территории США. Но нас волнует, сколько ракет достигает российской территории. И вот здесь цифра уже, после сокращения, получается "кругленькая", сопоставимая с нашим количеством носителей и нашим количеством зарядов.

Нужно иметь ввиду, что мы будем остатки ракетно-ядерных сил "проецировать" и в сторону Востока, и в сторону Запада. В этом случае китайский потенциал будет сопоставим с нашим уже к 2015 году. Получается, что все наращивают свои силы, а мы разоружаемся.

Вопрос: Фоном и к саммиту ШОС, и к российско-американскому саммиту служили масштабные беспорядки в ряде стран – поговаривали и об оранжевых революциях, и о переворотах. Я имею ввиду Иран, Китай, события в Африке. Что происходит в регионах, связываете ли Вы как-то эти события?

Леонид Ивашов: Конечно, связываю. Когда внимательно смотришь за развитием военного дела в США, видишь, что сегодня там акцент делается на силы специального назначения. При этом поражает, что минфин имеет свой спецназ для разрушения финансовых систем противника, минобороны и ЦРУ увеличивают подготовку специалистов по межнациональным отношениям. Понятно, что это – специалисты по разжиганию межнациональной розни. Это обязательно дает эффект – есть специалисты, есть план операции, есть финансирование. Два года назад я встречался с высокопоставленными деятелями из Тегерана и говорил им, что комитет сената США дает "добро" на проведение этой операции, идет финансирование. Я предупреждал их об "оранжевой революции". Они заявили, что это невозможно, но прошло два года, и мы видим результат.

Мы обсуждали с китайцами, накануне Олимпиады, что тибетские волнения – только начало, дальше будет взбудоражен Синьцзян-уйгурский автономный район.

Этот процесс пошел в Пакистан – афганский конфликт "выдавливают" на территорию этой страны, а "пламя" из Пакистана обязательно должно перекинуться и на Китай, и на Индию. Весь мир должен быть разворошенным, и тогда американцы, управляя этим хаосом, будут контролировать три главных элемента (это они прописали как формулу своего мирового господства): ключевые районы мира, стратегические коммуникации, глобальные ресурсы. Ирак – это типичный пример. Нефтяные "поля" – у американцев, Ормузский, Персидский заливы – тоже под контролем у американцев, в целом этот район контролируется США, потому что он нестабилен. Сейчас они будут "поджигать" Китай. Да, там стоит какая-то организация уйгуров, но, если их не финансировать, их никто и знать не будет. В Индии тоже будет случаться подобное.

Интересно, что, когда американцы приняли такую доктрину превентивных нетрадиционных ударов, они поняли, что ядерное оружие им мешает, и сейчас добиваются того, чтобы весь мир ринулся по пути ядерного разоружения, и нам это предложили, а мы "клюнули". А без ядерного оружия мы защищены не больше, чем Нигерия.

Сейчас Сердюков "завернул" армию к разрушению (и на Дальнем Востоке ослабло все, и на Западе) – и тут же Япония принимает акт, по сути, о войне с Россией – закон о том, что Курильская гряда принадлежит Японии. Сразу ОБСЕ заявляет о том ,что Советский Союз ответственен за развязывание Второй мировой войны. Видно, на какой язык перешли наши соседи, как только мы утратили силы общего назначения, а это все закономерно, тут ничего нового нет.

На фоне идеи о мировом господстве США Россию намереваются поставить под контроль и ослабить, а теория, какими методами это сделать, все время развивается.

Вопрос: Обаму тоже можно отнести к новым методам решения этой задачи, судя по Вашим словам?

Леонид Ивашов: Сегодня уже можно говорить о том, что он запустил процесс сокращения стратегических наступательных вооружения до уровня, который Америке не опасен. Я не говорю, что, когда мы дойдем до какого-то критического уровня, американцы сразу начнут нас бить. Но когда мы утрачиваем возможность воздействовать на их территорию, то становимся для них государством вроде Нигерии – и тогда с нами могут не считаться.

Лишь ядерное оружие пока является тем фактором, который придает нам соответствующий геополитический статус – статус одной из трех мировых держав, наряду с США и Китаем. Пока этот фактор объединяет вокруг нас и государства, которые входят в ШОС, БРИК, исламский мир смотрит с надеждой, что мы как ядерная держава сможем где-то "прикрыть", и Латинская Америка, и Юго-Восточная Азия. И китайцы даже в какой-то мере заинтересованы, чтобы мы с американцами друг друга сдерживали.

(Материал опубликован 07 июля 2009 г.)

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}